ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

По моему глубокому убеждению, любое приключение должно заканчиваться пиром, в идеальном случае свадебным. Так вот, исходя из этого, могу с твердой уверенностью заявить – эта история удалась на славу!

Как я ни старался, шумную свадьбу для моей кормилицы и наставника мне устроить не дали. Решили собраться тихо, по-семейному, приглашали только самых близких. Так что собралось не больше полутора сотен человек. Как так получилось? Да я и сам толком не понял. Скорее всего, на правах хозяина дворца, Бодун малость переусердствовал и слегка расширил список приглашенных. Но он князь, ему позволено и не такое.

Столы ломились от снеди, медовуха лилась рекой, а я умиленно смотрел на дорогую моему сердцу парочку во главе стола. Сима, облаченная в изумрудное платье, выглядела просто великолепно и словно сбросила не один десяток лет. Она так и светилась счастьем. Серогор трепетно держал ее за руку, и блаженная улыбка не сходила с его лица. Честно говоря, таким верховного колдуна «Кедрового скита» я не видел никогда. Куда только подевался хмурый, постоянно сосредоточенный и сконцентрированный человек? Наверное, исчез в тот момент, когда его давняя любовь наконец (под нашим коллективным нажимом) согласилась стать его женой.

Удивительное дело, еще совсем недавно они мне казались такими древними. И вот теперь я впервые ощутил нас если не ровесниками, то весьма близкими по возрасту. Нужно признать, что, несмотря на то что сопротивлялся всеми силами, я повзрослел. Сима с Серогором, наоборот, под влиянием обстоятельств помолодели если не телом, то душой. Выходит, неважно, сколько тебе лет, можно от души зажигать и в глубокой зрелости. А будучи юным в глазах окружающих, можно быть глубоким стариком внутри. Раз так, я еще пошумлю, с душой у меня все в порядке. Да и развернуться есть где, вона нужно реформу колдовского образования провести. Ох, пожалеют колдуны из «Кедрового скита», что приняли меня в свои ряды. Я там такие прогрессивные методы обучения введу, что ученики у нас на весь мир загремят. Правда, попутно они у нас порезвятся вовсю, но это уже вопрос второй. И заводилами в ученической массе, конечно, будут Лучезара с Василиной. Уж это мне нужно принять как данность, смириться и постараться хоть немного контролировать этот процесс.

– Ты о чем задумался? – вырвал меня из рассуждений голосок моей благоверной.

– О смысле жизни и его последствиях, – совершенно честно признался я.

– Тебе не кажется, что свадебный пир не самое лучшее место для таких дум?

– Кажется, – согласился я и поднял кубок, до краев наполненный пенным медом.

К моему великому сожалению, ни одного госта я сегодня не произнес, так что пришлось по-простому чокнуться с Селистеной и сделать несколько больших глотков за здоровье молодых. Нет, вы не думайте, красиво говорить за это время я не разучился, просто на моих коленях спал Барсик. Да-да, вы не ослышались, именно этот усатый представитель кошачьего племени. Согласитесь, как-то глупо продолжать враждовать с тем, в чьей шкуре провел столько времени. Да и он, в свою очередь, стал вести себя не в пример приличнее. Шарик с Золотухой, конечно, жутко ревновали меня к кошаку, но вынуждены были смириться. Вот и сейчас они не выказывают своего недовольства, а всего лишь развалились на моих ногах, тем самым окончательно лишив меня возможности подняться.

С самого начала пира я воспользовался безмолвной речью и сообщил молодоженам о сложившейся ситуации и заодно извинился. Сладкая парочка нагло заявила мне, что время от времени даже полезно немного помолчать и вполне могут обойтись без моих остроумных тостов на грани приличия. На подобное ехидство я обижаться не стал, в конце концов, это их праздник.

