ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оплошал я, конечно, не смог скрыть волнение, меня охватившее (молодой я еще), и купец сразу понял, что перстенек-то меня очень заинтересовал. И на банальный вопрос, сколько стоит эта абсолютно никому не нужная, страшненькая, никчемная безделица с дешевой стекляшкой, он завопил благим матом. Чего только этот болтун мне не наплел. И что вещь древнейшая (а то я не знаю), и золото чистейшее, и топаз красивейший… В итоге он назвал такую цифру, что даже у меня, привыкшего ко всякому надувательству, челюсть отвисла.

Прикинув, сколько у меня с собой денег (а вчерашний кошель я изрядно уменьшил утром, в благодарность Матрене), принялся торговаться. Вы еще не знаете, на что способны талантливые молодые колдуны, когда на кону стоит столь уникальная вещь. Я кричал, надрывался, призывал в свидетели прохожих, пытался уходить. Купец был просто счастлив и отвечал мне почти тем же набором приемов. Это был бой опытности и зрелости с молодостью и наглостью. Победила, естественно, наглость (а вы сомневались во мне?). Цена была снижена больше чем вдвое, и я, довольный собой, полез за заветным кожаным мешочком.

Странно, но рука не обнаружила на поясе даже признаков того, что тут что-то висело. Вначале я даже подумал, что просто забыл деньги в трактире, но потом отчетливо вспомнил, как после расплаты с Матреной привязал кошель к поясу, а теперь его нет.

Вот ворюги! Ничего себе милые, добрые люди, да тут ворье одно. Чуть зазевался, и все, тебя оставляют без средств к существованию. Ладно, дело поправимое, если люди так со мной, то и я буду к ним так же. Быстренько договорюсь с купцом, пусть подождет, а сам у какого-нибудь толстосума немножко денежек позаимствую (вдруг действительно верну, неужели не верите?). Только я раскрыл рот, чтобы взять рассрочку, как за спиной раздался противный, писклявый голосок:

— Папа, смотри какой красивый перстень! Этот топаз очень подходит к новому платью, купи мне его, пожалуйста.

Это что тут еще за ком с горы нарисовался? Оглянувшись, я внимательно рассмотрел всю подошедшую компанию. Главным тут, конечно, был мужчина лет сорока. По одежде и манере поведения можно было с уверенностью сказать, что это боярин или в крайнем случае очень приближенная к князю персона. Волевое, строгое лицо, черная борода, правда, уже с проседью, но это, наоборот, добавляло ему величия.

По бокам боярина стояли двое ратников в полном боевом облачении: кольчуги, мечи на поясе и традиционные бердыши. Их внешность показалась мне смутно знакомой. Точно, это были мои вчерашние собутыльники братья Фрол и Федор. Судя по их виду, наша милая вечеринка для них тоже не прошла незамеченной. И если меня ненаглядная Едрена-Матрена привела в чувство, то у них такой заботливой хозяйки, судя по всему, не было (а я всегда говорил, что без женщин мы пропадем— вот вам яркое этому подтверждение). Ребята изо всех сил старались держаться важно и строго, но пары медовухи, в изрядном количестве все еще бродившие в буйных головушках, с успехом сводили все эти старания на нет. Стражники скорее походили на мокрых (ох и тяжело ребяткам в такой жаркий день приходилось в кольчугах) нахохлившихся воробьев. И взгляд воробышков никак не мог остановиться на моей скромной фигуре и неизменно переводился на огромную бочку кваса, стоявшую неподалеку. Судя по всему, они меня просто не узнали, по крайней мере поначалу.

Также тут присутствовала нянька — старая карга с крючковатым носом и пронзительным взглядом. Эти глаза, как мне показалось, пронзили меня насквозь, пошарили по самым укромным закоулкам души и, судя по ухмылочке, остались недовольны увиденным. Ну да, я, конечно, не святой, но вроде как пока таких гримас не заслужил.

И напоследок — обладательница противного голоска, боярская доченька. Она мне не понравилась с первого взгляда. На фоне дородных, пышущих здоровьем селянок и чуть менее пухленьких, но не менее фигуристых горожанок боярышня, как бы сказать помягче, не выглядела красавицей. Маленькая, щупленькая, с минимумом женских прелестей под пышным сарафаном. Острый носик, обильно усыпанный веснушками (каюсь, веснушки были единственным, что мне в ней приглянулось), вызывающе поднятый кверху, добавлял своей обладательнице наглости, но совсем не красил ее. Взгляд, которым она меня окинула, был полон ледяного презрения и снисходительности, мол, скажи спасибо, что я вообще на тебя взглянула. Казалось, что она смотрит сквозь меня, словно я стеклянный. В довершение к портрету можно добавить копну непослушных рыжих, с каштановым отливом волос, настойчиво выбивающихся из-под головного убора.

