ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Похоже, такие перемены имеют простое объяснение – она теперь прежде всего мать, а уже потом все остальное. Что ж, наверное, так и должно быть. Конечно, с рождением девчонок я тоже сильно изменился, но, как бы я ни старался, колдовская сущность неизменно брала верх. Вот и в этот раз я слишком беззаботно пустился в очередное приключение, упустив главное – безопасность детей.

Когда-то давно, когда я был один, по жизни я шел легко и беззаботно. Отвечал только за себя, и это состояние мне очень даже нравилось. Конечно, колдуном тогда я был слабоватым, но меня всегда выручали наглость и авантюризм. После как-то очень плавно в моей жизни появилась Селистена, и отвечать мне уже пришлось за двоих. Не могу сказать, что мне это пришлось не по вкусу, но и сил потребовалось значительно больше.

И вот теперь за моей спиной уже три человечка, дорогих моему сердцу.

Смогу ли я защитить их? Несомненно. Удастся ли поквитаться с тем, кто чуть было не уничтожил всю мою семью? Да, я уверен и в этом. А вот смогу ли я сделать и то и другое одновременно? В этом у меня уверенности нет. Гораздо проще ввязаться в бой, зная, что тыл у тебя прикрыт и можно действовать без всякой оглядки. А раз так, следует вначале этот самый тыл обеспечить, а уже потом пускаться во все тяжкие…

В этот момент до меня дошло, что, пока я пребывал в философских рассуждениях о вопросах семьи как ячейки развитого колдовского общества, младшая часть этой ячейки верещит что есть силы.

– Что значит спрятать?! – возмущалась старшая младшая часть.

– Мы уже взрослые! – не отставала ни на четверть тона от сестры самая младшая. – И доказали, что сами способны за себя постоять!

– Да если сюда какой наглый спиногрызище только сунется, мы ему так промеж глаз колданем, что из них фиалки посыпятся!

– Вместе мы – сила!

Как ни странно, никто из присутствующих даже не пытался заткнуть этот водопад негодования, хлынувший наружу. Во-первых, это практически бесполезно, а во-вторых… Похоже, что слова Селистены задели за живое не только меня.

– Папа, что же ты молчишь?! – резко прекратили вопить лисята и выжидающе уставились на меня.

Их примеру последовали и остальные, окончательного решения все ждали именно от меня. Что ж, назвался груздем, полезай в кузов. Стал председателем – руководи и не занудствуй. Беда только в том, что в голове нет ни одной путевой мысли, в чем я ни за что не признаюсь. Нет, я, конечно, могу по традиции уболтать слушателей до потери ориентации в пространстве, но сейчас это явно не тот случай. От меня требуются не пустые слова, а действия.

Неожиданно замершие было крылышки зашевелились и защекотали мне спину. Вы не поверите, но та улыбка, что появилась на моем лице, мигом сняла все напряжение, скопившееся за последнее время. А вместе с напряжением исчез и туман в голове. Все вдруг стало четким и ясным.

– Селистена права, девчонок надо спрятать…

Дальше я продолжить не смог, потому что тут же наружу вырвался фонтан возмущения:

– Папа, да как ты можешь так говорить?

– Вспомни себя в нашем возрасте!

– Почему вы, взрослые, все решаете за нас?

Мне пришлось некоторое время подождать, пока этот фонтан выработает ресурс и закроется на профилактику. Наконец девчонки запыхались и поторопились взять тайм-аут, чтобы перевести дыхание. И только тогда я продолжил:

– В «Кедровом скиту».

– Где?! – хором переспросило мое не слишком сообразительное семейство.

– В «Кедровом скиту», – четко проговаривая каждую букву, повторил я. – Лучшего места не придумаешь. Он надежно защищен от темных сил, и ни один черный колдун туда носу сунуть не посмеет.

– В «Кедровый скит» женщин не пускают, – хмуро заметил Серогор.

– Ну, во-первых, ты сам хотел поставить вопрос об отмене этого нелепого правила, – парировал я, – а во-вторых, сейчас каникулы и учеников в скиту практически не осталось. Впрочем, как и наставников.

– Да, сейчас там только два колдуна, – вынужден был согласиться Серогор. – Захарий и Олег.

