ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Будь что будет, именно этого здорового авантюризма ей не хватало в жизни, именно этих острых ощущений…

И все-таки она упала.

Упала, неловко завернув, пытаясь объехать одинокую сосну. Падение не было ни страшным, ни болезненным: в самый последний момент ей удалось сгруппироваться. Лыжи простили ей ошибки в скольжении и неопытность. Но она все-таки по касательной задела сосну и потеряла палку, только и всего. Отличную палку.

Только о ней думала Ольга, сидя в снегу. Уже потом она ощупала себя: вроде бы все в порядке, никаких повреждений.

Когда дрожь от падения унялась, она подняла голову и осмотрелась. Впрочем, что-либо увидеть в сумерках было не так-то просто, в глаза лезли только злополучная, искореженная временем сосна и скалы — справа и слева от Ольги.

Она понятия не имела, где находится: ей казалось, что Спуск длился полчаса, не меньше. Впрочем, время имеет тенденцию сжиматься и растягиваться, так что не стоит особенно доверять своим ощущениям.

Судя по всему, «Роза ветров» где-то справа. Если попытаться подняться наверх…

Ольга с сомнением посмотрела на однообразный склон.

"Нет, такую высоту, заслоненную скалами, ей не осилить. Но если попытаться обойти их и двинуться направо…

Для начала нужно найти палку.

Ольга обшарила все пространство в радиусе нескольких метров, проклятая палка как в воду канула. Но и оставаться здесь было бессмысленно. Недавнее счастливое ощущение полета и полного внутреннего освобождения сменилось легкой паникой: только этого не хватало. Нужно взять себя в руки, подняться и пойти. Черт ее дернул совершать такие рискованные променады на ночь глядя! Ольга поднялась в сгущающихся сумерках и покатила вдоль скал. Она даже приспособилась к одной палке, но спустя некоторое время поняла, что от лыж лучше отказаться: рядом со скалами почти не было снега: здесь скорее пригодились бы альпинистские ботинки с шипами. Ольга отстегнула лыжи и взвалила их на плечо — идти стало легче, хотя она до сих пор сомневалась в правильности выбора направления.

К ночи похолодало, и это стало серьезно беспокоить Ольгу. Не хватало еще замерзнуть на этом фешенебельном курорте, заплатив бешеные бабки за путевку и снаряжение! От этой мысли ей даже стало весело. Что ж, она замерзнет, но зато и Ионе не придется входить в дом ее тела, тщательно вытирая ноги при входе.

Главное — не паниковать. Помни, ты дочь своего отца, а он вовсе не порадуется, когда узнает, что ты бездарно замерзла, заблудилась, не нашла выхода из создавшегося положения.

Ольга шла, пока не выбилась из сил, а скалы все не кончались.

Стоп.

Нужно где-нибудь передохнуть и оценить ситуацию. Она вплотную приблизилась к скалам и спустя несколько минут нашла то, что искала: небольшую нишу, которая может послужить ей временным пристанищем. Ольга прислонила лыжи к черной поверхности скалы и присела на корточки. Самое время, чтобы подумать. Ольга похлопала по карманам своего костюма. Слава богу, сигареты и зажигалка лежали на своем месте.

В Москве она редко курила, да и за все время пребывания в «Розе ветров» выкурила не больше пяти сигарет. Но сейчас именно та ситуация, когда стоит сделать пару затяжек. Она достала начатую пачку «Мальборо», выбила сигарету и, щелкнув зажигалкой, с жадностью затянулась. Огонек сигареты успокаивал ее и давал возможность спокойно размышлять.

Минут через сорок станет совсем темно. Значит, до наступления ночи у нее остается время. Будь реалисткой, Ольга, спуск занял двадцать минут, не больше. Ты все время двигалась по прямой вниз. В самом начале спуска «Роза ветров» оставалась справа. Десять минут ушло на фуникулер. Ольга взяла палку и нарисовала прямо на снегу некое подобие схемы. В ее центре лежал квадрат. Нижняя правая его точка означала место подъема фуникулера. Верхняя правая — начало трассы. Верхняя левая — то место, откуда она начала свой полубезумный отчаянный спуск. Нижняя левая — ее нынешнее местоположение. Квадрат — очень ясная геометрическая фигура, она может успокоить кого угодно. Похоже, что «Роза ветров» и нынешнее место ее пребывания находятся где-то на одной прямой.

