ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Далее потекли будни путешествия по лесным чащобам. Лично я чувствовал себя среди милых березок и стройных сосенок как рыба в воде или даже как собака в лесу. То есть просто отлично. В начале пути я, конечно, опасался погони и не мог расслабиться по полной программе, но уже спустя день стало ясно, что мы сумели обмануть черного колдуна. В стойкости братьев я не сомневался, даже если их и поймали, они будут держаться намеченной линии. Так что ничто не мешало мне повеселиться вволю.

Селистене же пришлось труднее. Ну что вы хотите: Домашний ребенок, городская жизнь, и полнейшее отсутствие хоть каких-либо навыков для походной жизни. К концу первого дня она была уже просто никакая: только я объявил привал, она вырубилась и проспала как младенец до утра. Я перетащил ее. спящую, на расстеленную конскую попону, которую мы прихватили с собой, и улегся рядом. В общем, утро мы встретили в объятиях друг друга. Мелкая, конечно, пробухтела что-то про мое врожденное хамство, но и второе наше утро в пути мы встретили все в тех же объятиях. Между прочим я тут ни при чем, это все она. Я только ложился рядом с ней и прижимался поближе, чтобы маленькая не замерзла, а это уже потом она лезла во сне со своими объятиями. Ну а я, как воспитанный мужчина, просто не мог отказать даме в такой малости.

Глядя на то, как мучается Селистена в лесу, я резонно решил занять девушку по ее милые ушки, чтобы времени на нытье просто не оставалось. Пораскинул мозгами и решил, что «Курс молодого колдуна» для этого случая подойдет как нельзя лучше.

Вообще-то передавать знания, полученные в скиту, посторонним людям категорически запрещено, но, во-первых, она мне уже не посторонняя, а во-вторых, одним нарушением устава больше, одним меньше, на моей судьбе это никак не отразится. Я и так вне закона.

Наверное, вы хотите узнать, что такое «Курс молодого колдуна»? А по большому счету все очень просто, в названии предмета все сказано. Это свод правил поведения в разных частях света (ну, естественно, я привлек данные из раздела «Русский лес»), небольшой наборчик заклинаний, помогающих скрасить свое пребывание в этом месте без всяких признаков цивилизации, ну и, наконец, рецепты простейших зелий исключительно для поддержания здоровья. А для такого худосочного тела, как У Селистены, этот пункт был наиважнейшим.

Надо признать, что ученица мне попалась отменная, если бы я учился с такой прилежностью, то, наверное, сдал бы все экзамены досрочно, а не шлындал по лесам без соответствующего продовольственного довольствия. Но ведь, с другой стороны, перспектива стать таким же правильным и занудным, как она, мне никак не улыбалась. Но это не важно, я такой, какой есть, и в этом моя прелесть. Не был бы прелестью, не доверилась бы мне такая рыжая грымза, как Селистена.

Первым делом я прочел небольшую лекцию о лесных растениях, и, собрав по пути несколько важных ингредиентов, уже вечером мы заварили прекрасный напиток, который за ночь полностью восстановил наши силы. Далее, не забывая, впрочем, и о травах, я стал рассказывать о самых важных правилах поведения в лесу (естественно, на мой взгляд, а не на взгляд старых маразматиков из скита). Как ходить, где ходить, чего бояться, а чего как раз наоборот. Селистенка слушала меня, открыв рот, что, честно говоря, было очень приятно. И самое главное, она меня не перебивала и не спорила. Это было совсем удивительно.

Дальше я обучил ее самым простейшим заклинаниям. Нет, естественно, ни молнию метнуть, ни дождь вызывать ей было не под силу, тут или талант нужен, как у меня, или долгая и упорная учеба. А вот банальный костерчик запалить, мокрые дрова просушить, или, скажем, комаров отогнать — это дело полезное. И никакого ущерба колдовскому сообществу нанести не может. Вы, наверное, возразите, что мог бы и сам такие простые заклинания творить, но тут у меня вышла небольшая проблемка.

Если серьезные заклинания в моих лапах были вообще непредсказуемыми, то простейшие срабатывали, но, как бы это сказать, чересчур. То есть огонь, конечно, разгорался, но в радиусе метров десяти, дрова высыхали, но до такой степени, что просто рассыпались от малейшего прикосновения. Так что наша учеба была нужной со всех сторон. И Селистена занята, и я в тепле да в заботе содержусь. В общем, всем хорошо.

