ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лолита
Красавиц мертвых локоны златые
Сломанные вещи
Рыба и морепродукты. Закуски, супы, основные блюда и соусы
Континентальный сдвиг
Доктор Евгений Божьев советует. Как самому вылечить суставы
Откровения мужчины. О том, что может не понравиться женщинам
Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин
Призраки Сумеречного базара. Книга вторая
A
A

— Вот как? — Марк внимательно смотрел на Ольгу.

— Не обращай внимания, милый, у меня всегда были проблемы с этническими меньшинствами.

— Тогда пойдемте. Нам нужно добраться до места до наступления темноты. — Марк решил не вдаваться в подробности. Он всегда скептически относился к разного рода предсказаниям.

Их стройная кавалькада двинулась к выходу.

У самой двери Ольга не выдержала и обернулась.

Цыганка пристально смотрела на нее из своего угла за чахлой пальмой. Она стояла чуть в стороне от всего табора. И ее горящие неистовым светом глаза показались такими знакомыми, что Ольга едва не потеряла сознание.

Это были почти забытые глаза ее матери.

Мананы.

«Уезжай, — говорили они. — Уезжай, беги отсюда, иначе ты умрешь… Уезжай!»

* * *

Путь в «Розу ветров» занял четыре часа.

Иона неплохо управлялся со своей «Нивой», больше похожей на вездеход. Инка заняла место рядом с водителем, Марк и Ольга устроились на заднем сиденье. Несколько раз Ольга засыпала и просыпалась, а Марк так и не убрал руку с ее плеча. И как только она не затекает, сонно удивлялась Ольга. Впрочем, ничего удивительного в этом нет: Марк всегда был терпелив, так же, как и туркменские змеи, среди которых он вырос.

Инка, глазевшая в окна на горный пейзаж, с наступлением ранних сумерек заскучала. И перенесла все свое внимание на ненавистного зятька. И его простодушного братца. Но разговорить Иону ей не удалось — единичный прискорбный случай в карьере штатной обольстительницы.

— Ну-ка, Иона, расскажите-ка про ваше дворянское гнездо, — приставала она к Ионе.

— Я горноспасатель, а не гид…

— И все-таки… Вы же заинтересованы в клиентуре…

— Лично я — нет. Лишняя головная боль. Вечно с вами что-нибудь случается.

— Вы имеете в виду пропавшего парня. Его так и не нашли?

— Нет.

— Очень интересно. — Инку всегда умиляли чьи-то трагические истории. Ольга сильно подозревала, что, состарившись, ее подруга заведет анатомический театр, где экспонатами будут служить жертвы несчастных случаев.

— Куда уж интереснее. Вся турбаза на рогах.

— Турбаза? — Инка вопросительно вскинула брови. — Марик, душка, ты же обещал нам горнолыжный курорт мирового класса.

— А он и есть мирового, — вступился за брата Иона. — Не разочаруетесь.

Он посмотрел в зеркальце, и Ольга увидела его глаза — совсем рядом. Что-то в них было… Что-то такое, что заставило ее крепче прижаться к Марку.

— У тебя молчаливая жена, — сказал наконец, Иона, сам не отличающийся разговорчивостью.

— Зато теща молотит за двоих, — Марк не удержался, нагнулся вперед и потрепал коротко стриженный затылок Инки. — Правда, дорогуша?

— Святая правда, — легко согласилась Инка. — А дансинг у вас есть?

— Чего? — удивился Иона.

— Марик, душка, твой братец тебя компрометирует. Дансинг — в смысле танцульки под баян.

— Этого добра навалом. — Глаза Ионы в зеркале все еще не отпускали Ольгу. — Ресторан и два бара, а в ресторане еще струнный квартет для особо продвинутых.

— Отлично, — Инка хихикнула. — Иона, приглашаю вас на белый танец сегодня же вечером.

— Сегодня не получится. Будем искать его, пока не найдем.

— Несчастную жертву оползня? — веселилась Инка.

— Я на вашем месте попридержал бы язык, Инесса, — только теперь Иона нашел нужным нелицеприятно высказаться. — Горы все слышат. И за подобные высказывания можно поплатиться.

— Да ладно вам. — Инка примирительно коснулась его плеча. — Лучше расскажите, что еще нас ждет. И что день грядущий нам готовит.

— Думаю, кроме баров, ресторана и этого вашего.., дансинга.., вас больше ничего не интересует.

— Вы еще забыли струнный квартет. Иона.

— Извините.

— И все-таки?

