ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Наверное, Матрена забрала, чтобы привести в порядок, – сделал я вполне логичный вывод, заворачиваясь в простыню с головы до ног.

Как и все у хозяйки трактира, простыня была огромного размера, и никакого дискомфорта в этом облачении я не испытывал.

– Не так уж и плохо, – заметил я после того, как тщательно рассмотрел себя в зеркале. – А шрамы вообще украшают мужчину.

Последнее, конечно, относилось к следу кошачьей лапы, который остался на моем лице как память о недавнем приключении. Уж не знаю, был ли это подарок от самого себя, выданный некогда Азнавуру, или такую «красоту» мне навел кот-ревнивец, но факт остается фактом: через все лицо шли четыре глубокие борозды.

– Надо будет всем сказать, что я получил их во время разборок с рысью, а то как-то несолидно, – подобрал я приемлемую для себя версию, – в конце концов, не такая уж большая разница, кошка она и есть кошка.

Проснувшиеся только что крылья абсолютно были со мной согласны, о чем поведали дружным стрекотанием.

– Ведь это даже не вранье, а всего лишь маленькая корректировка, – продолжил я и опять получил полнейшую поддержку со стороны кандидатов на полноправное вступление в мой организм. Про себя я уже давно решил, что не расстанусь с ними, но раньше времени говорить об этом не собирался – еще возгордятся. А так получат испытательный срок, по окончании которого будут официально считаться неотъемлемой частью меня. Спокойной жизни я им не обещаю, но трехразовое питание и регулярную летную практику обеспечить обязуюсь.

Кстати о питании… Я сладко потянулся, прихватил с собой посох и, шлепая босыми ногами по полу, спустился вниз. Как ни странно, общий зал встретил меня непривычной тишиной. Ни тебе посетителей, ни поваров, ни моего многочисленного семейства. Помнится, когда я отбывал ко сну, кабак был похож на растревоженный муравейник.

– Есть кто живой? – больше ради развлечения крикнул я.

Спустя мгновение из двери одной из кладовок появилась взлохмаченная голова Проши.

– Ты уже проснулся?! – не то спросил, не то резюмировал бывший пекарь. – Очень кстати. Проходи, садись, разговор есть, а я скоренько.

Проша скрылся из виду, громко хлопнув дверью. Я что-то не понял, куда садиться-то, коли ни один стол не готов к встрече со мной. Надеюсь, они не забыли, что я только что насовершал много всего героического и усиленная кормежка мне просто необходима для восстановления растраченных в боях и лишениях сил.

Я выбрал один из столов прямо в центре кабака и вольготно за ним расположился. Вскоре появился Проша, причем один, без завтрака и уж тем более без обеда. Вместо того чтобы заняться сервировкой, он сел напротив меня и с ходу огорошил меня странной фразой:

– Очень гладко все сложилось, одно к одному.

– Чего гладко-то? – Я с удивлением ощутил наметившийся перезвон в моей голове. Странно, какую угрозу для меня может представлять этот маленький человечек?

– Все гладко, – отмахнулся он и в упор уставился на меня. Впервые за все время нашего знакомства я ощутил сталь в этом холодном взгляде.

– Где все? – не совсем понимая, что происходит, задал я первый пришедший в голову вопрос.

– Все твое семейство в полном составе ждет тебя во дворце у князя. Пока ты спал, нас посетил сам Бодун и уговорил перебраться к себе. Поначалу хотели тебя разбудить, но потом решили дать выспаться.

– Что ж, логично, детям там будет лучше, – не стал возражать я. – А как прошла встреча князя с законной супругой?

– О, это было восхитительно! – воскликнул Проша, но я уловил в его словах оттенок сарказма. – Старая любовь не ржавеет, Бодун на седьмом небе от счастья, да и Сантана разрумянилась, словно молодуха. Только вот они оба жалели, что тебя не было при их встрече, мол, именно благодаря тебе они снова вместе.

На этот раз супруг Матрены даже не пытался скрыть язвительные интонации в голосе. Интересно, а ему-то чем я не угодил?

– Выходит, опять ты весь белый и пушистый! – продолжал гнуть свое Прохор.

– Конечно, белый, – согласился я, все еще пытаясь свести разговор к шутке, – других простыней Матрена не держит. Кстати, а где моя одежда-то?

