ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот это да! Никогда бы не подумал, что он может до такой степени смутиться.

— А зачем? — не отставал я.

Тесть смутился еще больше и даже начал немного заикаться.

— Т-ты Селистене н-не скажешь?

Ну и дела творятся на белом свете! Никогда бы не подумал, что у меня будут с тестем секреты от жены. Ну да ладно, ради мужской солидарности, в виде исключения, могу пойти на сделку с совестью.

— Не скажу.

— За чудодейственным б-бальзамом.

— Бальзам-то зачем вам сдался, вы же как-никак на свидание заявились?

— Д-для мужской силы.

Услышав такое, я с сочувствием посмотрел на Антипа.

— А у вас уже всё? — не удержался я от вопроса. — К лекарям-то ходили, может, травки какой-нибудь попить или кровопускание сделать?

— Да ты что?! — взвился премьер-боярин. — У меня всё отлично! Я регулярно, почитай два раза в неделю, к одной сладкой вдовушке захаживаю.

— Тогда я ничего не понял, — признался я. — Если всё в порядке, то на кой за бальзамом полезли-то?

— Чтобы еще лучше стало, — признался боярин и опять залился краской.

Дело ясное, что дело темное. Без пары кувшинов медовухи не разберешься, точно. Между тем боярин разговорился:

— Понимаешь, я когда к Сантане пришел, как увидел ее, так последний ум растерял.

Хорошая самокритика, лично я на такое признание не способен.

— Да что я тебе рассказываю, ты же ее видел! Так вот, только я к ней прикоснулся, она возьми и скажи, что, мол, любит, чтобы погорячее, что ей обычных ласк мало. Я, конечно, удивился, а она тут мне сказала, что в заветном ларце у Бодуна есть чудодейственный бальзам, способный сделать из простого мужчины неутомимого, страстного любовника. Я даже опешил, стал возражать, а она мне ключ протянула и поцеловала так, что я понесся за бальзамом, вообще ничего не соображая.

Во дает Сантана, ну голова! Просто гениально расставленная ловушка. Столь изящно и остроумно заставить самого ответственного и серьезного человека в городе наплевать на все условности и залезть в тайную комнату Бодуна — такое под силу не многим. Что я могу сказать, удар был рассчитан точно. На другую провокацию, даже под влиянием чар (а чары явно присутствуют), Антип ни за что бы не попался, не тот он человек. А тут сам, словно мальчишка, заглотнул наживку.

— А дальше, как я понимаю, в тот момент, когда вы открыли ларец и взяли в руки флакон, появился Демьян с молодцами и скрутил вас.

— Да, — хмуро подтвердил Антип. — И еще два боярина в качестве свидетелей. Хотя я им тоже навалял по первой программе, так что долго будут помнить Антипа.

— Боярам или Демьяну? — уточнил я.

— Всем, — встрепенулся Антип. — Хотел, конечно, одному Демьяну. Да там тесно было, так что все от меня получили на орехи, надолго меня запомнят!

— Плохо дело, — согласился я, отбросив самонадеянный бред своего тестя. Перспектива быть запомненным кем-то по фингалу под глазом кажется сомнительной.

— А этот дурацкий закон, что преступника, застигнутого на месте преступления, казнят на площади, как я понимаю, еще не отменили? — на всякий случай поинтересовался я, хотя прекрасно знал ответ на свой вопрос.

— Нет, — насупил брови Антип.

— Весело, — хмыкнул я.

— Кстати, этот закон я лично уговорил Бодуна принять.

— Вот видите, какая политическая близорукость налицо? Из-за скороспелого законотворчества поначалу меня чуть не располовинили, а теперь и вам дело шьют! — возмущенный до глубины души, сорвался я. — Впредь осторожнее с законами будете такие люди под удар попадают!

— Я хотел как лучше, — буркнул боярин.

— Ага, я так и думал.

Наверное, я бы сказал еще что-то, но нас грубо прервали. Даже наверняка сказал бы, ведь не часто подворачивается возможность построить тестя, но в этот момент звоночек опасности заверещал как ненормальный, а дубовая дверь с неприятным скрипом захлопнулась за нашими спинами.