Ну сами посудите, что тут может понравиться? Я не собака, на кости не бросаюсь, да и к рыжим всегда относился с некоторой опаской. Дальнейшее развитие событий превратило легкое раздражение по отношению к девице в острейшую неприязнь. Вот что бы ни говорили, а первое впечатление самое верное.

Пока я рассматривал своих конкурентов, боярышня бесцеремонно выхватила из моих рук перстень и надела его на свой палец (как только он не свалился с этой цыплячьей лапки?). Раньше я считал, что так нагло мог поступать только я. Ладно, вызов принят, но, похоже, отсутствие у меня материальной базы делает мою позицию слишком уязвимой.

— Простите, милая девушка, но вещь уже куплена. — Твердым и, как мне показалось, грозным голосом решил я поставить на место зарвавшуюся боярышню и протянул руку, чтобы вернуть коварно выманенный перстень.

Это хорошо, что у меня реакция куницы, а то бы остался как минимум без пальцев, а это для карьеры колдуна означало бы полный крах. Успел я руку отдернуть за мгновение до того, как на том месте, где была моя рука, сомкнулись белоснежные клыки огромной черной псины. Пса я, конечно, заметил, но уж никак не думал, что эта лохматая туша может быть такой быстрой. Я-то думал это так, для придания худосочной хозяйке веса, к ней такую тумбу лохматую приставили, а он, видишь ли, действительно хозяйку охраняет.

— А шавку свою блохастую, девушка, надо на поводке держать.

— А вот обижать моего песика, как и меня, я никому не советую, — в тон мне ехидно ответила рыжая.

Пес действительно выглядел очень угрожающе. Он вроде не рычал, не лаял, но в его взгляде была сила. Мол, только дай мне повод, и я покажу тебе, где раки зимуют. Нет уж, увольте, шанса мной перекусить я тебе, коврик прикроватный, не дам, и не рассчитывай.

Я отошел на пару шагов, набрал побольше воздуха, чтобы продолжить пререкания, но раскрыть рот я не успел: очевидно вспомнив, кто здесь старший, в разговор вступил глава странного семейства:

— Селистена, доченька (противное имя, как раз для такой пигалицы), действительно придержи своего пса. А вы, молодой человек, не горячитесь, видимо, вы плохо воспитаны и не привыкли общаться с культурными людьми, так никогда не поздно учиться хорошим манерам.

Это я-то плохо воспитан (хорошо, что тебя Серафима не слышит, она бы тебе…)?! Я просто закипел от распирающего меня негодования, да я тебе, старый… Далее в моей памяти всплыла заковыристая фраза, которую я подслушал, когда Серогор угодил старым колуном себе по ноге. Нет, вы не думайте, я же интеллигентный человек и все это проговорил про себя. Не опущусь же я до прямой ссоры с такими грубиянами! К тому же я заметил, что мои вчерашние собутыльники вспомнили о своих обязанностях, сбросили на время похмелье, приняли грозный вид и встали по бокам вокруг «культурного человека». При этом Фрол, похоже, меня узнал, но только чуть заметно пожал плечами, мол, прости, работа такая. Да уж, похоже, все козыри у соперника.

— Простите, этот отрок действительно уже купил перстень? — На сей раз боярин обратился к ювелиру.

— Нет, Антип Иоаннович, покупатель еще не расплатился, — с рабской угодливостью пролепетал купчина.

Все, плакала моя покупка, они еще и знакомы, и, судя по всему, этот Антип тут пользуется авторитетом. Вон как купец изогнулся в поклоне,

— Значит, проблем вообще нет, сколько ты просил за эту безделицу?

Представляете, этот прощелыга назвал Антипу цену, в два раза большую, чем договорились мы. Это, конечно, меня обрадовало, но вид толстого кошелька и высыпаемая из него горсть монет окончательно похоронили надежду на счастливый для меня конец всей этой истории. Опять надо мной судьба зло посмеялась, поманила перед носом перстнем перемещения великого Сивила и отдала его какой-то рыжей замухрышке. Ну где тут справедливость? Ведь она даже не знает, какое чудо у нее на пальце! И вообще, это мужской перстень.

7
{"b":"21973","o":1}