ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Девчонки, а вы как себя ощущаете? — полный дурных предчувствий, спросил я у присутствующих дам.

— Никак, — охнула Матрена и тоже сползла по стеночке на пол.

— Я не могу пошевелить ни рукой, ни ногой, — подала голос Селистена.

Она, в отличие от нас с Матреной, не успела опуститься, так и осталась стоять рядом со мной с посохом в руках. Этот самый посох слегка касался и моей лапы.

— И я не могу, — пришлось сознаться мне. — Шарик, а ты как?

Пес, словно проверяя свои возможности, повертелся на месте, повилял хвостом и пожал плечами. Мол, вроде всё в порядке.

— Всё ясно, нас отравили медовухой.

— Я всегда говорила, что медовуха — яд! — заверещала рыжая. — Ну надо же, в кои веки попробовать хмельной мед — и так отравиться.

— О достоинствах и недостатках медовухи мы поговорим как-нибудь потом, — отмахнулся я от занудства Селистены. — Сейчас надо понять, кто нас отравил?

— Я, — послышался спокойный голос, и в дверь вошла Сантана.

Несмотря ни на что, должен признать, что княгиня выглядела просто великолепно. Черное бархатное платье чудесно сочеталось с зелеными глазами и придавало и без того идеальной фигуре ведьмы особый шарм. Хотя очень уж идеальная она получилась, словно кукла, которую сделал какой-то искусный мастер.

— Точнее, не я, а два моих преданных раба, по моему приказу, — продолжила Сантана.

И только сейчас я обратил внимание, что у двери каменными истуканами стояли Фрол и Федор. О боги, да этого просто не может быть! Я же верил братьям как самому себе, а выходит, что с самого начала они о каждом нашем шаге докладывали Сантане. Теперь многое становится понятно… И то, что княгиня была в курсе моего перемещения в собаку, и то, что весь наш маршрут следования стал ей известен, и даже то, что Демьян быстро отыскал нас в новом имении Антипа. Как же ему не отыскать, коли братья сами привели нас сюда.

Мне почему-то даже не захотелось высказать Фролу и Федору всё, что я о них думаю. Да и зачем, собственно? Ведь и так всё ясно. От такого подлого предательства я просто тихо застонал.

Но Матрена, видимо, имела совсем другое мнение на этот счет.

— Ах вы, изменщики, паразиты, алкоголики! Да как вас земля носит?! Дайте мне только возможность пошевелиться, и я вас обоих своими собственными руками придушу! А я вам еще в кредит медовуху наливала!

Наверное, она могла говорить еще очень долго, но Сантана щелкнула пальцем, и ко всему прочему у Матрены пропала речь.

— Надоела, — непонятно кому пояснила княгиня и уставилась мне в глаза. Несмотря на всю абсурдность ситуации, этот зрительный поединок я выиграл. Голубые глаза победили зеленые, и она отвела свой взгляд. Но, к сожалению, эта маленькая победа ничего не значила, княгиня полностью владела ситуацией, так как вместе с возможностью двигаться она также лишила меня возможности колдовать. А самое обидное, что использовала в своих черных целях удивительный и благородный напиток.

При таком раскладе оставалось только принять смерть из ее рук. Хорошо бы было как-нибудь выторговать жизнь Селистене, а то уж совсем всё плохо получается. Ладно, судя по всему, княгиня абсолютно уверена в своих силах и сразу убивать меня не будет. Наверняка захочет покуражиться и рассказать про свой гениальный план по уничтожению Даромира, а за это время может произойти всё что угодно.

Я и на этот раз оказался прав: Сантана, не торопясь прохаживаясь по комнате, принялась издеваться надо мной:

— Ну что, колдун дипломированный, должна поблагодарить тебя за прекрасно выполненную работу. Ты полностью оправдал мои надежды.

Ничего не понимая, я переглянулся с Селистеной. Судя по ее недоуменному лицу, она также не поняла, куда клонит эта поганка.

— Ты небось возомнил, что всю эту операцию я задумала, чтобы извести тебя?

Ну да, были такие мыслишки.

— Так я тебе скажу, что ты слишком много о себе возомнил.

Да, скромность никогда не была моей добродетелью.

— Тебя я могла бы прихлопнуть, словно лягушонка, одним движением руки.

