ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В Кипеж-град.

— Нет. Мы прямо сейчас вместе отправляемся к…

— К Селистене, — перебил я наставника, — за это, конечно, спасибо, но думаю, что вполне смогу справиться с возникшими проблемами сам.

Вот тут Серогор не выдержал и показал всю свою сущность, ловко скрываемую под маской степенности. В результате чего я получил увесистую затрещину.

— Ты дашь мне сказать или нет?! — взревел белый колдун.

— А я не виноват, что вы так медленно говорите! — потирая ушибленный затылок, ответил я.

— Это не я медленно говорю, а ты быстро болтаешь.

— Я быстро живу, вот и быстро болтаю.

Колдуну осталось только закатить глаза и прошипеть пару не очень лестных эпитетов в мой адрес. Пожалуй, дальше продолжать в том же духе не стоит — Серогор действительно страшен в гневе.

— Всё понял, замолкаю.

— Сейчас мы вместе отправляемся к Серафиме… — Я было опять открыл рот, чтобы высказаться на этот счет, но Серогор пресек эту попытку на корню:

— А оттуда ты отправишься в Кипеж-град!

— Ну так бы сразу и говорили, — недовольно пробурчал я.

Похоже, белый колдун решил, что продолжать дискуссию со мной бесполезно. Оно и верно, так будет лучше для обоих.

Перемещение произошло конечно же с помощью перстня великого Сивила. Я дотронулся до Серогора, а он, не снимая перстня с пальца, провернул его вокруг своей оси. Нас моментально окутал сияющий туман, и через одно мгновение мы оказались в избушке моей кормилицы. Краем глаза я успел заметить, как ко мне метнулась поразительно знакомая мелкая фигура.

— Дарюша!

С этим чудным воплем на моей шее повисла моя конопатая судьба. Нет, в этот момент нас не смог бы растащить ни занудный Антип, ни чересчур заботливая нянька Кузьминична, ни лохматая псина, ворчание которой тут же раздалось из дальнего угла. Я заключил ее в свои объятия, и наши губы мгновенно соединились.

Немного утолив голод общения и абсолютно не обращая внимания на присутствующих, я смог наконец-то рассмотреть мою рыжую прелесть. Ведь я не видел ее полгода!

Какая же она красивая, чудо как хороша! Но что-то в облике Селистены показалось странным. В порыве встречи мне было, конечно, ни до чего, но сейчас смутное чувство беспокойства зародилось в моей душе Я внимательно посмотрел на свою избранницу.

На первый взгляд всё вроде на месте. Фигура, талия, все прилегающие к ней части тела, носик, ротик, оборотик… Стоп! А где конопушки?!

— Ты в своем уме?! — взревело мое самолюбие, и я вместе с ним.

— Ч-что? — удивленно захлопала ресницами коварная девица.

— Что ты с собой сделала? Где веснушки?!

— Вывела, — еле слышно призналась Селистена. Ко всему прочему я вдруг заметил, что и цвет волос моей избранницы уже не ярко-рыжий, а скорее каштановый. Всё, такого предательства я уже выдержать не мог.

— Как же ты могла так со мной поступить?

— Я… — пролепетала Селистена, — я… думала, тебе понравится.

— Понравится?! — опять завопил я. — Разве я тебе не говорил, что просто без ума от твоих волос и милых конопушек?!

Боярышня совсем по-детски шмыгнула остреньким носиком и чуть не плача попыталась оправдаться:

— Я думала, ты специально так говоришь, чтобы мне приятно было.

Не, ну вы где-нибудь видели такое чудо в перьях? Наверняка нет, потому что единственный экземпляр достался, естественно, мне.

— Да я всегда был в восторге и от твоего цвета волос, и от очаровательного конопатого носика!

— Они никому не нравятся! — тоже перешла на повышенные тона Селистена. — Ты меня просто успокаиваешь!

— Я что-то не понял, тебе интересно мнение всех или всё же мое?

— Конечно, твое, — вынуждена была признать боярышня.

— А раз мое…

Но тут я был бесцеремонно прерван Серафимой.

— Чего орешь на девочку? Она же тебе сюрприз сделать хотела.

— И это ей удалось, — обреченно констатировал я.

Тут мое уже не совсем рыжее чудовище подозрительно хлюпнуло носом, и огромные девичьи глаза налились слезами. В одно мгновение весь мой пыл улетучился в неизвестном направлении. От злости не осталось и следа. В конце концов, она же действительно для меня расстаралась.

