ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Со свадьбы? — подключилась к расследованию Селистена.

— Да, прямо из-за стола.

Я только присвистнул от удивления.

— Чего ты рассвистелся-то? — взвилась Сима. — Можно подумать, если бы Антип настоял на свадьбе твоей Селистены с Феликлистом, ты не отчебучил бы что-то подобное!

— Ну наверняка отчебучил, — согласился я. — Но это совсем другое дело.

— Интересно, это почему это?

— Женихов, в отличие от невест, воровать не принято, — брякнул я первое, что пришло в голову.

— Что значит — не принято? Что за дискриминация! Невест воровать можно, а женихов нет? Ну уж дудки! Даешь равноправие!

Выдержав небольшую паузу и немного успокоившись, великовозрастная хулиганка начала вспоминать:

— Ну да, увлеклась немного, но ничего поделать с собой не могла. Приехала на свадьбу лучшей подруги, увидела ее жениха, да так и обмерла. Влюбилась в него без памяти. Да и он ответил мне взаимностью, сердце не обманешь.

Тут в повествование вмешался красный как рак Серогор:

— Нас с Сантаной обручили еще детьми. Наши родители обо всём договорились, ударили по рукам, а нам оставалось только выполнить их волю. Сантана была красивая, видная девушка, так что отсутствие любви меня не сильно беспокоило. Знаете, как говорится: стерпится — слюбится. И наверняка бы стерпелось, если бы не Серафима.

— До свадьбы Серогора оставались считаные дни, мы провели их вместе и поняли, что созданы друг для друга, — мечтательным голосом поведала Серафима и вдруг резко сменила тон: — Ведь предлагала ему: давай сбежим, а он заладил словно истукан: нельзя, нельзя…

— Но ведь нельзя же, — робко молвил белый колдун.

— Конечно, нельзя, — буркнула Серафима, — но можно. Если бы не я, до сих пор мучился бы с нелюбимой женой.

— А так мучается она, — резонно заметила Селистена.

— Эх, девочка, — вздохнула Сима, — скажи, что лучше: чтобы были счастливы два человека, а один несчастен или несчастны все три?

— Не знаю, — честно призналась мелкая.

— И я не знаю, — выдала кормилица и чуть погодя добавила: — Сейчас не знаю, а тогда знала абсолютно точно — два счастливых лучше.

Мы помолчали — каждый думал о своем. Что касается меня, то я тихо обалдевал от поступка моей бабаньки. Конечно, я всегда считал, что она способна на безумство, но не до такой же степени.

— Так, значит, Серогор отказался бежать с тобой? — возобновил я разбирательство.

— Ну да, слабаком оказался, — хмыкнула Сима и торопливо заткнула готового возмутиться Серогора: — Ладно, ладно, не кипятись, всего один раз в жизни, с кем не бывает.

Белый колдун надулся, обиженно отвернулся и уставился в окно.

— Вот тогда-то я и решила его украсть, — продолжила ведьма.

— Но ведь он не хомячок, его нельзя унести в кармане! — не сдавалась Селистена. — Как можно украсть человека без его воли? Ну не на плече же, в самом деле, ты его утащила?

Серогор даже крякнул:

— В самую точку угодила.

— Как это? — не поняла мелкая.

— Вот именно, на плече, — улыбнулась Сима, явно довольная собой. — В то время я уже была очень сильной ведьмой, вот и сварила один отварчик, дающий силу неимоверную. Думала, пусть уж всё будет как полагается — по традиции. Выбрала подходящий момент, подошла сзади, оглоушила черпаком по голове, на плечо — и бежать. Гости даже чирикнуть не успели.

— А Сантана успела? — всё еще не веря своим ушам, поинтересовался я.

— Успела, — вздохнула Сима. — Успела и так чирикнула… Она тоже уже была сильная ведьма.

Я представил Симу, с Серогором на плече, улепетывающую от разъяренной Сантаны, и рассмеялся.

— Слушай, а помнишь, в детстве ты мне говорила, что чужое брать нехорошо?

— Чего не ляпнешь в процессе воспитания подрастающего поколения. Пришлось немного слукавить, — парировала Сима. — И потом, не могла же я пасть в твоих глазах?

— А кто тебе сказал, что ты бы пала? — не остался я в долгу. — Я и сам люблю пошалить.

