ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Разобраться с тобой прямо тут, в трактире, было слишком рискованно, – продолжал Проша, – во-первых, полно народу, а во-вторых, Матрена постоянно под ногами путалась. И тогда мы подсунули тебе рыжеволосую Забаву…

– Крашеную, – не выдержал и уточнил я.

– До сих пор не понимаю, почему ты не последовал за ней. Азнавур был готов взять тебя тепленьким прямо на этой безголовой девице.

А я не понимаю, как лисятам удалось достать меня безмолвной речью на таком расстоянии. Но в главном этот тип прав: левые связи на стороне ни к чему хорошему никогда никого не приводили.

– Пришлось начинать все сначала. Хорошо еще, что Азнавур сумел раздобыть волшебную цепь, а уж всучить ее тебе вообще было делом плевым. Ведь несмотря на звание героя, наш великий Даромир совершенно не терпит чужих слез.

Да уж, замечал за собой такой недостаток, обязательно нужно сделать соответствующие организационные выводы.

– Но туг Азнавур допустил непростительную ошибку, которая впоследствии его и сгубила. Он не убил тебя сразу, а превратил в какого-то дурацкого кота.

А вот киску нашего попрошу не обижать, меня теперь с энтой пакостью слишком многое связывает. Он, конечно, порядочная сволочь, но ругать его посторонним сумасшедшим мужикам я не позволю. Впрочем, Проша и не думал продолжать наезды на Барсика.

– До сих пор не понимаю, как тебе удалось его облапошить?

– Это ты мне помог, – опять не удержался я.

– Когда это?

– А когда походя рассказал, что противостоящий мне колдун похож на молодого меня. Кому, как не мне, лучше знать свои недостатки, вот я и развел его как мальчишку «на слабо». Кстати, а зачем ты вообще мне о нем рассказывал?

Тут Проша недовольно поморщился.

– Да Матрена все равно бы выболтала, а так можно было посмотреть на твою реакцию и вообще заставить поволноваться.

Логика, с моей точки зрения, была довольно сомнительной, такой мелочью меня не прошибешь, но спорить я не стал.

– Ну спасибо за помощь, – хмыкнул я и подчеркнуто вежливо кивнул головой.

Некоторое время потребовалось пекарю, чтобы справиться с захлестнувшей его яростью, но вскоре он продолжил раскрывать свои карты.

– Азнавур был уверен, что ты погибнешь в лесу в кошачьем обличье и без возможности колдовать, я был другого мнения, но на этот раз он меня не послушал.

И очень правильно сделал, чертовски неприятно быть неживым. Я сам, правда, не пробовал, но отчего-то твердо в этом уверен.

– Мы, конечно, опасались, что нового Даромира раскусит Серогор или Серафима, но ничего такого не произошло, Азнавур был безупречен. На всякий случай, чтобы подстраховаться, он спровоцировал небольшую ссору колдуна с Антипом, и самые опасные действующие лица исчезли из города.

Да уж, на этот раз молодежь обвела моих старичков по всем статьям.

– Заняв твое место, черный колдун предпринял масштабную перестройку терема и лично руководил всеми работами. Честно говоря, после того как терем буквально разобрали по бревнышку, а артефакт оказался так и ненайденным, мы с Азнавуром растерялись. Ни он, ни я не знали, как нам действовать дальше. Черный колдун уже собрался вернуть себе свое обличье, но я уговорил его отложить свое возвращение на неделю. Я до последнего надеялся на счастливый случай, и надеждам суждено было сбыться – вернулся ты…

Вы что-нибудь понимаете? Лично я совершенно запутался в этом рассказе. Хорошо еще, что, судя по всему, он подходит к концу. Надеюсь, по его завершении станет ясно, кто – зачем, что – где и главное – почему?

– …явился и тут же в один присест уничтожил Азнавура вместе с теремом. Ты мало того что не погиб, так еще вчистую переиграл искусного противника. И после этого ты будешь говорить, что не обладаешь артефактом?!

Как вы понимаете, ответа на этот вопрос не требовалось.

– Но на этом мое везение не окончилось, ты оказался здесь, в трактире. Под это дело остальным посетителям вход был запрещен. Ко всему прочему, весьма кстати его покинули все твои домочадцы. И уж совсем замечательное событие произошло буквально несколько минут назад, но об этом чуть позже.

Честно говоря, мне надоел этот балаган, похоже, пора переходить к торжественному окончанию представления. Но сперва нужно уточнить некоторые детали.

