ЛитМир - Электронная Библиотека

На третий день аварии ситуация в городе несколько улучшилась – в домах населения по разработанному расписанию по районам стали подавать электроэнергию, в бесперебойном режиме заработали системы водоснабжения и водоотведения, включились мачты уличного освещения города в ночное время. К концу дня энергетикам удалось запустить в тестовом режиме энергоснабжение на 7 из 11 линиях московского метрополитена. Продовольственный кризис и паника постепенно спадали. Из города начался вывод воинских соединений, ранее введённых для обеспечения правопорядка.

Вместе с тем, по мере нормализации ситуации и постепенного возобновления привычного ритма городской жизни, всё более актуальными для москвичей становились классические вопросы, сопровождающие любое крупное событие – «Кто виноват? Почему так произошло? И что теперь делать?». Тема причин и последствий аварий стала наиболее живо обсуждаемой как в местных и федеральных средствах массовой информации и Интернет форумах, так и в обычных московских дворах, во время очередных веерных отключений электроэнергии. В условиях практически полного отсутствия информации от официальных источников население с жадностью поглощало любые сплетни и надуманные теории различных «полупрофессионалов» своего дела и журналистов. Версия о возможной причастности анархистов, скупо озвученная днём следственными органами, вкупе с появившимся сенсационным видеороликом в Интернете, произвели настоящий фурор и были восприняты в целом позитивно, хотя и неоднозначно…

Чрезвычайное происшествие

(24.06.2011, Москва, 10–00)

Очередное заседание группы под руководством генерала началось ровно в 10 часов утра и проходило без особых неожиданностей, поскольку, за прошедший день новой информации по расследованию дела практически не поступило. Из членов группы на заседании отсутствовал только Виталий, заблаговременно уведомивший генерала о неотложных делах у себя в конторе…

«После того как нами были отметены версии причастности движения анархистов и биржевых спекуляций, в настоящее время, по сути, у нас остаётся только версия терроризма на политической или религиозной почве, либо наличие каких-либо сугубо специфических целей, не укладывающихся в общепринятые шаблоны поведения» – резюмировал свой доклад Сергей.

Генерал, выслушав доклад майора по делу, вопросительно с надеждой посмотрел на консультанта – «Алик, какие у Вас соображения?».

Консультант до этого спокойно пивший кофе, стоя на привычном месте у окна, прокашлялся и, переведя взгляд на Людмилу начал – «Людмила, предлагаю ещё раз пройтись по результатам экспертизы взрывных устройств. И так, что мы знаем?».

«Во всех взрывах использовалось типовое устройство с железной оболочкой и 3 килограммами взрывчатки, аналогичной используемой в строительных работах и карьерных разработках. Внешняя сторона оболочки устройства покрашена в точный цвет несущих конструкций линий электропередачи для снижения заметности и содержит несколько наклёпок, имитирующих надёжное соединение устройства с опорой. Устройство оснащено электронным таймером и аккумуляторными батареями, допускающими автономную работу, по оценкам экспертов, в течение 5–6 месяцев. Кроме того в верхней части на внешней стороне устройства имеется небольшая солнечная панель, ранее принятая нами за фотоэлемент, по аналогии с теми, что применяются в обычных карманных калькуляторах, обеспечивавшая подзарядку аккумуляторных батарей устройства. Эксперты затруднились определить максимальное время работы устройства – теоретически, с такой подзарядкой оно может работать неограниченно долго. Внутри устройства электроника и батареи были залиты в парафин, вероятно, во избежание окисления контактов в результате попадания влаги, а также для обеспечения изоляции от металла корпуса и возможных наводок на металлическую опору линии электропередач. Вместе с тем эксперты не смогли определить способы дистанционной или ручной коммуникации с устройством – таким образом, единственным путём подрыва мог быть только изначально установленный в нём электронный таймер. Устройства крепились к опоре за счёт магнитного притяжения – килограммовая оболочка устройства была намагничена, кроме того внутри имелось два массивных постоянных магнита» – отчиталась Людмила.