Вскоре оказалось, что в отсутствие возможности свободно передвигаться в пределах стола есть и свои плюсы– все приходили общаться ко мне. Вот, например, только что меня посетила сводная делегация в виде Матрены, Фрола и Федора. Поначалу такое сочетание меня немного удивило, но потом все стало на свои места. Немного помявшись, Едрена-Матрена попросила взять ее с собой в «Кедровый скит». Мол, она засиделась на одном месте, душа хочет праздника, хочется развеяться, и вообще, уж лучше кормить колдунов и их учеников, чем простой городской люд. Далее мне было заявлено, что она готова взвалить все хозяйственные вопросы на свои хрупкие плечи, и не нужно никаких благодарностей.

Я сделал вид, что проглотил ее объяснения: дело тут, конечно, было в предательстве Проши и нежелании оставаться одной в своем заведении, но это уже не столь важно. С помощью все той же безмолвной речи я посоветовался с Серогором и дал Матрене ответ: она зачислена в штат главной по хозяйству и кормежке. Такое решение меня несказанно обрадовало, обидно было бы от ее разносолов возвращаться к довольно скудной пище скита.

В связи с этим стало понятно, почему братья-ратники во все время разговора выразительно сопели за спиной бывшей хозяйки трактира. Оказалось, что все свое хозяйство женщина-гора оставляла именно им. Мол, Фрол и Федор уже давно подумывали об открытии своего дела и клятвенно обещали в ее отсутствие держать высокую марку лучшего трактира Кипеж-града.

За успех нового предприятия мы опрокинули по паре кубков, и после этого осмелевшие браться буквально вытрясли из меня обещание восстановить главную достопримечательность трактира. Сопротивлялся я недолго и конечно же обещал высадить на столе какое-нибудь экзотическое растение. Честно говоря, не знаю, как я буду выполнять обещание, ведь памятный дубок, с помощью которого Матрена сделала себя вдовой, получился у меня совершенно случайно.

Ну да ладно, как-нибудь выкручусь, а на пиру не стоит забивать голову подобными проблемами. Тем более что у меня были другие, более важные две очаровательные рыжие проблемки, которые перемещались по залу с огромной скоростью. Уже все знали об истории с «Великой силой», и лисята, несомненно, пользовались огромной популярностью у гостей. Зная неугомонный характер дочек, мне все время приходилось краем глаза следить за их действиями. Они, конечно, дали мне честное-пречестное слово, что сегодня без разрешения колдовать не будут, но лишняя осторожность никогда не помешает.

Время от времени Лучезара и Василина оказывались рядом и выдавали целый ворох новостей. Чаще всего это были безобидные дворцовые сплетни, но иногда их «невинное» щебетание заставляло меня пережить не самые приятные моменты.

– Да, папочка, давно хотели тебя спросить…

– Что ты собирался сделать, когда мы обратились к тебе с помощью безмолвной речи из «Кедрового скита»?

– А то мы только почувствовали, что ты можешь сотворить огромную глупость, а что именно, до сих пор не знаем!

О нет, только не это! Ну зачем вытаскивать на свет тот эпизод с крашеной Забавой? Тем более, как стало известно потом, это была искусно расставленная ловушка. Ну и язык у лисят, вон уже умиротворенная доселе Селистена напряглась и живо заинтересовалась нашим разговором.

– Да ладно тебе, нам же любопытно!

– Тем более что ты вовремя остановился и непоправимого не произошло!

– Уж это мы точно знаем.

После таких слов Селистена, конечно, не могла оставаться в стороне.

– Да, мне тоже не мешало бы послушать, – ехидным голоском проговорила она, – рассказывай все как на духу.

Ага, сейчас! Только вот завещание напишу и попрощаюсь со всеми. Ну уж нет, есть такие моменты, которые лучше забыть. Причем так будет лучше для всех. Только я открыл было рот, чтобы наплести близняшкам (а если очень повезет, то и супруге) всякой правдоподобной чуши, как сама судьба пришла мне на помощь в виде Серогора. Молодожен позвал лисят, и те стремглав бросились к нему, бросив мне на ходу:

– Извини, папа, нас дедушка зовет.

– Да и неважно все это.

– Глупо обсуждать то, чего не произошло.

– Мы скоро вернемся.

С этими словами они покинули нас и тем самым оставили меня один на один с моей рыжей судьбой. Селистена смотрела на меня очень внимательно, барабаня ноготками по столу.

80
{"b":"21971","o":1}