ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зеленые, а что? — встрепенулась Селистенка.

— Зеленые… — протянула моя кормилица и вопросительно взглянула на Серогора.

Белый колдун нахмурился, огладил свою густую бороду и после многозначительной паузы сказал неуверенно:

— Думаешь, опять она?

— Возможно, — с явной неохотой предположила ведьма.

— Кто она? — тут же влез я.

Сима презрительно фыркнула, демонстративно встала из-за стола и подошла к окну. Дальше расспросы были абсолютно бессмысленны. Уж я-то свою уникальную ведьму хорошо знаю: тема была закрыта окончательно и бесповоротно.

В комнате повисла гнетущая тишина. К счастью, ненадолго — нарушил ее Серогор, обратившись к Селистене:

— Пора возвращаться назад, как бы твой батюшка не спохватился.

Скажите, какие мы нежные! Ну спохватится, ну понервничает немножко, ему это даже полезно будет.

— Ничего не бойся, живи как жилось, — продолжил Серогор. — Сейчас с помощью перстня великого Сивила я тебя верну в твою горницу.

— А я как же? — От возмущения я даже подпрыгнул.

— Ну конечно же ты с нами, — ухмыльнулся мой наставник. — Куда же от тебя денешься?

— С Даромиром всегда лучше, — гордо заявил я, а немного поразмыслив, добавил: — Во всяком случае, гораздо веселей.

Ответом мне послужило фырканье кормилицы, вздох наставника и очаровательная улыбка невесты. Первую и вторую реакцию можно отбросить за ненадобностью, а вот улыбка мне пришлась по душе.

— Напутствовать тебя не буду, всё равно всё сделаешь по-своему, — тянул свое занудство Серогор. — Помни только: теперь в твоих руках значительная сила, а она…

Вот странный человек, не может без нотаций. И это у него называется обойтись без напутствий. Сейчас начнет говорить про ответственность перед людьми, про последствия необдуманных поступков, про недопустимость использования колдовских знаний в личных целях и прочее и прочее… А я, между прочим, практически никогда и не использовал свои знания (опыты с медовухой не в счет. Это, так сказать, исключительно из-за медицинских свойств этого божественного напитка).

— И помни: посох дан тебе только в виде исключения, до окончания…

Никто мне его не давал, я его сам сделал. Нет, всё-таки рановато я заключил, что он начал исправляться, случай оказался весьма запущенным.

Спасла меня от бесполезной траты времени конечно же Серафима. Только она может выложить величайшему колдуну правду в глаза, без опасений за свою жизнь.

— Может, хватит, а? Даже у меня от твоих проповедей уши вянут, представляю, каково сейчас молодежи. И что переливать из пустого в порожнее? Как ни крути, а цель проста как лом — обеспечить безопасность нашему солнышку. — (Само солнышко при этих словах озарило всех своей улыбкой.) — В конце концов, никто лучше Даромира этого не сделает. А уж как это ему удастся, какая нам разница.

Молодец Симочка! Всё четко, ясно и понятно. Готов подписаться под каждым словом.

— В общем, на месте сам разберешься. Прощайтесь, и полетели, — буркнул обиженный Серогор и вышел на свежий воздух.

Сима что-то проговорила про себя одними губами и выразительно зыркнула вслед своему воздыхателю. Однако тут же смахнула с себя раздражение и обратилась уже к нам:

— Пока, ребятки! Ведите себя хорошо, шибко не озоруйте и не забудьте позвать на свадьбу.

Так и зардевшаяся Селистена молча чмокнула в щеку мою кормилицу и в сопровождении верного Шарика выпорхнула из избушки. Мы проводили ее умиленными взглядами.

— Смотри не обижай девочку, — ни к селу ни к городу выдала Серафима.

— Она сама кого хочет обидит, — не остался я в долгу.

Я уже хотел обнять кормилицу и последовать за Селистеной, но Серафима неожиданно остановила меня. О боги, видимо, меня ждет очередное напутствие. Надеюсь, оно окажется короче напутствия Серогора? Вообще-то моим старичкам давно пора заметить, что их неразумное дитятко уже выросло и стало дипломированным колдуном.

— Чтобы был осторожен, говорить не буду, всё равно не послушаешь, — вложила свою лепту в мое воспитание Сима.