— Как ты был балбесом, так им и остался, даже посох не помог, — припечатала меня Сима. Потом немного подумала и отпустила укол уже в сторону Селистены: — А ты могла бы мне поверить и не издеваться над собой. Говорила же тебе, что этот эгоист любит всё натуральное.

Каштановая еще разок скорбно шмыгнула носиком, и мое сердце окончательно растаяло. Я обнял мою напичканную комплексами невесту и нежно погладил ее по непослушным кудряшкам.

— Всё вернуть, как было, сможешь?

Вместо ответа Селистена умоляюще взглянула на мою кормилицу.

— Сможет, сможет, — охотно подтвердила та. — Не сразу, конечно, но скоро к нам вернется прежняя рыжеволосая красавица.

— Ну и славно. — Счастливый, я вновь отыскал губы моей любимой.

— Р-р-р! — напомнил о себе Шарик.

— Да ладно, ладно, — недовольно буркнул я и скрепя сердце выпустил из объятий солнечную. — Тоже мне лохматый борец за нравственность.

— Может, мы всё-таки вернемся к ночному нападению, — скромно предложил Серогор, который не участвовал в наших разборках и всё это время спокойно сидел за столом.

— Нападению? Ах да, нападению! — спохватился я. — Надеюсь, этот лохматый не посрамил мои седины?

— Р-р-ре? — несколько удивленно отреагировал Шарик.

— Да ладно, не рычи, я в тебе и не сомневался, — вполне искренне заметил я и с удовольствием потрепал вальяжно развалившуюся псину. Эх, а ведь в этой шкуре я провел несколько незабываемых недель.

— Интересно, а во мне ты что, сомневался? — услышал я ехидный вопрос. — Если так, то еще не поздно отменить свадьбу.

Всё, конфликт исчерпан, и к нам вернулась моя острая на язычок рыжая бестия. Вот это другое дело, такая она мне нравится гораздо больше, да и женские слезы я выдержать просто не в силах.

— Поздно, уже поздно, — признал я, и мы наконец-то приступили к обсуждению ночного происшествия.

Вся наша компания расположилась за столом, естественно за исключением лохматой ее составляющей. Тут дело было, конечно, не в ущемлении прав хвостатых друзей, а в том, что Шарику гораздо комфортнее на полу, чем на скамье. Селистена начала свой рассказ, и вскоре мы уже были в курсе всего, что произошло прошлой ночью.

На мою невесту было совершено коварное нападение стаи пробышей. Если кто не знает, то это порождение тьмы — пробыши отдаленно напоминают огромных пауков, только вот челюсти у них раз так в десять побольше, да и находятся прямо на животе. Представьте себе такой вот рот на лохматых лапках, причем величиной с отъевшуюся крысу. Представили? Теперь добавьте крайнюю прожорливость и жгучее желание попробовать на вкус любое живое существо на своем пути, и вы уже твердо сможете сказать, что заочно знакомы с этими тварями.

Атаковали они конечно же ночью. Шарик оказался на высоте и встретил врага еще на подступах. Далее вполне успешно были использованы основные силы в лице стражи, вооруженной серебряными кинжалами (их Антип заказал еще после памятной истории с горными спиногрызами), — и враг был разбит. Замечу, что одну из нападавших тварей завалила сама Селистена (Шарик подтвердил этот факт), посредством своего уникального гребня, больше смахивающего на строенный клинок, чем на банальную расческу. Молодец девчонка, чувствуется моя школа.

После того как с пробышами было покончено, Селистена удалилась в свою комнату и дала знать Серафиме о том, что ей нужна помощь. Тут мы с Серогором удивленно взглянули на хмыкнувшую Симу.

— Ну да, дала я девочке одну вещицу из старых запасов, так сказать, на крайний случай. Вы-то сами за себя постоять сможете, а девочку надо было подстраховать, — укорила нас кормилица, а Селистена торопливо положила на стол бусы из необычного розового камня.

Непослушные бусины будто воспользовались случаем и весело рассыпались по столешнице.

— Их мне еще моя тетка подарила в незапамятные времена. Мне-то они без надобности, а нашему солнышку в самый раз пришлись, — пояснила Сима.

5
{"b":"21972","o":1}