Так и шли мы по лесу потихоньку. С шутками, с прибаутками и не тратили времени зря, занимая каждую свободную минутку тренировкой или поучительными рассказами. Нужный путь я выбирал чисто интуитивно. Честно говоря, я даже не знал, в чем тут дело: или очередной талант проснулся или собачье чутье помогло. Но я точно знал, с какой стороны болотце обойти или сопочку небольшую. Как известно, прямой путь не всегда самый ближний, а я намеревался добраться до Серафимочки как можно скорее.

* * *

Долог ли, короток ли был наш путь, но еда у нас почти закончилась. Я хотел было начать нервничать по этому поводу, но меня опередила коварная Селистена и стала активно паниковать. Я не спорю, конечно, ей пришлось труднее — ведь копченую грудинку, солонинку и постную буженинку она из-за дурацких принципов не ела. Но если вдуматься, это ее личная проблема, я же не виноват, что ее в детстве уронили. Так эта шустрая заявила, что, мол, если она не ест мясо, то и я не должен есть немясо. Ну, в смысле те продукты, что ест она. И если от сырых овощей и копченой рыбы я отказался в пользу маленьких без звука, то от сыра и хлеба отказываться категорически не собирался.

Мы, конечно, ругались, но оба стояли на своем. В результате на седьмой день нашего пути у нас остался только хлеб и сыр, остальные продукты были съедены. Теперь пришло время спокойно, без классических разборок, уничтожить и подсохший сыр с черствым хлебом.

Расположившись на чудесном лужку, недалеко от опушки, мы разделили оставшуюся еду на семь частей. Коли уж я ляпнул про две недели, надо поддерживать легенду, придет время, решим и эту проблему. Кусочки оказались, мягко говоря, маленькие. И это с учетом того. что я — ел только два раза в день, что могло отрицательно отразиться на моем здоровье или уж на настроении точно.

Я вздохнул и собрался было стямкать приготовленный бутерброд, как колокольчик опасности вяло звякнул в моей голове. Я тут же вскочил, навострил уши, клыки и приготовился встретить надвигающуюся опасность. Колокольчик еще раз звякнул, но как-то странно, словно сам не знал, опасность это или нет. Вот уж не знаю, что бы это значило.

— Что-то случилось? — как всегда с опозданием сообразила Селистена.

— Еще не знаю.

— Так чего ты ощерился?

— Лучше перебдеть, чем недобдеть.

— Что? — не поняла боярышня.

— А не важно, это такая поговорка у нас в «Кедровом скиту» была.

Селистена, как обычно, открыла рот, чтобы задать десяток вопросов, мгновенно образовавшихся в кудрявой головке, но я пресек эту попытку на корню. Не время, понимаете ли, тут кто-то вокруг шарится, а я должен удовлетворять бездонное любопытство своей спутницы.

«Звяк!» — опять раздалось в моей голове. Да что же это такое, так опасность или нет? Для ответа на этот, в сущности, простой вопрос я распушил уши и весь обратился в слух. Не помогло, кроме природных звуков, ничего не было слышно. К интенсивной работе ушей подключился нос, благо обонянием Шарик обижен не был, а я в некотором роде его преемник, так что собачий нюх работал на полную катушку.

Так я и стоял на краю луга и шевелил по очереди то ушами, то ноздрями, этакий чувствительный лохматый комок, состоящий из одного носа и двух ушей. Селистенка тихо стояла сзади и делала все, на что была способна в этот момент, — молчала. Через минуту моя настойчивость была вознаграждена. Вначале я уловил небольшой посторонний звук, словно чьи-то когти царапнули по старой траве. А позднее мой нос учуял странный запах, несомненно принадлежавший какой-то нечисти Странно, при приближении нечисти чувство опасности верещит, словно торговец на ярмарке, а тут звяк, и все.

Еще через минуту напряженного вслушивания и внюхивания я пришел к выводу, что незваных гостей двое. Ну ничего себе, нас тут нечисть окружает, а опасности нет? Да такого просто быть не может! Правда, запах у них какой-то странный, вроде и нечистый, но с явным присутствием каких-то цветочных ароматов и еще чего-то приятного. Настоящая нечисть так не пахнет.

61
{"b":"21973","o":1}