Я тут же обернулся и в маленьком окошечке заметил физиономию Демьяна. Вы не поверите, но я даже обрадовался его появлению. А что? Адвокатов тут нет, свидетелей тоже, а после того, что мне рассказал Антип, я смело могу надеяться на скорбное игнорирование моих шалостей. Ну по крайней мере в ближайшее время. Так что шанс раз и навсегда исправить ошибку природы и прервать бренное существование этого отвратительного типа, я упускать никак не собирался.

Реакция моя была отменная, и несложное боевое заклинание отправило навстречу сомнительной личности ратника-небольшую, но весьма существенную молнию.

Хотя нет, пожалуй, сказать так было бы не совсем точно. Это я считал, что должна была полететь молния, а на самом деле не произошло ничего… То есть не просто ничего, а НИЧЕГО. От неожиданности я оторопел. Ведь я не какой-нибуть желторотый юнец, а дипломированный колдун, причем пятой ступени посвящения. Да такими вот молниями я еще на первом курсе дубовые чурки в труху превращал. А сейчас, в соответствии с приобретенной силой, по идее, от Демьяна должно было остаться только воспоминание, причем не очень хорошее. Тем не менее вместо того чтобы рассеяться в виде мелкого облачка пепла, этот наглец продолжал скалиться в открытое окошко. Вы видели где-нибудь такое неуважение к выпускникам «Кедрового скита»? Вот и я не видел.

— Ну что, блохастый, попался? — непонятно к кому обратился Демьян, уставившись на меня. — Эх, жаль, княгине обещал не трогать тебя, а то прямо руки чешутся, как хочется тебе кровь пустить.

Ну для начала меня весьма оскорбило столь уничижительное обращение. Ведь даже будучи в собачьем обличье, появление кровососущих паразитов в своей шкуре я считал неприемлемым. А дальше… Дальше я всегда говорил, что Селистена зря запретила мне прикончить этого типа. Так что за неимением возможности исправить ошибку я изловчился и смачно плюнул. Как вы можете догадаться, не на пол, конечно. А постольку-поскольку я был в свое время чемпионом «Кедрового скита» по плевкам, то попал я прямо в сливу Демьяна. Ой, простите меня, так уже я по привычке стал называть его нос.

Ответом мне послужило заковыристое ругательство. Само по себе высказывание сие было для мужских ушей не ново, и не слишком оригинальным, но мерзавец умудрился в них упомянуть Селистену. На это самое упоминание мы с Антипом отреагировали похоже. Я плюнул еще раз (естественно, попал), а он бросил в окошко свой сапог (кстати, тоже попал). И когда только успел его снять?

Удивительное единодушие! Такого у меня с тестем не было никогда. Жалко, конечно, что оно проявилось лишь в тюремной камере, когда я непонятно по каким причинам утратил свои способности. Ну да ладно, главное начать, авось дальше еще найдем точки соприкосновения.

Демьян, явно расстроенный полученным отпором, скрылся с глаз долой, не забыв при этом запереть форточку. Судя по тому, с какой скоростью затопотали по коридору сапоги, он побежал докладывать о происшедшем Сантане. Что ж, значит, нас вскоре осчастливит своим появлением несравненная обладательница чудесного шрама на пятой точке. Странно, но сейчас мне казалось, что этот самый шрам — лучшее, что у нее есть.

«Тонкий шрам на прекрасной попе, рваная рана в моей душе», — мурлыкнул я и тут же взял себя в руки. Как ни крути, но сейчас не время распевать песенки.

Пока не прибыла Сантана (а то, что она примчится, у меня не вызывало сомнений), мне надо разобраться, что же это случилось с моим колдунством. Ну не мог я, в самом деле, в одночасье разучиться всему, что с таким трудом столько лет вбивали в меня колдунчики из «Кедрового скита»?!

Что ж, попробую еще раз колдануть, дабы убедиться, что способности покинули меня окончательно. Для этого эксперимента выбрал самое простое заклинание, тем более что оно так и крутилось у меня на языке. Разглядев в углу небольшую плошку с водой, я решительно колданул себе медовухи. А что? Не ради пьянства, а исключительно ради поддержания себя в должной форме, для продуктивного противостояния силам зла.

Судя по отсутствию над плошкой характерного дымка, а также чудесного запаха, сделал вывод, что колдовство мое прошло впустую. Но ведь этого не может быть! Чтобы рассеять наваждение, я колданул подряд несколько заклинаний.

28
{"b":"21972","o":1}