Ольга приободрилась и улыбнулась самой себе: иногда и гуманитарии способны к точным логическим построениям!

Ольга откинулась назад и прислонилась к скале — и тотчас же услышала, как что-то звякнуло.

Ну конечно же, ключ от их коттеджа.

Ключ от коттеджа, который она не отдала портье, а прихватила с собой, когда вернулась, чтобы взять лыжи. Тогда, после бегства от Ионы, спустя двадцать минут Ионы уже не было у коттеджа, хотя она втайне надеялась (предательница, предательница, предательница!), что он будет ждать ее…

А теперь ключ выскользнул из кармана. Не хватало, чтобы она потеряла его — так же, как потеряла лыжную палку! Ольга наугад пошарила рукой по снегу: проклятый ключ не находился! Но ведь он не мог отлететь далеко. Она встала на четвереньки и поднесла к снегу зажженную зажигалку. Слава богу, — ключ сразу же нашелся, он тускло поблескивал у самой скалы.

Ольга сунула его в карман и только теперь заметила, что огонь зажигалки странно отклонился к скале. Его как будто что-то потянуло к гладкой поверхности камня. И это при полном-то безветрии! Но спустя секунду такое странное поведение огня получило вполне реальное физическое объяснение: у самого основания скалы Ольга увидела узкую щель, едва заметную в снегу. Она наткнулась на щель случайно, только потому, что искала ключ и воспользовалась для его поисков зажигалкой. Ольга машинально сгребла перчаткой верхний слой снега, и щель расширилась.

Ничего себе, пещера Али-Бабы!

Заинтригованная, она принялась отбрасывать снег, и спустя минуту щель превратилась в лаз. В него вполне мог протиснуться человек.

Ольга колебалась недолго: похоже, затяжной вечерний полет по снежной целине задел в ней какую-то доселе неведомую авантюрную струну. А вдруг там, внутри скалы, действительно пещера Али-Бабы, несметные сокровища, золото скифов, золото рейха, золото партии?.. Она скользнула вниз, даже не задумываясь о последствиях.

…Спуск оказался совсем пологим и не занял больше нескольких секунд. Оказавшись внутри скалы, Ольга снова зажгла зажигалку.

Вот это да!

Рядом с ней, у правой стены, лежала связка факелов. И большой коробок охотничьих спичек в целлофановом пакете.

Возбуждение Ольги достигло крайней точки. Она вытащила из пакета спички и взяла один из факелов. Когда ярко вспыхнувшее пламя осветило все вокруг ровным светом, Ольга увидела прямо перед собой узкий коридор, похожий на штольню. Коридор уходил в глубь скалы, и Ольга двинулась по нему. Шла она недолго, коридор же постепенно расширялся и наконец превратился в довольно большой зал с низкими сводами. Очертания зала терялись в темноте, так что Ольга даже представить не могла его реальной величины.

Справа от входа она заметила какой-то странный механизм: алюминиевые соединения трубок, чем-то неуловимо напоминающие самые обычные, вполне невинные мелиоративные машины. Но то, что она увидела спустя секунду…

Факел в ее руке преобразил зал.

Он ожил, заиграл нестерпимо ярким светом: только теперь Ольга поняла, от чего идет этот свет.

В самом центре зала жил своей собственной жизнью ее собственный, увиденный только сегодня кошмарный сон.

Она еще не до конца поняла это, но уже почувствовала.

Холодея от страха, на подломленных ногах, она медленно приближалась к своему сну, и факел в ее руках дрожал.

Это был самый страшный музей, который только можно себе представить. Музей одной-единственной, но совершенной скульптуры.

Сначала Ольга так и восприняла это — как скульптуру. Как маленькую часть того ледяного городка, который так страшно напугал ее… Но там был только лед, самый безобидный лед, только и всего. Лед, осколки которого вполне сгодились бы для бокала с мартини. Сплошной лед без всяких изысков.

Под этим же льдом была смерть. Она поняла это, как только подошла поближе: семь человеческих фигур из льда, застывших в самых разных позах. С той лишь разницей, что это были не просто искусно сделанные фигуры.

30
{"b":"21977","o":1}