ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пес повел шеей, но вроде как не отказался. Ну и прекрасно. Я наполнил посуду пенистым напитком (ой спасибо Серафиме за такую заботу!), и мы молча выпили. Я тут же наполнил еще по одной, опорожнили и эти. Стало как-то веселее. Шарик тоже немного расслабился и уже не смотрел на меня как на врага всего человечества.

— Знаешь, Шарик, я слишком долго был в твоей шкуре и понимаю все твое неудовольствие моим поступком. Единственное, что я могу сказать в свое оправдание, сделал я это не нарочно.

Пес посмотрел на меня с явным интересом.

— Давай так, я тебе расскажу все по порядку, а там… Ну, в общем, там видно будет.

Лохматая голова кивнула в знак одобрения. Я разлил еще по ковшику (исключительно для красноречия) и начал свой рассказ уже в третий раз. Первый раз для луговых спиногрызов, второй (правда, в укороченном варианте) для Симы, и вот теперь в третий. Что же делать, коли судьба у меня такая. Ну да ничего, чай, язык не отвалится.

Слушал Шарик внимательно, в отличие от хозяйки не перебивал. Время от времени я отвлекался на минуточку, и мы пропускали по глоточку. Под конец рассказа Шарик уже вовсю махал хвостом и время от времени активно кивал лохматой головой в знак одобрения. Что ни говори, а мужик с мужиком всегда найдет общий язык, особенно после того как с помощью собачьего нюха мы нашли и безжалостно опустошили еще два тщательно спрятанных Серафимой кувшина медовухи.

— Да, самое главное я забыл тебе рассказать! — радостно вскрикнул я, когда, казалось бы, основное я уже поведал моему молчаливому другу.

Шарик вопросительно посмотрел на меня.

— Меня… Ой, ну то есть тебя назначили главным придворным кобелем. Во как!

Пес встрепенулся и явно потребовал подробностей.

— Да, да! Меня лично князь назначил. В общем, ты меня не подведи, я тебе создал такой имидж, что теперь все суки в городе твои.

Шарик аж икнул от напряжения.

— А что, место не пыльное. Там одна красотка есть, я немного погостил у нее, от твоего имени, конечно, так скажу тебе, до чего страстная особа! Уж она меня так прижала, что, думал, не удержусь.

— Р-р-р!

— Да не скалься ты. Я мужик кремень, даже лапой ее не тронул, так что как только в город вернешься, сразу дуй на княжеский двор, там спросишь Золотуху, ну а после… Короче, сам знаешь, не маленький, ты же как-никак главный кобель в городе! А девица, я тебе скажу… просто мечта.

— Р-р… — как-то неуверенно прорычал пес.

— Я не понял, что за неуверенность в себе? Я старался для тебя изо всех сил, да обо мне, ну то есть, конечно, о тебе весь город говорит, а ты сомневаешься!

— Р-р… — опять буркнул пес.

— Да ты посмотри на себя! Просто красавец, да все девочки в Кипеж-граде будут твои. Уж поверь мне, я в этом деле толк знаю.

Глянув на Шарика, я сразу понял, что с таким его упадническим настроем начертанные мною радужные перспективы приобретают фантастический оттенок. Псина явно готова отдать жизнь за хозяйку, но сама за себя даже когтем не пошевелит. Вот, оказывается, какой был у меня предшественник. Ну ничего, раз попал ко мне в руки, я из него сделаю человека!

— Ладно, все понял. Ну-ка для начала улыбнись.

Шарик вяло оскалился.

— Да, очень запущенный случай. Ну-ка еще разочек.

Та вялая гримаса, которую выдал пес, устроила меня еще меньше. Если бы я так скалился стражникам, они бы меня на смех подняли.

— Так, слушай меня внимательно и повторяй за мной…

Началось учение. Так как задатки были неплохие, да еще пасть, видимо, помнила мои старания, всего через полчасика я остался совершенно доволен жутким оскалом огромной Шариковой морды. Еще столько же времени заняло обучение простому трюку в виде капающей с клыков слюны. Вначале мой ученик наотрез отказался это делать, мол, некрасиво, да и пол можно запачкать. С помощью уговоров, примеров из моей собственной жизни и еще одного ковшика медовухи дело пошло на лад.

— Ну давай еще разик, для закрепления.

Уф… Неужели у меня был такой же вид? Какой кошмар!

