ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взяв мятую бумажку, на обратной стороне которой было напечатано ресторанное меню, Звягинцев принялся выводить осторожные каракули; его почерк никогда не отличался особой изысканностью. Через полчаса докладная записка товарищу генерал-майору была готова, а результаты напряженной умственной деятельности выглядели следующим образом.

1. В течение двух лет в окрестностях курорта «Роза ветров» при невыясненных обстоятельствах пропало семь человек (см, приложение). Возможно, их тела и были обнаружены гражданкой Красинской О.И. По предварительным данным, она может опознать троих: а) гражданина Позднякова К. б) гражданку Маляренко О. в) гражданина Княжинского Э. Юного альпиниста Эдика Княжинского из Тольятти Звягинцев приписал наугад и исключительно из любви к Васькиной беллетристике: Ольга говорила о юноше, которого обнаружила первым. Из семи пропавших только ему одному было меньше двадцати и он единственный подходил под определение «юноша».

2. Все потерпевшие находятся в одном месте, хотя пропадали в разных местах и в разное время, из чего следует наличие злого умысла в действиях человека (или группы лиц), который (которые) спрятал тела.

3. Возможно, потерпевшие не просто погибли в результате того или иного стихийного бедствия, а были умерщвлены, из чего следует, что возможный подозреваемый (или группа подозреваемых) совершил умышленное убийство.

4. По утверждению гражданки Запесоцкой Н.В., за несколько минут до схода лавины она видела пропавшего Позднякова К, в обществе еще одного горнолыжника. Опознать спутника Позднякова К, ей не удалось. Все опрошенные утверждают, что никто из них не разговаривал с Поздняковым и не видел его.

(Из этого Звягинцев сделал вывод, что он кого-то не опросил или кто-то, кого он опросил, лгал сознательно. Возможно, это и был человек, связанный с пещерой.) 5. Из всего вышеизложенного, а также в связи с обстоятельствами каждого из исчезновений, происшедших в районе курорта «Роза ветров», можно сделать вывод, что человек (или группа лиц), причастный к делу, находится (находятся) на территории курорта и по сей день.

Окончив свой титанический труд и пролив на бумажонку остатки пива, Звягинцев глубоко задумался. Он сознательно не включил Васю Сикачинского ни в один из пунктов, он даже не упомянул его, хотя это было вполне уместно. Любой намек на так внезапно исчезнувшего парня ставил бы его в один ряд со злополучной семеркой неживых, а этого Звягинцеву не хотелось больше всего.

«Злоупотребляешь служебным положением, старый хрыч, — грустно подумал он, — прячешь голову в песок…»

После обглоданной бумажки с ресторанным меню в ход пошла еще одна — с перечнем напитков в «Ричарде Бахе». На ее обратной стороне Звягинцев вывел:

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ 1. Еще раз допросить гр. Запесоцкую Н.В. Уточнить сведения о фотографии гр. Позднякова К., а также о контактах гр. Запесоцкой Н.В. с гр. Красинской О.И.

2. Установить, кто еще, кроме гр. Запесоцкой Н.В., видел гр. Позднякова К, на трассе для фристайла вместе с неустановленным горнолыжником.

3. Навести справки о ледяном городке в черте «Розы ветров». Кто принимал участие в его строительстве.

4. Установить круг лиц, из числа обслуживающего персонала, контактировавших с пропавшими.

5. Послать запрос о местонахождении Сикачинского Василия Андреевича.

Все-таки он не удержался и вставил Ваську в перечень.

Его отсутствие в свете вновь появившихся фактов стало беспокоить Звягинцева все больше. Единственное, что пока утешало его, — Ольга видела семь тел. Семь, а не восемь.

Звягинцев решил приступить к делу завтра с утра и выяснить все по пунктам. А пока можно было спокойно допить пиво и почитать на сон грядущий.

В распоряжении Звягинцева была только одна книжка — «Колыбельная для ежика». И снова суеверный Пал Палыч не удержался и решил испытать судьбу.

— Двадцать третья страница, седьмая строка снизу, — сказал он сам себе и бесстрашно открыл книгу. То, что он прочел, повергло Пал Палыча еще в большее уныние: «Всю ночь звери искали лисенка, но так и не смогли найти. Им и невдомек было, что хитрый лисенок даже и не думал прятаться, он знал старую лисью истину: никогда не прячься, и тогда найти тебя будет невозможно».