– Супружница моя ненаглядная стирать забрала, ну да это не страшно, ты и так хорош, – огрызнулся Прохор.

Происходящее почему-то перестало меня забавлять, тем более что колокольчик опасности продолжал ворошиться в моей голове. Однако я до сих пор не мог поверить, что именно Матренин супруг представляет для меня какую-то опасность. Мы были знакомы с ним не один год, и за это время он стал для меня если не другом, то уж точно хорошим приятелем. Впрочем, приятели не смотрят на тебя так, словно в следующий момент готовы вцепиться тебе в горло. Странно, и как это из милейшего пекаря за такое короткое время может получиться столь неприятный тип, а именно с таким собеседником мне сейчас приходилось общаться.

Глядя в глаза Проши, я невольно сжал посильнее посох, чем вызвал нервный смешок пекаря.

– Что, великий и ужасный Даромир боится простого хозяина трактира?

– Ну, во-первых, хозяин не ты, а Матрена, а во-вторых… Чего тебе, собственно, от меня надо?

К моему удивлению, ответил он практически мгновенно:

– Артефакт «Великой силы». Мы оба знаем, что он у тебя, и я хочу, чтобы ты мне его отдал.

В этот момент в моей голове мелькнула совсем простая мысль: «Может, он просто сошел с ума?» Во всяком случае, это все бы объяснило.

– Не притворяйся, будто бы первый раз о нем слышишь! – продолжал нести полную чушь пекарь. – Никто не мог бы мгновенно уничтожить черного колдуна вместе с теремом без «Великой силы»!

Я хотел было объяснить, что Азнавура я уничтожил не так уж и быстро, а терем разметали дочки, но Проша ничего не хотел слышать. Он вскочил с места и заметался по пустому залу. Для меня этот человек был совершенно неопасен, так что перебивать его я не собирался, пусть выговорится. Авось ему полегчает, а я что полезное для себя услышу. Тем более что дело принимает вовсе неожиданный оборот.

– Я узнал об этом артефакте, хранящемся в вашей семье, давно и уже тогда твердо решил завладеть им. Да, я всего лишь простой человек, но благодаря артефакту я стал бы в ряд с самыми великими колдунами!

Традиционное заблуждение, никакой артефакт «простого» не сделает «великим».

– Поначалу я пытался справиться сам и даже смог подобраться к твоей семье очень близко, но вскоре стало ясно, что без помощника мне не обойтись. Вот тогда-то я и связался с черным колдуном. Когда Азнавур узнал, что стоит на кону, то конечно же согласился мне помочь. Дурашка считал, что в любой момент сможет оставить меня с носом и стать единственным обладателем артефакта. Между тем я контролировал каждый его шаг. Именно я подсказал ему, как втереться тебе в доверие и получить доступ в терем. Именно я корректировал все его поступки.

Ого, а вот это уже серьезно! Странное дело, почему этот тип своим собственным языком подписывает себе смертный приговор? Да, у меня, конечно, некоторые проблемы с врожденным благородством, но не настолько же!

– Это был мой план раз и навсегда покончить с твоим семейством, дабы потом в спокойной обстановке найти спрятанный артефакт. Все было рассчитано до малейшей детали, но план потерпел неудачу. Однако нет худа без добра, Азнавур почувствовал применение «Великой силы». Этот факт окончательно подтвердил мое предположение, что артефакт хранится у тебя.

Е-мое, да что же это за артефакт-то? У меня отродясь, кроме перстня великого Сивила, никаких волшебных вещей не было. Но при всей своей уникальности этот перстень на такое громкое название не тянет.

– Так как силой тебя было не взять, оставалось только придумать для тебя ловушку. Самым простым было украсть твоих детей, лишившись дочек, ты бы выложил артефакт в тот же момент, но ты и тут выкрутился и скрыл своих женщин в «Кедровом скиту».

Мне стоило очень больших сил не придушить этого заморыша прямо сейчас. Я только на одно мгновение представил моих лисят в его руках, как кулаки сжались сами собой. Однако к активной стадии нашего разговора переходить было слишком рано, нужно было выслушать всю историю, и выяснить наконец, что это за «Великая сила».

73
{"b":"21971","o":1}