ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Крон и Лара последовали примеру хозяина Возле двери Стептоун задержался:

— Я хотел бы попросить вас не говорить моим родственникам о смерти моего внука. Я скажу, что вы прибыли из России и это связано с моей коллекцией.

— Коллекцией? — переспросил Крон.

— Да, — Стептоун энергично кивнул, — я редко показываю ее, но для вас сделаю исключение.

— Спасибо, — поблагодарила Лара.

— Вам понравится, — ответил он, оценивающе оглядывая ее фигуру. — Должно быть, вас красивое тело.

— Надеюсь, — Лара вспыхнула. Бесцеремонность коллекционера покоробила ее.

— Не сердитесь, — он засмеялся, демонстрируя великолепные фальшивые зубы, — я ведь старик и могу делать комплименты красивым девушкам. Примите это как должное.

Лара только кивнула. Ей не хотелось отвечать резкостью, хотя англичанин ее вполне заслужил.

За дверью библиотеки их уже ждал мужчина, который впустил их в дом.

— Следуйте за мной, — церемонно произнес он.

Крон пропустил Лару вперед, а сам замыкал шествие. Следуя за дворецким, они поднялись на второй этаж и пошли по длинному коридору.

— Вот ваша комната, мисс, — проговорил дворецкий, — вашими соседками будут мисс Флора и мисс Дебора.

— Моя комната следующая? — спросил Крон.

— Нет, мистер, — серьезно ответил дворецкий, — соблаговолите пройти за мной, и я покажу вам вашу комнату.

— Что он сказал? — Крон растерянно почесал в затылке.

— Не обращай внимания и просто иди за ним, — посоветовала Лара.

Он шутливо чмокнул ее в щеки и, легкомысленно насвистывая, отправился вслед за провожатым.

Комната Ларе понравилась. Именно то, к чему она привыкла. Просто и строго.

Она с удовольствием оглядывала большую деревянную кровать темного дуба под синим покрывалом с тонкой серебряной нитью. В тон покрывалу были подобраны и тяжелые шелковые занавеси, шкаф для одежды, комод с трехстворчатым зеркалом, небольшой столик с инкрустацией, роскошное кресло. Ноги утопали в серовато-синем пушистом ковре, а бежевый плед на кресле выглядел очень уютно.

Ларе хотелось выкинуть из головы все свои заботы и забраться с ногами в это чудное кресло. И непременно с книжкой Диккенса. А на столик нужно поставить канделябр с тремя зажженными свечами. Жаль, что сейчас лето, эта комната идеально подходила для долгих зимних вечеров, когда на улице холодно, а с белесого неба валятся пушистые хлопья.

Лара преодолела искушение забраться в кресло и подошла к комоду. Но тут удержаться уже не могла и выдвинула верхний ящик. Дамское белье. Отличного качества и на любой вкус. Лара вытащила наугад из этой кучи трусики. Странные, однако, нравы в этом доме. Ткань ничего не весила, а выглядели они так, что Лара тихонько засмеялась, представив себя в этом нижнем белье. Если она когда-нибудь позволит себе нечто подобное, то Максим наверняка решит, что она распутна. Но Анке такое должно понравиться. Интересно, неужели это закупалось в каком-нибудь сексшопе по распоряжению хозяина? Хотя с него станется. Вон он как ее разглядывал. А если учесть, что говорил при этом… А если учесть еще и то, чего он не сказал…

Лара усмехнулась, положила трусики на место, но затем преодолела себя и пересмотрела все. Да, надо признаться, вещи были весьма и весьма соблазнительны. Должно быть, от таких штучек у мужчин просто перехватывает дыхание.

В дверь постучали. Лара торопливо задвинула ящик и произнесла по-английски:

— Войдите.

— Спасибо, — откликнулся Крон, вваливаясь в комнату, — совсем англичанкой заделалась. Гляди, так русский позабыть недолго.

— Перестань, — отмахнулась Лара.

— Ладно, не обижайся. Давай-ка лучше поговорим.

— О чем? — спросила она, усаживаясь на краешек кровати.

— Обо всем этом, — Крон повел по сторонам рукой, — что ты думаешь?

— Не знаю, — честно призналась Лара, — все, что хотели, мы сделали. Стептоуна предупредили.

— А ты не заметила кое-что странное? — спросил Крон.