…Она все знает о пещере.

Сегодня Она сама мне об этом сказала. И добавила, что это похоже на кошмарный сон. Я согласился, и больше мы не возвращались к этому разговору.

У Нее великолепная грудь, я даже держал ее в руках, как держат в руках птицу. До этого я никогда не держал в руках птиц. Ей это нравится, я вижу, и о муже она не вспоминает.

Кажется, я все сделал правильно. Когда я понял, что покой моей мастерской нарушен случайно — а иначе и быть не может, — я все сделал правильно. Я не паниковал. Я отнес лыжи совсем в другое место. Я даже забрал окурок и положил его рядом с лыжами. Надеюсь, это позволит мне избежать ненужных потрясений.

Больше всего я боюсь, что моя работа будет прервана еще до того, как я окончу ее. Сегодня возникла реальная опасность этого. Но и ее я счастливо избежал.

Снег, младший брат льда, такой нежный, такой трогательный, помог мне в этом. Он скрыл все следы. Мои следы он тоже скрыл.

Она тоже отправилась на поиски лыж — вместе с другими, вместе с этим толстым омерзительным секьюрити. Из него бы никогда не получился хороший натурщик. Его тело не может вызвать ничего, кроме отвращения. Кроме отвращения и ненависти.

Она отправилась на поиски лыж вместе с другими. Она не могла не пойти. Она пошла и убедилась, что это действительно кошмарный сон. Ничего больше.

Она не кажется мне разочарованной этим. Она не казалась мне разочарованной, даже когда говорила о пещере. Чего не скажешь обо мне. Я очень разочарован. Тем, что одна из центральных фигур моей композиции оказалась поврежденной. Хорошо еще, что мне быстро удалось поправить ее и снова залить лицо подонка Кирилла льдом.

Получилось даже лучше, чем было изначально.

Получилось так хорошо, что я подумал: почему бы не покрыть все фигуры еще одним слоем льда? Иногда полезно делать такие вещи: материал кажется живым, и это еще больше подчеркивает прихотливость смерти.

Я должен подумать о ее разнообразии. О разнообразии выражений ее лица.

— Кажется, я готов пересмотреть концепцию — именно Она помогла мне в этом. Женщина, которой будет отведена центральная роль. Женщина, которой я буду поклоняться. Моя собственная женщина, я держал ее грудь, как птицу в руке.

Смерть может нести ужас. Может нести покой. А может нести любовь: рано или поздно мы все будем ждать своих возлюбленных в темноте ее глазниц. Именно здесь назначаются все самые главные свидания в жизни…

Я много думаю об этом в последнее время. Моя возлюбленная будет ждать меня. А я буду ждать Ее. И мы никогда не расстанемся.

Никогда.

"Холодно.

Боже мой, почему так холодно?

Ведь в камине всегда горит огонь, и Марк подбросил дрова — как раз перед тем, как я погрузилась в сон. Почему так холодно и почему так болит голова? И саднит рука, обожженная факелом… Да, факелом в пещере, хотя Марк попытался уверить меня в обратном. Он сказал, что я обожгла руку зажигалкой, когда пыталась прикурить сигарету у скал… Что я просто забыла об этом.

Как я могла забыть?

И почему так холодно?

Так холодно, что даже не хочется открывать глаза. А вдруг я открою глаза и сразу же окажусь в той пещере, подо льдом…

Горло болит по-прежнему, даже остывший компресс его не спасает. И странная сухость во рту — почему? Я же ничего не пила, даже от мартини отказалась. Мне вообще нужно воздержаться от спиртного, так будет лучше для всех. Так я сумею сохранить ясную голову".

…И все-таки Ольга открыла глаза. Но то, что она увидела, потрясло ее. Потрясло даже больше, чем произошедшее прошлой ночью в пещере. Как бы там ни было, люди, спрятанные во льду, не имели к ней никакого отношения. Она была лишь случайным свидетелем, не более. Теперь это каким-то странным образом касалось ее самой.

40
{"b":"21977","o":1}