— Конечно, не послушаю, — охотно согласился я. Но посмотрел в необычайно грустные глаза моей кормилицы и, как мог, постарался ее успокоить: — Сима, ну ты же меня знаешь, всё будет отлично.

— Знаю, поэтому и волнуюсь.

— Я действительно стал очень сильным колдуном.

— И это знаю, но бывают ситуации, когда колдовская сила не сможет тебе помочь.

Я пожал плечами. Что это за ситуация такая, когда мне не поможет моя сила?

Сима нахмурилась и, словно решившись на что-то, продолжила:

— Знаешь, не нравится мне эта княгиня, ты будь с ней настороже, повнимательнее к ней.

— Этого ты могла бы и не говорить, я всегда внимателен к женщинам, особенно к красивым.

Обезоруженная бабанька только потрепала меня по голове.

— Если будет возможность, проверь, есть ли у нее шрам в виде молнии.

— Где? — не понял я.

— На… — Сима немного замялась, — на попе.

— Симочка, я же почти женат, на что ты меня толкаешь? — бурно среагировал я на такую перспективу. — Но если ты настаиваешь и это надо для дела, то я, конечно, всеми доступными методами проверю наличие шрама на этом пикантном месте.

Неожиданно Сима засмущалась:

— Забудь, что я тебе говорила.

— Ну вот, только в жизни появилось что-то интересное, и сразу забудь!

— Ой, дождешься ты, что твоя рыжая невестушка покажет тебе где раки зимуют!

— Всю жизнь мечтал узнать, — сказал я, сострив серьезную мину.

— Что? — не поняла Сима.

— А действительно, где раки зимуют? Ни разу в жизни не видел их зимовья.

Не дожидаясь очередной затрещины, я подмигнул моей кормилице, чмокнул ее в щеку и быстренько ретировался.

Во дворе я присоединился к Селистене и ее псу, мы сгрудились вокруг Серогора, держа друг друга за руки (в случае с Шариком это было ухо), и белый колдун провернул на пальце заветный перстень. В следующий миг мы очутились в горнице Селистены. Как только рассеялись синие огоньки, мой наставник помахал нам рукой и растворился всё в том же магическом сиянии.

Всё-таки классная вещь этот перстенек. Вот изничтожу всех врагов моего рыжего солнышка и обязательно поставлю вопрос ребром о его возвращении законному владельцу, то есть мне.

Знаете, что мы сделали, лишь только исчез Серогор? Правильно, поцеловались. Как и следовало ожидать, нас бесцеремонно оторвал друг от друга лохматый враг рода человеческого, успешно маскирующийся под собачьей шкурой.

— Р-р-р! — грозно предупредил блюститель нравственности.

Пришлось подчиниться грубой силе, тем более что мне прекрасно известно, как быстро может этот псин привести свою угрозу в действие.

— Ну смотри, Шарик, после свадьбы духа твоего в этой комнате не будет!

Вместо ответа мой молчаливый собеседник только ухмыльнулся. Знает, паразит, что его никто никогда не прогонит, и нагло этим пользуется.

— Зато целоваться ты нам тогда запретить не сможешь, вот, — тут же парировал я.

— Не сможет, — мурлыкнула Селистенка и со вздохом высвободилась из моих объятий.

Нечисть нечистью, а вопрос о нашей свадьбе надо будет поднять как можно скорее.

Моя рыжая половинка принялась прихорашиваться перед зеркалом, а я развалился в кресле и с удовольствием стал за ней подглядывать. Не знаю, может, когда-нибудь меня этот процесс будет раздражать, но пока мне это очень даже нравится. Наконец Селистена осталась довольна своим отражением и, сияя очаровательной улыбкой, повернулась ко мне. С моей точки зрения, она практически не изменилась, но мне захотелось сделать ей приятное.

— Замечательно выглядишь.

— Правда?

Хм, неужели она думает, что я ей вру? А если и так, то всё равно никогда не признался бы. Хорошо еще, что именно сейчас я могу ответить совершенно искренне:

— Конечно, правда.

Наградой мне послужила всё та же удивительная улыбка. Всё, ребята, пропал Даромир! От такой прелести добровольно не уходят, придется жить долго и счастливо.

7
{"b":"21972","o":1}