— Три подъемника. Фуникулер. Пять спусков. Одна очень хорошая трасса — для новичков. Вы ведь новички, как я понимаю. Об экстремальных вариантах типа сноуборда я не упоминаю.

— И напрасно, — наконец Марк получил возможность раскрыться во всей своей красе. — Как насчет карвинга <Карвинг — особая техника катания на лыжах резаными поворотами.>?

— Ого! — Иона присвистнул. — Ты даже это знаешь? Есть у нас тут любители… Но думаю, твои женщины тебе компании не составят.

— Отчего же, — улыбнулась Инка. — Если этот благородный человеческий материал попадет в руки толкового инструктора…

— Я не инструктор.

— Я не имею в виду вас.

Иона обернулся к брату.

— Похоже, у твоего тестя много проблем с такой женой.

— Что вы, милый Иона, я как жена Цезаря: вне подозрений. Так что за свою девственность можете не опасаться.

— Постараюсь.

Из-за крутого поворота показались огни — маленький городок в самом сердце гор и ледников выглядел просто феерически. Целый комплекс зданий, трехэтажная гостиница из стекла и маленькие коттеджи по периметру, все в духе Швейцарских Альп. Даже небо над ними казалось ярко освещенным. Никто не был готов к такому великолепию.

— Где мы? — наконец спросила притихшая Инесса.

— Не в Австрии, это точно. — Иона казался довольным произведенным эффектом.

— Кара, — Марк и здесь нашел повод, чтобы поцеловать Ольгу, — бросаем Москву к чертовой матери и отправляемся сюда на вечное поселение.

— Я согласна, — просто сказала Ольга.

— Ну что ж, добро пожаловать в «Розу ветров». — Иона надавил на клаксон, и автомобиль издал радостный рык. — И приятного отдыха.

Зрачки его глаз в зеркальце, полдороги взрезавшие лицо Ольги как будто ножом, сверкнули неожиданной нежностью.

* * *

Еще в Москве перед самой поездкой Марк зарезервировал за собой коттедж из двух комнат: крайний в ряду, но именно из него открывался самый лучший вид на горы. Конечно, можно было ограничиться номером люкс в гостинице, как это сделала Инесса, но Марк отмел эту идею сразу.

— Все гостиницы похожи друг на друга, кара, — сказал он Ольге.

— Даже пятизвездочные?

— Пятизвездочные особенно. Камин и деревянный пол — совсем другое дело.

Только теперь Ольга по достоинству оценила романтический пафос Марка.

У портье — хорошенького молодого парнишки с грустной физиономией — они получили ключи от коттеджа. Парнишка оказался вежлив: он всеми силами пытался соответствовать мировым стандартам.

— Добро пожаловать в «Розу ветров». — Он профессионально улыбнулся, обнажив розовые десны. — И приятного отдыха.

— Похоже, фраза «Добро пожаловать и приятного отдыха» является здесь стойким идиоматическим выражением, — заметила Инесса — Моя фамилия Шмаринова, номер люкс, пожалуйста.

Ольга вздрогнула: она никак не могла привыкнуть к тому, что теперь уже Инка носит ее собственную девичью фамилию. Сама Ольга после свадьбы взяла фамилию мужа. Ольга Красинская, звучит совсем неплохо и еще больше приближает ее к Марку. Мечта идиотки — быть совсем рядом, подойти так близко, как только возможно .

— Да-да, — портье протянул Инке ключ, — номер двенадцать, вас проводят.

— Сама дотащусь. — Инка с сомнением оглядела околачивающегося поблизости сытенького боя в униформе. На его лице была написана непреходящая, почти извращенная страсть к чаевым.

— Как хотите, — портье сразу сник.

— Ты ведь поможешь мне, Марк, душка?

— Куда ж я денусь…

Ольга и груженный чемоданами Марк направились следом за Инкой.

Ее номер оказался на третьем этаже: шикарные апартаменты для медового месяца четы престарелых альпинистов-разрядников, за плечами которых неудачная попытка покорения пика Коммунизма.

— Неплохо, неплохо, — сдержанно оценила свое новое пристанище Инка. — Даже махровые халаты в ассортименте.

Думаю, Игорь останется доволен.

Отец обещал подъехать на пару дней — по возможное ти, — хотя Ольга относилась к этим его порывам скептически: работа прежде всего. Правда, в последнее время Игорь Анатольевич стал меняться, он и недели не мог прожить без своей жены.

— Ну, идите, дети мои, — благословила их Инка, плюхнувшись с ногами на шелковое покрывало кровати. — Встречаемся через полтора часа в местном баре.

5
{"b":"21977","o":1}