ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ах, любовницу, — проговорил хозяин, трогая подбородок, — а ты, значит, знала, что таковая имеется.

— Виталий обещал, что расстанется с ней, как только мы поженимся. Он с ней встречался несколько лет.

— И кто же она, — спросил похититель, зло улыбаясь, — где живет?

— Этого я не знаю, — Лара покачала головой, — можете делать со мной все, что хотите, но я все равно не могу сказать того, чего не знаю.

— Любовница, — проговорил хозяин, — а что, неплохая мысль…

— Похоже на правду, — сказал избивавший Лару, — это ведь можно проверить.

— Проверьте, — решил хозяин, — а ее пока наверх. Возможно, другая окажется сговорчивее.

Грубые руки снова схватили Лару. Ее поволокли наверх, связали, бросили на пол и ушли, залепив ей скотчем рот. По лестнице прогрохотали шаги, и она осталась одна в комнате на жестком полу. Сначала Лара просто лежала и плакала, но затем слезы иссякли, и она стала прислушиваться.

— Еще немного, и она выложила бы все, — донесся до нее резкий голос двойника, — чего было жалеть эту тварь?

— Это ты никого не жалеешь, — произнес голос с акцентом, — понятно, жалеть других нечего, но зачем было приканчивать внука? Нас бы вполне устроило, если бы он попал в больницу.

— Конечно, — резко засмеялся двойник, — и вскоре бы благополучно вышел оттуда. А затем отправился бы к дорогому дедушке в Англию. Нет уж, так оно вернее.

— Ладно, это я могу понять, — голос хозяина стал резче, — но зачем было убивать женщину, его мать? Она-то чем мешала?

— Слишком упрямая оказалась, — хохотнул двойник, — вот мои ребятки и развлеклись.

— Развлекайтесь по-другому, — заорал хозяин, — мне не нужно больше трупов!

— Это уж как получится.

Еще несколько фраз, которыми обменялись эти двое, Лара не разобрала, голоса звучали приглушенно. Затем в доме все стихло, наверх не доносилось ни звука. Лара попробовала пошевелиться, все тело нестерпимо болело. Она понимала, что ее выдумка — лишь кратковременная отсрочка перед новыми пытками. Но что ей оставалось делать? Она все равно ничего не может сказать об этой миниатюре из слоновой кости.

ЦВЕТ СЕДЬМОЙ. ФИОЛЕТОВЫЙ

Жил когда-то в Нагване человек по имени Шатругхна, и была у этого человека распутная жена. Случилось ему однажды в сумерках вернуться домой и застать свою жену с любовником. И в своем доме убил он любовника жены, поразив его мечом. Как раз в это время проходил в поисках ночлега какой-то путник. Шатругхна дал ему приют, а когда все окутала тьма, вместе с ним взял труп убитого любовника и понес в лес. Там они бросили труп в колодец и вернулись домой. Остался у них путник на несколько дней. И вернувшись однажды домой, увидел Шатругхна свою жену в объятиях путника. Рассвирепел он и убил его. А жена стала громко кричать и звать на помощь. Прибежали люди, увидели труп путника. Шатругхну схватили и отвели во дворец. А жена его пошла за ним следом, проливая горькие слезы. Рассказал Шатругхна министру все, как было, но жена его, стоявшая рядом, опровергала каждое его слово. Задумался министр, как ему поступить. Отправил он супругов домой, решив навестить их и поговорить с каждым поодиночке. Шатругхна с радостью встретил министра, кормил его изысканными блюдами, предлагая вино. Выслушал его министр благосклонно. А на следующий: день отправился он навестить жену Шатругхны. Встретила она его, нарядившись в самые красивые одежды, искусно украсив свое лицо. Загорелся министр, увидев такую красавицу. Выслушал он ее благосклонно, а ночью, когда муж погасил светильники, вернулся к распутнице опять. Оправдал он ее, а Шатругхне велел хорошо заботиться о своей жене. Шатругхна спустя некоторое время застал министра у своей потерявшей стыд жены. Он не стал убивать его, а подал жалобу царю. В отсутствие царя все жалобы рассматривал молодой царевич. Увидела его распутная женщина и начала заигрывать с ним. Спала с глаз министра пелена, обвинил он во всем распутную женщину, оправдал ее мужа, Шатругхну перед царевичем. Но тот лишь посмеялся над ними и велел отвести распутницу в отдельный дом, а незадачливому мужу и министру поискать других женщин. Удрученный вернулся Шатругхна в свой пустой дом и решил поискать упокоения у монахов. С тех пор и живет он среди них.

