ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наши изыскания увенчались успехом. Нам удалось найти немало упоминаний о Диане. Впервые о ней узнали три года назад, но пик статей пришелся на прошлый год, когда Диана, без сомнения, блистала, признанная ведущей моделью дома «North Wind». Диана редко оказывалась героиней какой-нибудь скандальной статейки, но таких все же набралось четыре штуки. Их я решила просмотреть с особым вниманием, а все остальное — только из профессионального любопытства.

Когда горы хлама вокруг нас были просмотрены, а все нужное отложено в сторонку, Славик с удовольствием потянулся.

— Теперь неплохо бы по пивку? — Он выжидающе уставился на меня:

— Как ты на это смотришь?

— Ваш героический труд, — откликнулась я, — вполне заслуживает поощрения. Но я бы ограничилась шоколадкой.

— От сладкого зубы портятся, — Кирилл жалобно шмыгнул носом, — пивка бы, конечно, лучше.

— И с соленой воблочкой, — поддержал его Славик.

— Ладно, вымогатели, — я решительно пододвинула к себе груду бумажного мусора, — будет вам пиво, а воблочка, уж не обессудьте, только за ваш собственный счет.

— А когда будет пиво? — К Славику снова вернулось жизнерадостное настроение.

— Да хоть прямо сейчас. — Я подхватила мусорную кучу и понесла на свой стол.

Сложив ее стопкой, вернулась к своим добровольным помощникам, которые терпеливо ждали оплаты своего поисково-мусорного труда, как птенцы чайки терпеливо ждут рыбку, которую им таскают родители. Не заставлять же мне коллег-"птенцов" ждать до бесконечности. Порывшись в сумочке, я нашла необходимую мелочь и вернулась к ним.

— Довольны? — спросила я, кидая монетки в сложенную ковшиком ладонь Славика.

— Должно хватить, — он слегка погремел честно заработанным капиталом. — Пойдем, что ли, Киря.

— Может, ты сам, — Волоснов зашмыгал носом, — или без компании не обойдешься? А то мне собираться долго, — заныл он жалобно.

— Ладно уж, жертва сквозняков и геморроя, — Славик покровительственно похлопал его по плечу. — Я быстро. И рыбку заодно захвачу, так что обед у нас сегодня будет что надо. Спасибо, дорогая Леда. Спасибо, лучезарная богиня.

— Пожалуйста, дорогой Крокодил. Заходите еще. — Я наконец-то освободилась от них и могла взяться за работу.

Но, видно, такое уж выпало везенье, что поработать мне было не дано. Пошехонцеву что-то где-то кольнуло, и он срочно отправил меня на пресс-конференцию, которую давало украинское трио «Осшнш цвгг», посетившее наш город во время гастрольного тура с программой «Осшнш цвгг — шипшины квпы». Я для вида немного посопротивлялась, но потом все же отправилась в гостиницу «Балтика».

Жизнерадостные хохлы уже пересмеивались между собой, подшучивали над журналистами, коверкая русский язык и стараясь перейти на свой родной. Относительно серьезным оставался лишь их менеджер, этакий казак с длинными вислыми усами и седой чуприной. Дядька временами сурово покрикивал на своих подопечных Вениамина, Геннадия и Алену, в его интерпретации «Геньку, Веньку и Олэньку». Как выяснилось, любимым словом казака-менеджера было слово «геть», произносимое со смачным придыханием, все остальные слова проскакивали как-то малозаметно. Но все же именно от него журналистская братия могла добиться кое-какой информации.

Когда дошло до блицвопросов, то трио чуть не охрипло, опровергая друг друга, но все же закаленным в боях со знаменитостями работникам пера и корифеям газетных полос удалось выяснить, что название программы «Осшнш цшт — шипшины квпы» переводится все же не как «Осенний цвет — цветы шиповника», а нужно подразумевать: «Цвет осени — это цвет цветущего шиповника». Журналисты заспорили, пытаясь убедить, что они все же понимают «украшьску мову», но хохлы подняли москалей на смех и благополучно остались при своем мнении.