– О, мои давние поклонники! – радостно воскликнул я. – Думаю, они не откажут своему любимцу в такой малости.

– Ага, любимец, поклонники… – закряхтел белый колдун. – Ты забыл, как Захарию бороду подпалил во время занятий по защитному колдовству?

– Кто же виноват, что его защита такая слабая оказалась? – пожал я плечами. – Я колдовал-то всего вполсилы.

– А кто «случайно» подсыпал Олегу в брусничный чай толченую змеиную печень? – опять попытался меня поддеть Серогор, но и тут получил достойный ответ.

– Так ведь весь скит знал, что у него проблемы… – Я замялся, подбирая нужное приличное слово. – Ну с последствиями пищеварения. Так после этой случайности у него все проблемы как рукой сняло.

– И он три дня из отхожего места выйти не мог, – ехидно бросил Серогор.

– Особенности пожилого организма, – пожал я плечами, – с кем не бывает.

Лучезара и Василина слушали нашу перепалку затаив дыхание, но, как только появилась возможность, тут же подали голос:

– Мы, конечно, могли бы вам помочь здесь…

– И вы не правы, что хотите нас отправить из города…

– Но если нужно для дела…

– Мы согласны! – выпалили близняшки и умоляюще уставились на Серогора. Они уже давно мечтали о «Кедровом ските», и никакие силы не могли заставить их отказаться от возможности там очутиться.

– Ладно, напишу Захарию пару строчек, – после недолгого раздумья сдался Серогор. – Пусть погостят там до поры до времени. Это и вправду самое лучшее место.

– Ура! – грянули девчонки и сцепились в яростных объятиях.

– Погоди-ка, – спохватился я, – что это значит – «напишу»? Ты что, не отправишься в «Кедровый скит»?

– Нет, – отрезал Серогор. – У меня и тут полно дел. Нужно покопаться в городском книгохранилище, а на это требуется много времени.

– В книгохранилище? – удивился я. – А зачем?

– Ты не поверишь, но там частенько я находил ответы даже на самые сложные вопросы, – съязвил белый колдун и бросил на меня один из своих любимых осуждающих взглядов.

– Да чего там может быть-то? – удивился я. – Ну заходил я пару раз туда, так со всей ответственностью могу заметить, что его содержимое и в подметки не годится собранию книг, находящемуся в «Кедровом скиту».

– Тем не менее я бы хотел его посетить, – упрямо заявил Серогор и всём своим видом показал, что обсуждать эту тему более не намерен.

Ну и леший с ним, пускай подышит пылью, ведь некоторые ведуны вполне серьезно считают, что книжная пыль весьма плодотворно действует на определенную, но очень важную часть мужского организма. А коли ему в дополнение к седой бороде какой-то лукавый бес засветил в ребро, то спорить и тем более мешать ему не собираюсь. Пусть развлекается на старости лет.

– Надеюсь, возражений нет? – на всякий случай поинтересовался я. – А коли так, то предлагаю долго не тянуть и прямо сейчас отправить детей' в «Кедровый скит».

– Мы согласны! – торжественно отрапортовали счастливые девчонки.

Я подмигнул им и добавил:

– С ними конечно же отправится Селистена. И…

– Я, – спокойно сказала Серафима. – Скит, конечно, надежно защищен, но так мне будет спокойнее.

– И я, – подала голос Кузьминична. – Все равно все хозяйство разрушено, так что пока мне здесь делать нечего. А там я хотя бы девчонок чем-нибудь вкусненьким побалую. Ведь кухня там есть?

– А как же! И как раз сейчас она практически пустует, ввиду того что штатный повар также отбыл на каникулы.

– Ну и замечательно, – отозвалась Кузьминична, и на ее лице впервые с момента разгрома терема отразилось что-то вроде довольной улыбки.

Конечно, я к ее стряпне прикипел всей душой и уже плохо представлял себя без нее, но скрепя сердце вынужден был согласиться с обстоятельствами. На сегодня в тереме действительно скорее требовалась бригада плотников, чем золотые руки Кузьминичны. Вот приведем все в порядок, тогда и вытащим ее назад, тем более что с перстнем великого Сивила это перемещение займет не более мгновения. Хотя, если быть точнее, то двух мгновений. Туда и, соответственно, обратно.

26
{"b":"21971","o":1}