— Да здесь все странное, — она в волнении потерла подбородок. — Скажи, зачем ему было приглашать нас пожить у него? Он ведь вообще мог бы с нами не встречаться, а выслушать все по телефону.

— Нет, — Крон устроился в кресле, — с этим как раз все ясно. Он хочет, чтобы мы остались. Сама же знаешь, куда рванул наш двойник. Как только он появится здесь, Стептоун его хвать — и поставит перед нами. А вот нам придется его разоблачить. Иначе как он сможет доказать, Стептоун то есть, что это на самом деле не его внук? Сходство налицо, в смысле, на лице, извини за каламбур, миниатюру этот хмырь, вероятнее всего, достанет. И как старикану доказать, что это самозванец?

— Разоблачить, — Лара задумчиво смотрела на Крона, — возможно.

— Есть и другая версия, — продолжал Крон, — помнишь, как он говорил про какого-то Ральфа, что, мол, у него физиономия вытянется. Так вот я думаю, что старикану жутко этого хочется. Приедет наш самозванец, а он и выдаст его за своего внука.

— А смысл?

— Дело, скорее всего, в наследстве. Видишь же, что он не слишком хорошо отзывается о своих родственниках.

— Мало ли, — откликнулась Лара, — это еще ни о чем не говорит и ничего не значит.

— Возможно. А хочешь, я тебе хохму расскажу, — Кронецкий перевел разговор на другое. — Я у себя в комнате обосновался, почувствовал себя этаким английским буржуа или хотя бы его отпрыском. Все вокруг просто сияет, но строго аж до зубовного скрипа. Я в маленькую тумбочку залез, а там добра… Разные журнальчики для мужчин на самый разный вкус, смотри не хочу.

— А ты и смотрел! — Лара вспомнила о содержимом ящика.

— А что же, надо было отвернуться? — Крон ухмыльнулся. — Но я хотел с тобой встретиться, потому и отложил столь увлекательное занятие.

— Приедет Анка, — мстительно напомнила Лара, — она покажет тебе журнальчики.

— Анка на все смотрит гораздо проще, чем ты, — он снова ухмыльнулся, — я там несколько таких потрясающих поз видел, обязательно нужно будет опробовать…

— Перестань, Крон! — взорвалась Лара. — Ты же никогда не был таким.

— Это ты меня просто не знаешь, — бросил он угрюмо, игривость его как рукой сняло, — а пообщались бы мы подольше…

— Не намерена я с тобой общаться, — отрезала Лара, — и меня не интересуют твои сексуальные фантазии.

Чуть было не возникшую перепалку прервал вежливый стук в дверь. Лара пошла открывать. Дворецкий Бринстон вежливо сообщил, что обед будет подан через час. Лара поблагодарила и закрыла дверь. Нужно было приготовиться.

ГЛАВА 25

Лара много слышала о скучных и церемонных английских трапезах. Но все оказалось совсем не так. Перед обедом Стептоун привел Лару и Крона в гостиную, где их уже дожидались. Он церемонно представил своим родственникам русских гостей, а затем назвал всех присутствующих. Его племянницы Флора и Дебора. Его двоюродный брат сэр Ральф со своим сыном Дональдом и пасынком Бригеном. Помимо них присутствовали секретарь Резерфорд и адвокат Стептоуна Бартенсон.

Девицы спокойно взирали на Лару и, несмотря на внешнее несходство, казались совершенно одинаковыми. Сэр Ральф был напыщенным и скучающим, Бриген подчеркнуто равнодушным, Дональд же взирал на гостей с любопытством.

И тут выяснилась очень интересная вещь. Мистер Стептоун, указав на обеденный стол, вдруг проговорил по-русски:

— Прошу к столу.

— Добьре пожайловат, — подхватил сэр Ральф, — вам должен поньравиться.

Эти фразы английские джентльмены выговорили довольно сносно, но дальше пошла полная неразбериха. Лара и Крон с трудом улавливали сочетания звуков, которые никак не хотели склеиваться в слова.

— Вы своей тарабарщиной утомили гостей, — вмешался Бриген на довольно сносном русском языке. — Прошу простить, — обратился он к Ларе и Крону.

— Вы неплохо говорите по-русски, — она улыбнулась.

— Я изучал славянские языки, — ответил Бриген, — Восток всегда интересовал меня своей загадочностью и непостижимостью.

— А я всегда думала, что Восток — это Ирак или Индия, Китай или Япония.

57
{"b":"21987","o":1}