Но, в общем, я не пожалела, что посмотрела на ребят. Они были настолько не похожи на наших кислотных звезд, наряженных в самые нелепые одеяния и несущих несусветную чушь, из которой нам, пишущей братии, приходится потом выуживать малюсенькие осколки вразумительных фраз. Развеселое же трио, видимо, решило побить все рекорды по смеху, а также по вызыванию этого самого смеха. Генька травил анекдоты, Венька передразнивал членов правительства, как российских, так и украинских, а Алена, накинув на голову шарфик, изображала древнюю бабусю, которая попала на рок-концерт, потом очутилась в гей-клубе, а затем познакомилась с путанами.

Собравшиеся журналисты, позабыв о своих обязанностях, откровенно ржали, но самые упертые или самые дотошные пытались все же вылезти со своими вопросами, на что хохлы отвечали новыми хохмами. Я просто сидела и слушала, в сотый, наверное, раз поблагодарив Илюшу, который, спроваживая меня на эту пресс-конференцию, заставил-таки взять с собой диктофончик. Теперь, включив его, я могла не беспокоиться ни о чем и просто сидеть и слушать. А потом и коллег можно будет позабавить «выступлением».

* * *

Не верилось, что наконец-то у меня выдался свободный вечерок и не нужно ничего делать. Можно поваляться с книгой на диване, можно посмотреть телевизор или поставить какую-нибудь романтическую американскую комедию, где обязательно будут дети или животные, а влюбленные все равно найдут друг друга и все закончится хеппи-эндом.

Я побродила немного по комнатам, зажигая и выключая свет, перебирая и снова отбрасывая книги. Порылась немного в видеокассетах, но снова запихнула эту кучу на место. За последние дни я как-то стала отвыкатьот одиночества. Герт почти постоянно находился рядом со мной, и мы все время куда-то ездили, ходили, что-то смотрели, с кем-то встречались. Кстати, он ведь обещал мне, что на этом дурацком сейшене будет тип, который рассказывал ему про Диану. И я хороша. Забыла про это самым бессовестным образом. И Герт тоже хорош! Ни словечком не обмолвился. Наверное, тоже забыл, растяпа. Интересно все-таки, где он сейчас пропадает? Пьет с кем-нибудь, не иначе, или нашел себе кого-нибудь. Хотя, судя по последним выходкам, он способен находиться где угодно. Может, даже в библиотеку направился или планетарий, кто его знает?

Нет, ну что Герт за пакость, вот так меня бросить и пропасть неизвестно куда. А я тут сиди одна. Стоп! Кажется, я уже не одна. Дверь кто-то пытается осторожно открыть. Главное, без паники. Позвонить в милицию, а потом взять в руки что-нибудь тяжелое. На антресолях хранятся инструменты, там был здоровый молоток.

Я тихонько поднялась, выключила свет и на ощупь направилась к антресолям. Дверцы я старалась придерживать, чтобы они не скрипели. Хорошо, что молоток лежал сверху, и мне не пришлось доставать его из-под груды других инструментов. Вооружившись, я притаилась за дверью.

А взломщик тем временем уже справился c замком и тихонько зашел в квартиру. Я слышала его осторожные шаги, и сердце у меня стучало в бешеном темпе. Вот сейчас он подойдет поближе, тогда я замахнусь и…

Зажегся свет, и я застыла соляным столпом с молотком в руке. Еще немного, и мое увесистое оружие обрушилось бы прямо на голову Герта, который неизвестно зачем старался проникнуть в квартиру как можно тише.

— Леда, — он уставился на меня и на молоток, который я все еще сжимала в руке, — ты чего?

— Думала, воры лезут, — ответила я, стараясь перевести дух. — Как же ты меня напугал, чертяка!

— Я не хотел, — Герт развел руками и засмеялся. — Надо же, против грабителей и с молотком! А ты очень отважная женщина, оказывается!

— Будешь тут отважной, — проворчала я, — от страху чуть на месте не умерла, хорошо, что еще в милицию не успела позвонить, тогда было бы не до смеха.

— Прости, малышка. — Он подошел ко мне и взял молоток. — Вот это нам совершенно не понадобится. А давай, чтобы все забыть, отправимся с тобой поужинать. Согласна? Тебе нужно почаще куда-нибудь выбираться.

— Я и так последнее время выбираюсь часто, сверх всякой меры, — я прижалась к Герту, — но, в общем-то, идея неплохая. А куда мы пойдем?

— Куда захочешь, — он всегда отличался великодушием и не старался настоять на своем, — в любой ресторан.

32
{"b":"21985","o":1}