ЛитМир - Электронная Библиотека

«Всё правильно» – оценивающе сказал Сергей – «Давно пора тебе было определиться».

«Значит, жду на свадьбу! Тебя и твою семью приглашаю на Кипр – свадьба менее чем через месяц – в середине июля! И никаких отговорок!» – радостно отозвался друг и хитрым тоном добавил – «Кстати, твоих я уже пригласил, так что не вздумай отказаться!».

«Постараюсь» – буркнул Сергей, с грустью понимая, что лично он вряд ли сможет поприсутствовать на мероприятии на Кипре, поскольку закончить столь политически важное расследование всего за месяц было практически нереально.

Сергей попрощался и положил трубку. Затем глубоко вздохнул и посмотрел на второй пропущенный номер – это был номер его любимой дочери Лизы. Ещё позавчера, в понедельник, он радостно уведомил их с матерью о своём вылете в эту среду. Сегодня была та самая обещанная среда, но Сергей был отнюдь не в самолёте, а в своём пыльном душном кабинете и уже знал наверняка, что он не приедет к ним ни сегодня, ни завтра, ни в этом месяце, а возможно и дольше – новое дело было громким и не сулило простых решений. Его домашние, видя из новостей, что происходит в Москве, скорее всего очень переживали и надеялись на то, что-то вот – вот Сергей сойдёт с трапа самолёта во Владивостоке. Ничего не могло быть хуже, чем так разочаровать своих близких, которые ждали это приезда почти полгода… Но сейчас, по-другому, было невозможно…

Для звонка во Владивосток уже было слишком поздно, поэтому майор ограничился кратким СМС сообщением дочери с успокаивающей шаблонной фразой в конце – «Со мной всё в порядке, не переживайте». Отправив сообщение, майор тяжело рухнул на стоявший возле шкафов маленький диван и моментально уснул – всю прошлую ночь поступала новая оперативная информация по взрывам, в результате чего за прошедшие сутки он спал менее двух часов…

Версии

(22.06.2011, Москва, 16–00)

Ровно через два часа громкий звонок стационарного телефона разбудил Сергея, и уже привычный голос Александра спокойно уведомил майора о начале собрания следственной группы.

Майор вошёл в зал – обстановка почти не изменилась – Александр, его коллега Артём, Антон, Людмила и другие члены группы сидели за длинным столом, разбираясь в ворохе последних поступивших материалов и отчётов, в ожидании появления генерала и начала совещания. Консультант стоял у окна и потягивал кофе из пластикового стакана, очевидно приготовленный на местной кофе машине.

«Майор, наконец – то, мы вас дождались!» – с улыбкой громко произнёс консультант и продолжил – «Теперь, когда все участники группы в сборе – пора перейти к делу».

Антон огляделся вокруг и, глядя на коллег, озвучил общее недоумение – «Алик, но ведь генерал ещё подошёл? Может, нам стоит немного подождать?».

Консультант недоумевающе вопросительно посмотрел на Антона и продолжил – «Коллега, если нас будут интересовать такие бюрократические мелочи, мы никогда не распутаем это дело. Если не ошибаюсь, генерал у нас главный по организационно – штабной части, а не по части расследования дела по существу. Майор с нами, поэтому генерал нам сегодня ни к чему».

Остальные переглянулись между собой, но возразить было нечего. Сергей промолчал.

Консультант показал пластиковый стаканчик в руках со словами – «Коллеги, для начала совещания – приготовьте себе, пожалуйста, по стаканчику кофе на кофе машине, вот там, в углу, в этом время мы в свободной форме обсудим одну важную тему».

Члены группы не особенно привыкли к совещаниям с распитием кофе, в связи с чем идея консультанта не встретила особого восторга среди присутствующих.

«Коллеги, в последующий час мне потребуются ваши мозги, а не просто ваше присутствие в зале» – продолжил настаивать на своём консультант – «Антон, налейте, пожалуйста, своим коллегам кофе, им будет очень приятно».

Антон ещё раз выругался на себя за свою инициативу с генералом и пошёл наливать кофе.

«И так что мы расследуем? Как называется дело?» – невозмутимо спросил консультант глядя в этот раз на Артёма.