— Просто отлично, молодец!

Шарик довольно замахал хвостом.

— Ну а с Золотухой ты не тушуйся, самое главное я уже сделал, она от тебя без ума. А остальное… В общем, я в тебе не сомневаюсь. Давай еще по чуть-чуть за главного придворного кобеля, то есть за нас с тобой!

Мы опрокинули по маленькой, и я пустился в пространные рассказы о моих похождениях в городе. Все-таки классный парень этот Шарик и не перебивает совсем. Тут я вспомнил про Барсика и красочно описал наши с ним встречи. Судя по всему, я попал в яблочко, последний холодок в наших отношениях окончательно испарился, под ярким солнцем кошконенавистничества мы вдруг поняли, что стали друзьями навеки. Мы тяпнули еще по чуть-чуть, и я еще раз рассказал про то, как заставил кота искупаться.

Так мы проболтали еще часок, и только когда красное солнце стало опускаться за верхушки деревьев, мы решили закруглиться. Да и женщин наших пора разыскать, чтобы они нам поесть приготовили.

— Ну что, надеюсь, ты не в обиде?

Шарик утвердительно тряхнул мордой.

— Ну и отлично, давай пожмем лапы!

Моя бывшая лохматая половина улыбнулась и протянула мне свою лапу. За неимением такой же я протянул руку. Крепкое мужское рукопожатие поставило точку во всей этой истории с перевоплощением. К нам вернулся отличный малый, добрейший (если его не злить), справедливейший (если не трогать его хозяйку) пес Шарик. А я вернул свое человеческое тело. Конечно, врать не буду, собакой мне жилось совсем неплохо, но человеком как-то попривычнее.

Псина вильнула хвостом и пошла из дому, наверное, сейчас понесется к своей хозяйке и радостно лизнет ее в маленькое ушко. Да, есть прелести в собачьей шкуре, мне вот сейчас уже никто не даст такое сделать, а жаль. Все, пора закругляться, Шарик от продолжения гулянки в честь нашего общего возвращения отказался, значит, и я пас. Ну разве только еще глоточек, ничто так не поднимает настроение, как стаканчик медовухи на сон грядущий. Небось больше Сима мне сегодня не даст, я ее, жадину, хорошо знаю. Тем более что мы с Шариком и так проредили ее запасы. И эта мелкая наверняка ей поддакивать начнет. Эх, что они понимают в моей жизни? От сладостного вкушения волшебного напитка меня оторвал крик… Странно, но на этот раз кричала не Селистена.

— Все, тебе конец!

Интересно, кому это? В последнее время такие вопли обращались ко мне, так что кто-то вырвал у меня лидерство.

— И нечего на меня скалиться, я тебя не боюсь!

— Р-р-р!

Опа, а голосок-то мне знаком! И обращается, судя по всему, он как раз именно ко мне. Ну то есть к бывшему ко мне, то есть… Тьфу, запутался. Короче, это Филин наезжает на Шарика, потому что думает, что это я. Еще лучше… Похоже, проще разрулить ситуацию, чем описать ее Я хлебнул еще глоточек (исключительно для храбрости), успокоил колокольчик опасности и ударом ноги резко открыл дверь.

— А вот собачку нашу я попросил бы не обижать!

Филина словно заклинило. Он переводил взгляд с Шарика на меня и не мог произнести ни слова.

— Ну что, мелкий пакостник, не узнаешь, что ли?

— Э…

— Завидный словарный запас. Впрочем, я всегда считал, что оборотни еще тупее, чем кажутся на первый взгляд. Вот оно лишнее подтверждение моим словам. Вы гляньте на него! — Из зрителей был один только Шарик, но разве меня могли смутить такие мелочи! — Маленький, кривенький, страшненький, а все туда же, права качать лезет к порядочным людям! Да с такой внешностью надо лесником работать, причем контактировать исключительно с дикими свиньями.

— Ты?! — наконец отошел оборотень.

— И что я должен ответить на это чудное замечание?

— Голос, голубые глаза, точно ты, но какой молодой! Колдунами в законе такими молодыми не становятся!

— И голос, и глаза, и я! А что касается молодости, то времена меняются, и уж точно не тебе обсуждать взлет моей карьеры.

Филин дернулся, словно обжегся, но взял себя в руки:

— Скоро прибудет Гордобор и разберется с тобой!

74
{"b":"21973","o":1}