ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сфумато
Дикий гормон. Удивительное медицинское открытие о том, как наш организм набирает лишний вес, почему мы в этом не виноваты и что поможет обуздать свой аппетит
Книга главных воспоминаний
Тренажер памяти
Отстаньте от ребёнка! Простые правила мудрых родителей
Деньги без дураков
Зеркало для героев
Астрология 2.0
Разрушительница шаблонов. 13 правил, которые больше не нужно соблюдать
A
A

Главный, особо рослый кролик по-деловому окинул косым взором происходящее, отметил присутствие недалече рыси, нехорошо зыркнул на волков и хищно улыбнулся. Зрелище, доложу я вам, не для слабонервных. Дальше и вовсе начались чудеса. Размеренно, твердым и уверенным тоном он предложил волкам поднять лапы, поджать хвосты и последовать с ними для разбирательства. В этом случае он гарантировал справедливый суд, в противном случае, в связи с особой опасностью серой банды, предупредил о желании раз и навсегда покончить с ними на вверенной ему территории.

Рыси было вынесено последнее предупреждение, которое она восприняла стойко, с прижатыми ушами и бегающим взглядом. После того как главный кролик закончил, она в три прыжка исчезла из виду.

В связи с новыми обстоятельствами серые отморозки забыли обо мне напрочь, чем несказанно меня порадовали. Я скромно отошел в сторонку, запрыгнул па первую попавшуюся ветку и оттуда приготовился следить за развивающимися событиями. Волки недолго посовещались и решили дать бой таинственной ДЛД. Судя по всему, длинноухих качков их решение даже обрадовало.

Никогда такой удивительной битвы в своей жизни я не видел. Конечно, в обычной ситуации волк может порвать не один десяток длинноухих, но ведь ситуация-то оказалась совершенно необычной.

Члены ДЛД действовали настолько слаженно и четко, что невольно появилась мысль о длительных тренировках. Значительно более быстрые и верткие, нежели противник, они неизменно выскакивали из волчьих зубов, зато хлесткие удары мускулистыми задними лапами постоянно находили цель. Острые зубы косоглазых, в обычное время привыкшие жевать исключительно травку, на этот раз разили серых ничуть не хуже волчьих клыков.

Вскоре мне стало ясно, что исход схватки предрешен, несмотря на отчаянное сопротивление тех, кто чуть было меня не съел. Кролики выполнили свою задачу четко и эффективно. В общем, отметелили они серых по полной программе. Причем в конце разборки меня приятно удивил тот факт, что убивать поверженных врагов длинноухие не стали. Так, зачитали постановление ДЛД о высылке волков из данного леса, предупредили, что при следующей встрече оторвут им головы, и дали хорошего пинка на дорожку. Мне же оставалось лишь подивиться тому, что только что произошло на моих глазах. Хотя что я хочу? Просил чуда – получите.

После того как старший кролик осмотрел пострадавших и пришел к выводу, что обошлось без жертв, он наконец обратил внимание на меня. Длинноухий кивнул мне, чтобы я подошел к нему поближе. Конечно, колдуну моего уровня бегать на такие сомнительные жесты не пристало, но, как ни крути, он спас мне жизнь, да и у меня с колдовством сейчас проблемы, о внешности я вообще молчу.

Для начала кролик-переросток спросил, кто я, откуда и что, собственно, делаю в их лесу. Я, как обычно, наплел с три короба про тяжелое детство, еще более тяжелую юность. О том, что папаша-кот каждую весну гуляет налево как последний кобель, про то, что мама замучилась тянуть на себе огромную кошачью семью, про то, как я подался на заработки и заблудился. Похоже, кроль не шибко мне поверил, но, к счастью, добиваться правды не стал. Даже боюсь представить, какими методами он бы действовал.

Сам он мне рассказал, что является командиром летучего отряда Добровольной лесной дружины. Что со своими орлами (это его выражение, не мое!) патрулирует лес, следит за порядком и борется с его нарушителями. На мой скромный вопрос, много ли дружинников в ДЛД, сообщил, что в его летучем отряде собраны лучшие из лучших, но в данный момент остальные его собратья усиленно тренируются, наращивают мышечную массу и обтачивают о камни зубы (последнее заявление заставило меня вздрогнуть, ужас какой-то). Что вскоре все новые и новые дружинники выйдут на тропу правопорядка и защиты лесной законности.

