ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты что, позволишь им убить Шарика?! — раздалось в моей голове.

Странно, что лишенная голоса Селистена до сих пор не перешла на безмолвную речь.

— А что я могу сделать?!

— Откуда я знаю?! Ты колдун или я? — Ну вот, типичная женская логика.

— Колдун я, но сейчас я полностью лишен возможности колдовать!

— Меня эти ваши тонкости не интересуют! — продолжала вопить мелкая. — Ты должен спасти Шарика, а посленас.

Классный расклад. Я, конечно, не против спасти всех, но вот только что-то не пойму как.

— Ты понимаешь, что я не могу двинуться с места и полностью лишился колдовской силы?!

— Это всё отговорки! Сделай что-нибудь, и всё. Или ты передумал жениться?

— А чего сразу передумал? Просто обстоятельства так сложились.

— Я так и знала, что ты меня не любишь! — отрезала рыжая. — Все вы, мужики, одинаковые, так и ищете первый попавшийся повод, чтобы увильнуть в последний момент.

— То, что мы все парализованы и находимся в полной власти Сантаны, — это ты считаешь поводом, чтобы не выполнять своих обещаний?!

— Да! — фыркнула конопатая и презрительно отвела глаза.

Ну и дела! Нарочно не придумаешь. Значит, я вляпался во всю эту историю, чтобы не жениться на мелкой? Да подобный бред могла придумать только она. Но в любом случае надо что-то делать. Унизительно для мужского достоинства хоть косвенно согласиться с такими обвинениями.

Значит, надо сделать невозможное, назло Селистене выкрутиться из этой ситуации и жениться на ней. Ладно, и не такие задачи приходилось разрешать. Надо просто спокойно подумать.

Конечно, вой Сантаны, лай Шарика (значит, пока еще жив) и ругань Фрола с Федором (я еще до вас доберусь!) отвлекали от продуктивных мыслей. Задача — уцелеть. Возможности — абсолютный ноль. Значит, точно надо выкрутиться.

Колдовать — не могу, двигаться — также, остается только голова. Умения мыслить перевязывающая плечо Сантана у меня не отняла. Вот если бы у меня был посох, то я бы… Постойте, а посох же есть, просто он не у меня в руках. Хотя… Он у Селистены, она рядом, и посох даже касается моей лапы, а следовательно… Хм, похоже, мы еще побрыкаемся.

— Слушай, я сейчас попробую с помощью посоха снять с себя заклятие.

— Я ни капельки не сомневалась, что ты что-нибудь придумаешь, — тут же отозвалась Селистена. — Давай, покажи этой облезлой кошке, кто хозяин в Кипеж-граде.

Хозяин в городе был, конечно, я, во всяком случае, в колдовской ее составляющей, но полной уверенности в моих силах у меня не было. Для начала я попытался выкачать максимальное количество силы из моей колдовской гордости.

Проходил этот процесс сложно, ведь посох был не у меня в руках (тогда бы вообще никаких проблем не возникло), а только лишь слегка касался моей лапы. Не знаю, по этой или по какой еще причине, но спустя пару минут я понял, что освободиться от заклятий Сантаны не могу. Похоже, старая ведьма (ну не молодая же!) накопила и впрямь очень много силы и теперь ни капли не берегла ее.

— Ты чего тянешь?! — опять влезла в мою голову Селистена. — Или боишься ее? Вот я была бы на твоем месте, ничуть бы ее не испугалась!

Не знаю, может, если бы я не услышал это сомнительное высказывание в своей голове, я бы еще попытался освободиться от чар Сантаны, но на этот раз рыжая вывела меня из себя. Да, я не могу вернуть себе колдовскую силу (наверняка заклятие имеет особую защиту), но зато я смогу дать возможность мелкой проявить себя во всей красе и побывать на моем месте.

Заклятие, наложенное на нее, значительно слабее (зря Сантана недооценила мелкую), и поэтому стоило попробовать. Я опять сосредоточился (и чего это княгиня никак не успокоится и не замолчит?), сконцентрировал всё то, что смог в таком состоянии вытянуть из посоха (спасибо Серогору, зарядил его на славу), и посредством неимоверного напряжения умудрился снять действие заклинания с Селистены. Ее реакция не заставила себя ждать.