«За какой период нам доступны записей видеокамер, и что дали результаты анализа записей?» – продолжил опрос консультант.

«Доступны видеозаписи за период с двух недель до двух месяцев, сделанные камерами возле четырёх из семи взорванных опор. По остальным опорам видеозаписей нет. Анализ видеозаписей и опрос свидетелей не выявили ничего необычного, происходившего вблизи опор в последнее время. Определить по записям наличие взрывного устройства на опоре также не удалось – угол обзора камер недостаточен. Детальный анализ компонентов устройства и коррозии металла с целью определения периода изготовления устройства и установки на опору дал смешанные результаты – от 3–4 месяцев до 5 лет» – завершила отчёт Людмила.

«А теперь, коллеги, обобщим вышесказанное» – предложил консультант, допив свой кофе – «Взрывное устройство весьма простое по конструкции и изготовлению, но, надо отдать должное, весьма функциональное – даже с подзарядкой, которая обеспечивает его непрерывную работу в течение не то, что месяцев, а даже лет! Зачем?».

«Чтобы его незаметно смог установить даже одиночка?» – спросил Сергей.

«Именно, майор! Но к чему такие сложности?» – усомнился консультант – «Разве нельзя этому человеку было просто сесть на машину и расставить все устройства разом за один вечер и провести теракт одним днём?».

«Так ведь рискованно же. Опоры, хотя и не охранялись особым образом, но 6 из 7 опор были в зоне жилой застройки, и установить устройство даже ночью никем незамеченным было проблематично» – подключился Александр.

«Да, а он, по всей видимости, рисковать совсем не собирался» – резюмировала Людмила – «Поэтому в течение месяцев спокойно выбирал время и место для установки очередного устройства!».

«Да» – уверенно ответил консультант – «Поэтому у нас ничего нет на видеозаписях – на это могли уйти месяцы или даже год – два».

«Но как был осуществлён подрыв?» – поинтересовался Сергей – «Если ставить устройства на протяжении двух лет, то, как обеспечить их срабатывание в одно и то же время?».

«Это скорее технический вопрос – те же кварцевые генераторы имеют достаточную точность, чтобы обеспечить синхронность единожды установленных таймеров в течение целого ряда лет без существенных расхождений» – резонно отметил консультант и продолжил – «Для нас это означает совсем другое. Этот одиночка начал готовился к этому акту 5–7 лет тому назад. Он достал взрывчатое вещество, далее, разработал схему устройства и электроники, затем опробовал макет устройства, потом синхронизировал таймеры, выбрал наиболее уязвимые опоры, обследовал цвет металла опор и в течение года – двух незаметно установил покрашенные под цвет опор устройства… Это потрясает воображение!».

Консультант задумался на минуту и продолжил – «И всё это время этот человек чётко видел свою цель…, а мы работаем по делу 4-ый день и всё ещё не имеем никакого понятия об этой цели…».

«И что нам делать дальше?» – спросил уже на этот раз генерал.

«Искать факты, ещё раз анализировать имеющиеся данные. Версию с терактом закрываем – у этого человека были иные мотивы, далеко отличные от текущей политической и/или религиозной конъюнктуры» – задумчиво произнёс консультант – «Но его целью было не погрузить весь город во тьму, а нечто большее – надо ждать! Он точно должен сообщить о себе! Это дело становится всё более и более интересным! А пока, коллеги, расширьте временной горизонт для поиска – нас интересуют все случаи хищения и попытки приобретения взрывчатки за последние 5–7 лет».

В этот момент в зал вошёл Виталий с бледным лицом в сопровождении двух высокопоставленных чинов его ведомства. Не тратя время на представление коллег, Виталий сразу перешёл к делу – «Генерал, у нас проблемы – нам необходимо срочно переговорить с Вами и консультантом, наедине».

22
{"b":"219732","o":1}