Смутная догадка закралась мне в голову, и я поинтересовался у говорливого командира летучего отряда, чего вдруг тихие и миролюбивые кролики так резко преобразились. Похоже, он ожидал подобного вопроса, и с радостью поведал мне, что совсем недавно к его братьям, которых готовилась употребить в качестве закуски стая волков, спустился могучий и блистательный (опять не мои слова) кроличий бог. Он был ростом с медведя, голос – как у филина, мышцы – как у тигра, и… крылья – как у стрекозы. Именно он открыл глаза своему народу и указал путь, куда ему следует двигаться в дальнейшем. В качестве подтверждения своих слов он жестоко покарал стаю волков и долго проповедовал новые ценности и заветы. После такого пришествия кролики одумались, поняли, насколько неправильно они доселе жили, и стали тренироваться.

По мере этого рассказа я потихоньку выпадал в осадок, соответственно, когда он завершился, я выпал окончательно. Да ничего подобного я не говорил! Ничего не проповедовал и никого не наставлял на путь истинный! Да я сам толком не знаю, где этот путь, и уж тем более не собирался туда направлять кроличьи массы. Но по-любому теперь уже ничего не исправишь, «мой народ» почувствовал вкус силы и уже не согласится вернуться к роли банальной пищи для хищников. Ну и ладно, что ни делается, все к лучшему, может, наконец порядок в лесу наведут.

Кролик нового поколения закончил свое повествование, пожал мне лапу и торжественным маршем во главе колонны дружинников покинул поле выигранной им битвы. Интересно, что бы с ним стало, если бы он узнал, что снисходительно похлопал по плечу того самого кроличьего бога? Наверное, выпал бы в осадок, как я только что.

«Ростом с медведя, голос – как у филина, мышцы – как у тигра, крылья – как у стрекозы», – вспомнилось мне. Ох и приукрасили же меня те лопоухие, которых я спас тогда от волков. Впрочем, что я хочу, если у страха глаза велики, то у восторга еще больше. В нарисованном портрете только крылья получили точное описание, они действительно были похожи на стрекозьи.

Стоп, крылья! Ведь когда я превращался в сокола и кролика, они неизменно были со мной. Так, значит, сейчас, когда я стал Барсиком, они тоже не должны были никуда исчезнуть!

Я прислушался к своим ощущениям и максимально миролюбивым голосом позвал:

– Крылышки, вы как, целы?

Ответом мне послужило еле заметное шевеление за спиной.

– Целы, значит, – сделал верный вывод я, – и, стало быть, невредимы?

То же скромное движение.

– А раз так, то скажите мне на милость, какого лешего вы палец о палец не ударили, чтобы спасти хозяина, когда того совсем недавно чуть не съели! – голосом, полным праведного гнева, возопил я. – Почему я один должен защищаться от когтей и зубов рыси, почему один на один должен сражаться с целой стаей волков, когда вы развалились на моей спине в полной безопасности!

Крылья стрекотнули и в отчаянии повисли без сил.

– Ага, стыдно, нечего сказать в свое оправдание? – продолжал я клеймить и разоблачать свою нерадивую часть тела. – Правильно, что нечего, потому что предателям нет прощения!

Возмущение клокотало во мне, грубые слова так и норовили слететь с губ, но вдруг я всем своим естеством почувствовал, насколько несчастны и полны раскаяния мои крылья. Ведь они до этого не бывали в подобных передрягах, и, когда Азнавур сперва превратил меня в кошку, а после завертел белым вихрем, они очень испугались, впали в какое-то оцепенение и очнулись уже после того, как появились длинноухие дружинники. Вся история с рысью и волками в их восприятии вообще не отразилась. Похоже, крылья были просто-напросто без сознания. Не знаю как, но это было действительно так.

А сейчас они готовы сгореть со стыда и не сделали это исключительно из-за того, что могут подпалить мне шерсть. Мало того, они приняли твердое решение понести самое суровое наказание, вплоть до отделения от меня самого.

Знаете, когда я все это прочувствовал, мне даже стало стыдно. И чего я на них напустился? Это мне не привыкать в чужих шкурах от врагов да за врагами бегать, а у них это в первый раз. Да и сам я хорош: если бы раньше о них вспомнил, может, и нашел способ привести в чувство.

52
{"b":"21971","o":1}