Сомадева. «Океан сказаний»

ГЛАВА 17

Лара не знала, сколько времени пролежала в комнате. Снизу по-прежнему не доносилось ни звука. Она попробовала шевельнуться. Тело пронзила резкая боль. Сколько же еще ей лежать? И почему они сразу ухватились за ее слова о любовнице Виталия? Вероятно, им известно, кто эта женщина? Лара чувствовала, как по щеке поползла слеза. Каким же подонком оказался Виталий! Но она ведь знала это и раньше, но почему-то это ей было безразлично. Как прав оказался профессор Хейснер в своем пророчестве. Виталий ее использовал, да еще как!

Интерес к извращенным удовольствиям, любовница, которая была старше его, и прочие похождения. Зачем она все это терпела? Неужели мать права? Неужели она не могла найти кого-нибудь получше, чтобы выйти замуж. Нет, она выбрала самого мерзкого типа, и ее это нисколько не смущало. А теперь его уже нет, а его дела отдались таким вот образом. Что будет, когда эти люди вернутся? И что особенного было в этой самой миниатюре-таблетке, которая должна находиться у Виталия?

Лара прислушалась, ей показалось, что кто-то осторожно поднимается по ступенькам. На дверь надавили. Теперь она не сомневалась, что кто-то хочет до нее добраться. Осторожно повернулся ключ в замке. Если это похитители, то почему такая осторожность? Они-то не стали бы церемониться. А если это не они? Мысли путались, сердце Лары учащенно билось.

Дверь тихонько отворилась, и темная фигура скользнула в комнату. Человек на секунду замер, осмотрелся и двинулся к Ларе. Он ловко и быстро распутал веревки, которыми она была связана. Лара подняла руки вверх и начала осторожно массировать их. По щекам катились слезы, настолько было больно. Ларе еще никогда в жизни не приходилось терпеть такую боль. А человек уже ловко растирал ей затекшие ноги. Он взял ее за плечи, но Лара изловчилась и оттолкнула его. Она с силой рванула скотч, которым был залеплен рот, и громко вскрикнула бы, но незнакомец успел зажать его.

— Тише, Ларочка, — проговорил он, только не кричи. Отсюда надо выбираться, но хорошо бы не шуметь.

С этими словами он опустил руку, и Лара смогла глубоко вздохнуть.

— Крон, — прошептала она, — как ты меня нашел?

— Потом, девочка, потом, а теперь давай за мной.

Лара сделала шаг и застонала. Кронецкий обхватил ее за плечи и повел к двери. Приоткрыв ее, он выглянул в темный коридор.

— Здесь ступеньки, — предупредил он, — держись за меня.

Лара стала осторожно спускаться, стараясь преодолеть боль, которая усиливалась от каждого движения. Они прошли мимо полутемного холла, мимо кухни, откуда доносились чьи-то приглушенные голоса. В коридоре Лара осторожно обогнула лежащего на полу человека. Еще один с запрокинутой головой и безвольно обмякшим телом сидел возле двери. Крон тихонько приоткрыл дверь и помог ей выбраться наружу.

— Теперь быстрее к машине, — скомандовал он.

— А эти? — она кивнула в сторону дома.

— Охранники, — Крон небрежно дернул плечом, — я их вырубил. Надеюсь, что очнутся не скоро.

— Крон… — начала Лара, но он перебил ее:

— Потом, малышка, как только выберемся. Вы мне много рассказали, теперь мне есть, что рассказать вам.

Они выбрались со двора, побежали вдоль забора и свернули в проулок.

— Еще немного, — подбадривал Кронецкий, — машина вон там.

Он открыл дверцу, и Лара с облегчением плюхнулась на сиденье. Крон завел мотор, и машина рванула с места. Они петляли по проулкам, выбираясь из дачного массива. Наконец впереди показалась магистраль, ведущая в город.

— Куда ты меня везешь? — спросила Лара.

— К Анне, конечно же, — ответил он, — или ты предпочитаешь, чтобы я отвез тебя к себе?

38
{"b":"21987","o":1}