ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Скажу, что из головы вылетело, — ответила Лара. — Она не будет долго обижаться. Я ей лучше потом позвоню или заеду.

— Отлично, — отозвался Максим, открывая перед Ларой дверь, — пусть отдохнет, а поговорить вы всегда успеете.

Уже в машине Лара спросила:

— А куда мы едем?

— В мастерскую. Крон сказал, что нашел Айшу Каримовну там. Так что подсказывай дорогу, штурман.

— Есть, капитан, — невесело засмеялась Лара.

ГЛАВА 18

К дому, где находилась мастерская Айши Каримовны, они подъехали почти в полночь. В ближайших домах редко светились окошки, фонарей было мало, а само здание находилось в глубине небольшого запущенного садика. Почему мать покинула роскошную мастерскую на Невском и перебралась в это захолустье, для Лары так и осталось загадкой. Но поступки Айши Каримовны всегда были непредсказуемыми. Заглушив мотор, Максим помог Ларе выбраться из машины. В мастерской горел свет, и Лара уверенно направилась туда. Возле самых дверей их остановил неизвестно откуда взявшийся человек.

— Там моя мать, — объяснила Лара, — Сергей Кронецкий просил меня приехать.

— Понятно, проходите, — посторонился парень, — только идите осторожно.

Лара оценила его предупреждение, как только они вошли в мастерскую. Заурядное в общем-то старое здание изнутри Айша Каримовна превратила в шедевр дизайнерского искусства. Ее гордостью были огромные раздвижные зеркальные панели, которые во много раз увеличивали объем помещения. Искусное освещение и разнообразное напыление на отдельных фрагментах зеркал усиливали впечатление от огромного роскошного зала. Декоративные светильники трех видов, роскошная драпировка стен заставляли присутствующих на время забыть о своих делах и с удовольствием разглядывать помещение. Со вкусом подобранная мебель, разные элементы которой безупречно сочетались между собой, говорила о том, что человек попал не просто в очередную мастерскую художника-дизайнера, а к настоящему мастеру. Кроме того, Айша Каримовна часто меняла интерьер, заменяя одни элементы другими и передвигая зеркальные панели. Иногда Ларе казалось, что она попала в огромный калейдоскоп, где по мановению руки хозяйки стекляшки-предметы вмиг меняют свои места и образуют совсем иной узор.

Но теперь все это было в прошлом, так как в мастерской они увидели полный разгром. Остатки гигантских панелей валялись на полу, открыв взгляду металлическую основу конструкции. Зеркальное крошево смешалось с осколками и обломками светильников, повсюду торчали разноцветные провода подсветки. Разломанная мебель, растерзанные драпировки — словно орда вандалов набросилась на беззащитную мастерскую и разгромила все, не оставив ни одной целой вещи. Разбитые зеркальные панели открывали и лестницу, раньше хитроумно скрытую, которая вела на второй этаж. Там располагались личные комнаты Айши Каримовны. Именно там она принимала состоятельных клиентов и выполняла их заказы.

Лара уверенно двинулась к лестнице, стараясь не споткнуться о груды битого стекла. Наверху в одной из комнат она услышала голоса и жестом показала Максиму, что хочет идти туда. Говорить было трудно. После разгрома, который она увидела в мастерской, Ларе стало очень жаль свою мать. Пожалуй, в жизни матери были только две страсти, но обеим она отдавалась целиком, без остатка: работа в мастерской и молодые мужчины. Первое у нее забрали. Разбили вдребезги, разгромили до основания. Хватит ли теперь у нее сил, чтобы восстановить все это? Второе… Она лишилась и Виталия, любовницей которого была много лет. Возможно, что мастерскую громили те же люди, что убили его. Лара подошла к двери и постаралась выровнять дыхание.

— Успокойся, — посоветовал тихонечко Максим, который не отставал от нее ни на шаг, — ты должна сейчас поддержать ее.

— Я понимаю, — ответила Лара, — спасибо, что не оставил меня. Мне было бы трудно одной увидеть этот кошмар.

— Я всегда буду рядом, — пообещал Максим.

— Спасибо, — еще раз поблагодарила Лара.