— Шалун нашелся, — хмыкнула кормилица.

И тут до меня дошло, что один важный момент Сима упустила.

— Погоди, так откуда у нее шрам-то взялся?

— Заклинание отразилось, — стушевалась бабанька.

— От чего? — не отставал я.

— И в кого ты такой въедливый пошел?

Было видно, что ведьма очень не хочет отвечать на мой простой вопрос. Что ж, тем более надо узнать, что там произошло на самом деле.

— Да ладно, колись, чего уж там.

— Она когда из зала выбегала, зеркало с собой прихватила, — вставил свое веское слово Серогор.

— Ну да, и что?! — опять взвилась Серафима. — Это был мой подарок на свадьбу. А раз свадьба не состоялась, то и подарок я имела право взять с собой.

Ну это вообще ни в какие ворота не лезет! Ну бабанька дает!

— Да зеркало-то было непростое, — пояснила кормилица. — Даже если в него посмотрится не очень симпатичный человек, оно обязательно найдет что-то хорошее и представит в лучшем свете. Так сказать, зеркало-оптимист.

Хозяйственная у меня кормилица попалась, ничего не скажешь, всё в дом, всё в семью.

— Так вот, скорее всего, именно от этого зеркала прощальное заклятие отразилось и вернулось к хозяйке.

— Странно оно как-то вернулось, — пробасила Матрена, — говорили слова губы, а заклеймило оно совсем другую часть тела.

— Ничего странного, — вмешался я. — Это наверняка зеркало постаралось как истинный ценитель красоты. Видели бы вы этот шрам — удивительное зрелище! И вообще, я всегда говорил, что он — самое лучшее, что есть в Сантане.

— Если ты когда-нибудь еще помянешь этот шрам, то уже никогда никому ничего не сможешь про него рассказать. Потому что я тебя просто прибью, — ледяным тоном заметила рыжая.

— А что я? Я ничего. Это, так сказать, для полноты картины, — выкрутился я и на всякий случай отошел от Селистены подальше.

И чего это она такая нервная? Эх, вот если бы этот самый шрам да на другую попу… Ладно, что-то я размечтался, пора возвращаться на грешную землю.

— Не знаю, Даромир, может, ты и прав, но в любом случае такого подарка судьбы Сантана не оценила. Наоборот, считает, что он ее только уродует.

— Много она понимает в красоте, — вставил я, радуясь, что заблаговременно отодвинулся на безопасное расстояние от боярышни.

— С тех пор желание отомстить мне Сантана сделала смыслом всей своей жизни, — вздохнула Сима, — мы постоянно от нее прячемся, а она нас находит, происходит бой, на время мы от нее отбиваемся, и всё повторяется заново. На этот раз мы думали, что смогли от нее скрыться, но, как видите, просчитались, она опять нашла нас.

Серафима наверняка полагала этой фразой подвести черту под рассказом. Лично у меня были другие мысли на этот счет.

— Положа руку на сердце… — начал я.

— У тебя и рук-то сейчас нет! — съязвила мелкая, всё еще продолжающая на меня злиться.

— Тогда положа лапу на сердце, — поправился я, — замечу, что она имеет полное моральное право на месть.

— Имеет, — вынуждена была согласиться Сима.

— Так, значит, именно поэтому вы не убиваете ее во время ваших разборок?

— Поэтому, — со вздохом признался Серогор.

— И поэтому эта история тянется уже очень много лет и никак не может закончиться, — добавила Серафима.

Надеюсь, пару лет ей хватит на восстановление душевного равновесия? А то я пока не настроен на новые похождения. Мне еще личную жизнь предстоит налаживать.

— А почему вы так и не поженились? — не утерпела с вопросом Матрена.

— Пытались, — отмахнулась Серафима.

— Трижды, — добавил Серогор. — Но Сантана учудила такое, что мы в конце концов отказались от этой мысли.

— Нам и так хорошо, — лукаво подмигнула Серогору Сима и поинтересовалась у своего похищенного избранника: — Ну что, не жалеешь, что тогда упал без памяти?

— А кто тебе сказал, что я был без памяти? — умыл похитительницу белый колдун. — Этой поварешкой только комара и можно прихлопнуть, а у меня голова покрепче будет.

Сима побелела от возмущения и с яростью накинулась на Серогора:

70
{"b":"21972","o":1}