– У меня к тебе два вопроса, – обратился я к Проше, глядя в его стальные глаза.

– Хоть три, – охотно отозвался он, – какие могут быть секреты у старых друзей.

Слово «друг» я постарался пропустить мимо ушей. Не время сейчас цепляться к мелочам. На секунду мне показалось, что в дверном проеме, ведущем в отдельный кабинет с памятным дубком, шевельнулась какая-то тень. Однако засим ничего не последовало, и я вернулся к нашему разговору.

– Первый: Матрена знает, какие дела ты вертел с Азнавуром?

– Да ты что?! – замахал руками супруг моей боевой подруги. – Эта гора сала мне нужна была исключительно для того, чтобы подобраться к тебе поближе! Ты что, действительно считаешь, что «это» можно любить? Да и в союзники она мне не подходила, не знаю отчего, но ты был ей слишком дорог.

Уфф, значит, хозяюшка ни в чем не виновата. Мне было бы слишком больно узнать, что старая боевая подруга заодно с этим мелким пакостником. Но постойте, а почему он говорит о Матрешке в прошедшем времени?

– Что значит «был»?! Матрена жива?

– Это второй вопрос? – съязвил Проня.

– Добавка к первому, – огрызнулся я, – где Матрена?

– Где-где… Спит в отдельном кабинете. Одежу твою привела в порядок, повесила сушиться, и, пока ты не проснулся, решили с ней отметить твое чудесное избавление. Мне оставалось только подсыпать ей в медовуху лошадиную дозу снотворного. Хотел поначалу яда, да передумал, жена все-таки!

Вот тварь, да Матрена в нем души не чаяла! Ох, как же не повезло ей с мужем, такой сморчок попался. Однако не отвлекаться, как только разберусь с этим типом, тут же возьмусь за устройство ее личной жизни.

– Вопрос второй: на что ты рассчитываешь, рассказав мне все это? Ведь я могу тебя прихлопнуть, словно насосавшегося крови комара.

Ой не нравится мне эта улыбочка, которой одарил меня Проша. Ой не нравится…

– На что я рассчитываю? – протянул бывший пекарь. – А вот на это!

Тонкий палец указал на вульгарную брошь, нацепленную на рубаху.

– И с каких это пор ты носишь женские украшения? – хмыкнул я.

– С тех пор, как точно такую же брошь нацепила твоя жена, – желчным голосом выдал Прохор и, видимо заслуженно опасаясь, что я тут же оторву ему голову, затараторил: – А вот трогать меня не советую. Эта брошка из арсенала убиенного тобой Азнавура. Очень удобная штучка, их носители связаны друг с другом тоненькой ниточкой под названием Жизнь. Если ты меня тронешь, то я отправлюсь на тот свет в сопровождении очаровательной рыжеволосой спутницы. Помнишь, я тебе говорил, что мне сегодня неимоверно везет? Так вот с полчаса назад сюда заявилась Селистена. Как заботливая супруга она решила поинтересоваться твоим самочувствием и лично сопроводить во дворец к князю. Так вот я…

Тут Проша замер, словно в чем-то сомневаясь. Наконец решение было принято.

– Да что я говорю, ты и сам сейчас все увидишь. Только попрошу свои колдовские штучки держать при себе, а то в один момент останешься вдовцом.

С этими словами он направился в ту самую кладовку, откуда выбрался при моем появлении. В следующую секунду я увидел свою жену. Она была связана крепкой веревкой буквально с головы до ног. Наружу торчал один лишь непокоренный конопатый носик. И глаза моей благоверной пылали таким огнем, что на нем впору было готовить еду.

– Тсс-м! – тут же выдала Селистена. Торчащая во рту тряпка не давала возможности говорить, но зато выражать настрой вполне позволяла. Во всяком случае, я ее прекрасно понял.

– Солнышко, не волнуйся!

– Дрр-к! – изобразила она.

– А чего стразу ругаться-то? – даже немного обиделся я. – Должен же я был тебе что-то ободряющее сказать!

Я захотел подойти поближе, но Проша меня остановил и предусмотрительно сел от меня подальше, на противоположном краю огромного стола. Упакованную Селистену он усадил подле себя, в руках бывшего пекаря сверкнул тонкий, длинный нож. К моему удивлению, он стал угрожать им не пленнице, а приставил к своему горлу.

74
{"b":"21971","o":1}