— Ты что наделал?

— Как что? — удивился я. — Поставил тебя на мое место. Теперь можешь ничего не бояться и смело поквитаться с Сантаной за всех нас.

— Я?!

— Конечно, ты!

— А ты?!

— А я посмотрю, как это у тебя получится. Скажу честно, это единственное, на что я сейчас способен, и мне теперь осталось только болеть за тебя.

Рыжая тут же запыхтела и начала собираться с мыслями, чтобы высказать мне всё, что у нее накипело в маленькой, но очень широкой душе. Однако жуткий, пронизывающий насквозь визг собаки резко изменил сложившуюся ситуацию. Видимо, братья (как же они могли?!) всё-таки достали бедного Шарика. Правда, за несколько мгновений до этого я услышал странный хлопок, но в тот момент не придал ему особого значения.

Потрясенная услышанным и несмотря на то что уже вышла из-под колдовской власти княгини, моя любимая опять оцепенела. Я же, наоборот, еще больше убедился, что просто обязан выкрутиться из этой истории и отомстить Сантане, Фролу и Федору за погубленную собачью жизнь.

— Ты двигаться можешь? — поинтересовался я у Селистены.

— Могу, но не хочу, — удивительно равнодушным голосом ответила боярышня.

Надо как-то взбодрить ее, а то без ее помощи я уж точно не справлюсь с этой ведьмой.

— И правильно, что не хочешь, пока не время.

— А когда будет время? — таким же посторонним голосом спросила рыжая.

— Ты это почувствуешь, — стараясь вложить в свой голос как можно больше уверенности, ответил я.

Селистена еле заметно кивнула.

Пока мы таким образом совещались, Сантана перевязала себе плечо и перестала вопить, словно ее режут. Скажите пожалуйста, какие мы нежные, уж и одним клыком тронуть нельзя!

— Ладно, прочь все слова, — вернулась к жизни княгиня. — Несмотря ни на что, дело сделано.

Ну вот, опять заговорила загадками. А я, между прочим, так и не понял: кто же тот ужасный враг, с кем она хочет поквитаться?

— Я оказалась права: возомнивший о себе колдунишка, когда его загнали в угол, обратился за помощью к своему самому близкому человеку.

Это она Серогора, что ли, имеет в виду?

— Всё это время я находилась поблизости, поэтому почувствовала, когда был активизирован артефакт. И вот сейчас ты сможешь быть свидетелем, как я благодаря тебе осуществлю свою месть. Радуйся, мальчишка, ты прожил жизнь не зря!

— А что тебе плохого сделал Серогор?

— Серогор?! — побелела Сантана. — До этого предателя очередь, еще не дошла!

— Так ты искала не его? — спросил я Сантану, хотя уже прекрасно знал ответ на этот вопрос. В последнее время активизировался только один артефакт.

— Она искала меня, — раздался спокойный голос за моей спиной. К сожалению, я не мог повернуть головы, чтобы посмотреть на вошедшего, но это было необязательно — я и так прекрасно узнал этот голос. Серафима, именно она во всей своей красе стояла на пороге горницы.

* * *

— Сима, беги, это ловушка! — что есть мочи закричал я.

— Можешь не напрягаться, — хмыкнула Сантана. — Она у нас принципиальная и ни за что не бросит своего выкормыша в беде.

— Не брошу, — согласилась Серафима. Она не спеша прошлась по комнате и села на скамью. — Привет, Даромир, здравствуй, Селистена, рада познакомиться, уважаемая.

Последнее относилось к обездвиженной и лишенной возможности говорить Едрене-Матрене. Судя по всему, Сима узнала нашу женщину-гору по моим рассказам.

Сантана немного удивилась такому поведению моей кормилицы, но быстро взяла себя в руки и продолжила куражиться:

— А что, с бывшей лучшей подругой не хочешь поздороваться?

— Честно говоря, не очень, — пожала плечами Серафима. — Слушай, Сантана, может, хватит, а? Ведь столько лет прошло, а ты никак забыть не можешь.

— Есть вещи, которые ни забыть, ни простить нельзя! — с пафосом проговорила княгиня. — Я не успокоюсь, пока не отомщу тебе.

65
{"b":"21972","o":1}