«Дело № 265р о взрывах на объектах энергетического хозяйства…» – начал было Артём.

«Не пойдёт» – резко оборвал его Алик – «Название должно отражать существо дела, а не перечислять, всё что и где произошло. Да и если мы между собой будем выговаривать «дело двестишестьдесятпятьэр…», то на расследование дела уйдут годы. И так – ваши предложения».

«Но ведь это официальное название дела» – возмутился Сергей.

«Не имеет значения. Ваши предложения?» – отрезал консультант.

«Теракт на объектах…» – начал Артём.

«Утомительно» – буркнул консультант.

«Блэкаут» – предложил Александр.

«Плагиатор» – парировал консультант.

«Чагино–2» – крикнул, стоящий у кофе – машины, Антон.

«Красиво, но вводит в заблуждение – подстанция Чагино в этот раз в отличие от других достойно выдержала удар. Ещё варианты?» – продолжил консультант.

Варианты несколько иссякли, и, отвергнув ещё четыре рутинных названия дела, Алик не выдержал – «Коллеги, освободите свой разум от этого пыльного и мрачного места – выгляньте в окно – там, там снаружи – в реальном, а не в вашем бумажном мире, более 11 миллионов человек осталось без света, воды, интернета и прочих благ цивилизации – на грани полной социальной деградации! Всего одним нажатием рукой на кнопку кто-то, повлиял на судьбы миллионов людей! А вы не можете даже придумать для этого дела название…»

«Но разве так важно название?» – несколько возмутился Сергей – «Для чего?».

«Может быть что-нибудь вроде «Судьбы миллионов» или «Рука»?» – весело спросила Людмила.

«Мне нравится Ваша логика, Людмила! Точно – назовём дело о Руке судьбы!» – уверенно отчеканил консультант, пропустив мимо реплику Сергея.

«Теперь, когда у всех присутствующих есть кофе, а у нашего дела о Руке судьбы появилось должное и красивое название – вернёмся к самому делу. Людмила, не могли бы Вы ввести присутствующих кратко в курс последних изменений по делу» – попросил консультант.

Людмила улыбнулась, охотно взяла со стола бумаги и приступила к краткой систематизации фактов – «Произошло 7 взрывов – первые 2 взрыва произошли одновременно в 1–00 час ночи на магистралях, соединяющих подстанции внутри кольца, последующие 5 взрывов происходили с равным интервалом в 10 минут в течение часа. Первые два взрывы привели к возникновению пиковых перегрузок в системе в результате потери связности энергетического кольца, что в свою очередь привело к возгоранию и взрывам 11 высоковольтных трансформаторов на трёх подстанциях и стало причиной долгосрочной утраты данных подстанций для целей генерации. Энергетики подтверждают, что, учитывая, существующее состояние энергетического хозяйства даже один такой взрыв с потерей связности кольца привёл бы к идентичным последствиям. Остальными взрывами были обесточены подстанции, что привело к перебоям в энергоснабжении систем города. На месте всех 7 взрывов работали следственно – оперативные бригады и эксперты. Взрывы были такой силы, что полностью разворотили металлическую опору, на которую было смонтировано взрывное устройство. Само устройство во всех случаях было типовым и представляло собой полую железную болванку с наклёпками, начинённую 3 килограммами взрывчатки, покрашенную в цвет несущих конструкций линий электропередачи, оснащённую электронным таймером, аккумуляторными батареями и фотоэлементом. Камеры слежения позволяют детально отследить перемещения возле четырёх из семи взорванных опор линий электропередач, две опоры располагаются в зоне, где возможно найти свидетелей происшествия, одна опора находится в полевых условиях без возможности определения факта и времени установки взрывного устройства. Видеоплёнки с камер изъяты и находятся на экспертизе».

«Отличный доклад» – кивнул консультант, допивая кофе у окна.

В этот момент дверь открылась, и в зал вошёл генерал в сопровождении слегка упитанного мужчины средних лет невысокого роста в круглых очках, джинсах и пиджаке пепельного цвета. Генерал окинул взглядом собравшихся – по виновному виду подчинённых было несложно догадаться, что заседание группы началось без него и уже шло полным ходом.

13
{"b":"219732","o":1}