ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Проша еще спит? – из вежливости спросил я, усаживаясь за стол.

– Дрыхнет, – пробурчала Матрена, – в этом деле он не силен. Придется сегодня одной по хозяйству хлопотать.

С этими словами хозяйка кабака имени меня покинула помещение. Мне оставалось только крикнуть ей вслед:

– Спасибо!

– Да чего там, чай, не в первый раз, – донеслось до меня уже из-за двери.

Не теряя ни секунды, я вооружился вилкой, сцапал самый верхний пельмень и уже собирался поднести его ко рту, как вдруг дали о себе знать врожденное чувство такта и привитая с детства культура поведения в обществе.

– Позавтракаешь? – поинтересовался я для приличия у Азнавура, хотя и так прекрасно знал, какой ответ последует.

– Нет, спасибо, я сегодня уже ел.

– Ну и что? – удивился я, – можно подумать, нельзя позавтракать дважды.

Вместо ответа он что-то начал мне бухтеть про здоровый образ жизни, но я его уже не слушал, предстояло дело поважнее.

В свое время я потратил много сил и времени, чтобы раздобыть заклинание, способное безболезненно устранять последствия неосторожного загула, но, увы, оказалось, что такого в природе не существует. Тогда сам для себя я вывел несложное правило, лишенное магической основы, зато крепко базирующееся на личном опыте: если у тебя болит голова после вчерашнего – выпей немного вчерашнего. Именно поэтому на столе стоял кубок, полный медовухи.

Правда, сейчас данный напиток вызывал у меня сплошь отрицательные эмоции, но тут уж ничего не поделаешь, лекарство не всегда бывает приятным на вкус, главное, чтобы оно помогало.

Одно резкое движение рукой, несколько больших глотков, возвращение на стол пустого кубка, пауза, вторая, третья… Помогло. И без всякого колдовства. А вот теперь важно закрепить достигнутый результат, пельмени для этого подходили как нельзя лучше. Я обильно сдобрил их сметаной и приступил к трапезе.

Поначалу я совсем не обращал внимания на то, что все это время мне гундосил Азнавур, но по мере наполнения желудка стал прислушиваться к его словам.

– …гда придерживаюсь строгого распорядка. Мой организм уже сам знает, когда он будет принимать пищу, когда получит воду, когда наступит отдых. Питаюсь строго сбалансированной пищей, ничего жирного, острого, жареного.

Да, вчера Матрене особенно удался поросенок, просто пальчики оближешь. Даже лучше, чем у Кузьминичны, интересно, чем это она его натирает перед тем, как в печь сунуть? Нужно будет выспросить рецептик.

– …каждое утро пробегаю два круга вокруг городской стены, обязательные водные процедуры, даже зимой обтираюсь снегом…

Я подвинул к себе поближе сковороду с еще шкварчащей яичницей на сале. Желтки сияли, словно маленькие солнца, а белок вполне мог сойти за облака. Ну а топленому, салу пришлось отвести роль разве что птиц. Таких могучих, вкусных птиц. Есть вроде как не хотелось, но оставить такую красоту без внимания мне не позволяло воспитание.

– Пенного меда не пью даже по праздникам, потому что считаю его наипервейшим вредом для человечества…

В данный конкретный момент я был с ним согласен и даже отодвинул от себя подальше пустой кубок. Вред-то он, может, и вред, зато какой вчера был вкусный.

– В пустых гулянках не участвую, ибо не вижу в этом никакого проку для совершенствования личности…

Эх, ну и погуляли же мы вчера! Хотя нет, можно сказать, что сегодня, ведь разошлись-то уже, когда светало.

– …в веселые дома не хожу, со срамными девками не знаюсь…

Я тоже, между прочим, не знаюсь и не хожу. Хотя до того, как встретил мою Селистену….

Дальше мне стало скучно, Азнавур сел на своего любимого конька и распинался, насколько грамотно распланированную жизнь он ведет. Закончили мы примерно одновременно, он молоть языком, а я – челюстями.

– Вот скажите, Даромир Серафимович, разве я неправильно живу? – наконец подвел итог своей исповеди Азнавур.

Я прикончил последний пельмень, запил его клюквенным морсом и неохотно ответил на непростой вопрос:

– Правильно. – После чего немного поразмыслил, взглянув в сияющие глаза Азнавура и добавил совершенно искренне: – Но зря!