Спорный вопрос.

— Вы только посмотрите на него, колдун называется! Лежит парализованный, словно куль с мукой, в собачьей шкуре, двигаться не может, колдовать не может.

А ты заклятие с меня сними, и тогда посмотрим, кто чего стоит.

— Да, достойных специалистов начал выпускать «Кедровый скит», ничего не скажешь!

Ого, а про скит она откуда знает? Вроде в Кипеж-граде на базарной площади не объявляли о наборе на учебу.

— Посох свой и тот отдал девчонке. Что ж, это подходящий носитель для колдовской гордости, она даже может с ним вместо палки по грибы ходить, по ягоды.

Во-во, по грибы. Такой вот поганке по шляпке ногой — бабах!

— А за девчонку, бабушка, можно и схлопотать, — подала голос Селистена.

— Еще раз откроешь рот — с тобой будет то же, что с этой глыбой, — даже не посмотрев в сторону боярышни, молвила княгиня.

А вот нашу Едрену-Матрену обижать не советую, недолго и без головы остаться.

— Ты что, до сих пор не понял, что я тебя, как кутенка, направляла, куда мне нужно было? — продолжила откровения Сантана, со снисходительной улыбочкой глядя на меня.

Нет, честно говоря, не понял.

— Ну что ж, время у нас еще есть, так что могу перед смертью удовлетворить твое любопытство.

Ну что ж, валяй. А перед чьей именно смертью, мы еще посмотрим.

— Я ждала этого дня много-много лет. Ждала и копила силы. И вот наконец этот день настал, и всё благодаря тебе.

Повторяетесь, дамочка, это я уже слышал.

— Очень долго я разыскивала одного человека, чтобы отомстить за нанесенную кровную обиду, и всё без толку. И вот однажды я услышала хвастливую, бездарную песнь о похождениях колдуна-недоучки Даромира.

Насчет бездарности — это претензии к Тинки и Винки. А что касается хвастовства, так это… тоже к ним. В конце концов, мое дело было нечисть мочить, а не в поэзию лезть.

— Из нее-то я и поняла, кто приведет меня к моей заветной цели. Силы у меня было предостаточно, и мне ничего не стоило наложить заклятие на всё мужское население города… И они все разом влюбились в меня.

А что, без заклятия вызывать чувство уже не по силам?

— Конечно, были отдельные личности, устоявшие перед моими чарами, но они не могли помешать задуманному.

Да уж, Феликлисту твои прелести как корове седло.

— Я подослала стайку пробышей к твоей пигалице…

— Слышь, ты, кошка облезлая, слова-то выбирай! — опять не удержалась, чтобы не почесать свой острый язычок, Селистена.

Щелк — и моя говорунья лишилась голоса.

— Я позаботилась, чтобы атака была отбита, — спокойно продолжила Сантана. — Стража была на высоте и легко перебила их, тем самым подняв свой авторитет. — Сантана засмеялась, кивнув на застывших Фрола с Федором. — Жалко, конечно, пробышей, но что поделаешь. Со своей задачей они справились прекрасно. Напуганная боярышня тут же обратилась за помощью к своему полюбовничку, и тот со всех ног примчался спасать свое рыжее чудо природы.

Так, в моем счете к Сантане прибавилось еще два пункта: за полюбовников (эх, если бы!) и «рыжее чудо природы» (только я так могу называть невесту).

— Ты оказался именно таким, каким я и представляла: молодым, самоуверенным зазнайкой. Наивно полагающим, что являешься самым великим и могучим колдуном на свете.

Ну почему же «самым», всего лишь вторым, после Серогора.

— Не скрою, перед моими чарами ты устоял. До сих пор не могу понять, как тебе это удалось.

Я же говорил, что я второй, вообще-то и сам до конца не понимаю.

— И тогда я подстроила тебе не очень хитрую, но ловушку. Для начала выпроводила из города своего муженька: несмотря ни на что, он всё-таки князь и иногда вырывается из-под моего влияния.

Что поделаешь, князья из другого теста замешены.

— Далее, мне достаточно было только намекнуть Антипу, и старый козел принесся ко мне в светелку, словно мотылек на свечку.

Погодите, так козел или мотылек? Пожалуй, у княгини слишком буйная фантазия.

63
{"b":"21972","o":1}