Она открыла дверь и вошла в комнату. Максим, верный как тень, последовал за ней. На пороге Лара остановилась. В когда-то уютной комнате не осталось ни одной целой вещи, здесь громили так же, как и в мастерской. Неужели можно так все изуродовать за каких-то несколько часов: диван, находившийся ранее у стены, теперь был сдвинут на середину комнаты. Возле него стоял Крон и еще какой-то человек.

— Мама, — позвала Лара, приближаясь к дивану.

— Коломбина, — удивленно прошептал человек рядом с Кронецким, — мир тесен.

Лара не успела вспомнить, почему ей кажется знакомым этот веснушчатый парень, все ее внимание было приковано к матери, которая лежала на диване. Лара осторожно приблизилась к ней. Все лицо Айши Каримовны было в багровых кровоподтеках, одежда разорвана в клочья.

Она медленно открыла глаза и посмотрела на дочь. Лару испугал взгляд ее налитых кровью глаз.

— Явилась, — проговорила мать хриплым натужным голосом, — прекрасно, полюбуйся теперь, что они сделали. Рада?

— Что ты, мама, — Лара протянула к ней руку, но Айша Каримовна злобно дернулась.

— Не приближайся, мерзавка, это все из-за тебя!

— Прости, мама, — пробормотала Лара, — но я ведь не знала… Я не думала, что они поедут к тебе.

— Не знала, — передразнила ее Айша Каримовна, приподнимаясь на диванных подушках, — откуда тебе знать, если ты всегда была как слепая курица. Из-за тебя его убили! Ненавижу тебя, проклятое отродье!

— Что ты говоришь, мама? — Слезы выступили на глазах у Лары. — Почему из-за меня? Я же ничего не знала!

Она хотела еще что-то добавить, но не могла вымолвить ни слова. Она примчалась сюда, беспокоясь о матери, а та встречает ее такими словами. И все из-за молодого любовника. Где же справедливость? Неужели он мог быть для нее дороже собственной дочери? Она смотрела на мать сквозь слезы, а та немного приподнялась на диване и, глядя в упор на Лару, продолжала выкрикивать обвинения. Она не обращала внимания на присутствие посторонних, так же как и на умоляющий взгляд Лары.

— Конечно, — кричала она, — разве стал бы он тебя во что-то посвящать! Ты была только красивой куклой для удовлетворения мужских потребностей. Ну почему именно тебя он выбрал в жены?! А теперь его нет! Моего мальчика, моего сокровища, моего чудного верблюжонка. Разве ты могла понять его? Разве ты могла дать то, что ему нужно?

— Прекрати, мама! — воскликнула Лара. — Я приехала сюда из-за тебя. Чтобы помочь тебе, а не для того, чтобы слушать весь этот бред.

— Конечно, моя милая, мои чувства всегда казались тебе бредом! — Айша Каримовна поднялась, придерживая на груди разорванное платье. — По-твоему, только молодые умеют любить, а те, кто немного старше, могут только смотреть на них с завистью? Нет, дорогая доченька, это ты должна завидовать мне, потому что никогда не была способна на страсть. Ты вся пошла в своего отца, такая же холодная и бесчувственная. Нисколько не удивлюсь, если ты к тому же еще и фригидная.

— Перестань! Пожалуйста, перестань! — Лара прижала ладони к щекам. — Мы же здесь все-таки не одни.

— А, вспомнила о приличиях, — Айша Каримовна уперла руки в боки, — очень своевременно, но что же ты не вспоминала о них раньше? Не разыгрывай теперь комедию, лицемерка.

— Нам лучше уйти, — сказал тихонько Максим. — Лара, мы можем прийти в другой раз.

— Кажется, парнишка подал голос, — процедила Айша Каримовна, — конечно же, ты даже сюда явилась не одна. А Виталия, как я понимаю, ты уже успела забыть? Ты ведь никогда не любила его, дрянь! И не успело пройти даже пары месяцев со дня его смерти, как ты уже трахаешься с другими. Давай, надейся, что его не убьют незадолго до вашей свадьбы, тогда, может быть, став женой, ты почувствуешь себя по-настоящему полноценной!

— Да, мне лучше уйти, — вызывающе громким голосом сказала Лара, — а ты права, я действительно его не любила. На меня просто какое-то затмение нашло, если я хотела выйти замуж за этого подонка. Как говорят, все к лучшему.

41
{"b":"21987","o":1}