* * *

Так, развеялся, теперь пора браться за ум, тем более что лимит подобных гулянок на этот год я уже исчерпал. Впрочем, может, оно и к лучшему, не буду отвлекаться от основной задачи. Вот сейчас разберусь, что это на меня гневается князь, выхлопочу отпуск по семейным обстоятельствам и немедленно примусь своих врагов выявлять налево и направо. Предупреждаю: кого выявлю, тому сильно не поздоровится.

Настроение замечательное, солнышко светит, птички поют, только вот Азнавур плетется за мной с такой кислой миной, что в его сторону лучше вообще не смотреть.

Путь к терему князя я выбрал наикратчайший – не по центральным, оживленным улицам, а все больше по закоулкам, зато был он чуть ли не вдвое короче. За время своего невольного боярствования я узнал Кипеж-град как свои пять пальцев и частенько пользовался кривыми, но верными маршрутами. Вот сейчас пройдемся мимо кожевенных складов, повернем налево, проследуем по тихой улочке и выберемся прямо к княжескому дворцу, правда, с обратной и совсем непарадной стороны.

Несмотря на разгар рабочего дня, народу навстречу попадалось немного, а если быть точным, то вообще никого. И только я успел про себя это отметить, как тут же нарисовались пять человеческих фигур. Четыре так себе, а вот одна фигурка очень даже ничего, ладная.

Те, которые «так себе», были явно не местными, на это указывала как одежда, так и манера поведения. А манера была, мягко говоря, не самая лучшая. Какой же это девушке понравится, когда ее вот так, средь бела дня да посреди улицы, за локотки хватают? Правильно, никакой. Не нравилось это действо и рыжеволосой красавице, которую обступили чужаки.

Стоп, рыжеволосой? Да в Кипеж-граде отродясь рыжих девиц не было, окромя моей Селистены! Я и так собирался вмешаться, а уж теперь просто обязан это сделать. Нужно же расспросить, откуда она взялась на подведомственной территории. Колокольчик в моей голове неодобрительно звякнул, но я его успокоил. При моих-то способностях эти хамоватые ребята даже при всем желании ничего плохого мне сделать не смогут.

– Не помешал? – скромно так поинтересовался я, подобравшись вплотную.

Все пятеро уставились на меня. Я поймал на себе четыре ненавидящих взгляда и один взгляд, полный надежды. Ух, а молодуха вблизи еще краше, чем издалека показалась. Роста она была скорее высокого, стройная и длинноногая. Изящный сарафан пикантно подчеркивал все женские прелести, которые ему предназначалось скрывать от постороннего взгляда. Удивительные рыжие волосы так и сияли на солнце, а темно-карие глаза светились нешуточным огнем.

Только я решил от первичного беглого осмотра перейти ко второй стадии, как меня грубо прервал недовольный голос:

– Иди своей дорогой, пока цел!

Вот всегда так, обязательно найдется какой-нибудь тип и все испортит. Я вынужденно оторвал свой взор от таинственной незнакомки и неторопливо повернулся к ее обидчикам:

– Значится, так, ребята. Поскольку я тороплюсь и не располагаю достаточным временем, чтобы пройтись по всей традиционной схеме, то предлагаю закончить наше знакомство по-быстрому. С вашего позволения, я быстренько озвучу преамбулу, и мы перейдем к сути.

Несколько сбитые с толку, молодцы удивленно уставились на меня, смешно захлопав глазами. Так как возражений от них не последовало, я исполнил обычный в таком случае монолог без помощи партнеров. А зачем? Все равно такие отморозки ничего нового не придумают.

– Оставьте девушку! – Не лезь не в свое дело! – Я без нее не уйду! – Так останешься лежать тут! – Не слишком ли много на себя берете? – Ты покойник!

Я выждал небольшую паузу, подождал, пока до них дойдет, и только тогда продолжил:

– Подвожу итог: есть два варианта развития событий. Либо вы сейчас извиняетесь перед девушкой, берете ноги в руки и бегом покидаете наш город, либо я, боярин Даромир Серафимович, выполню свой гражданский и служебный долг и наваляю вам по полной. Я, кстати, глава думского комитета по безопасности, так что это будет выполнением прямых моих обязанностей. Судя по вашим недалеким физиономиям, вы наверняка ошибетесь и выберете второй вариант.

37
{"b":"21971","o":1}