ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А чего мне на него смотреть, — скривился Крон, — мало у нас разных кришнаитов по городу шастает. Танцуют, мантры свои голосят, а проверь любого — все как на подбор наркоманы. А тебя случаем, — обратился он к Максиму, — не пробовали в свою веру обратить, ты там кришнаитом не заделался?

— Зря ты, Крон, — спокойно ответил Максим, — никто меня в свою веру не склонял. Это у нас кришнаитов много, а в самой Индии больше почитают других богов, кроме бога-пастуха.

— Не понял, — Крон уставился на Максима.

— В индийской мифологии Кришну называют богом — пастухом, — пояснил Максим.

— А-а, — Крон махнул рукой, — тебе насчет богов всяких лучше с мистером Стептоуном поговорить, может, он проникнется, а то мне уже не по себе от шустрого старикашки.

— В чем дело, Крон, — вмешалась Лара, — чего ты злишься?

— Сам не знаю, — сознался он, — ладно, я пойду пока, а вы тут воркуйте.

— Что это с ним? — спросила Лара, когда за Кроном захлопнулась дверь. — Сюда шли, все нормально было, а сейчас словно с цепи сорвался.

— Мало ли, — пожал Максим плечами, — а ты не торопишься?

— Куда мне торопиться? — удивилась Лара.

— Тогда давай прогуляемся немного, а потом поужинаем где-нибудь, — предложил Максим.

— Согласна, — кивнула Лара, — выбор маршрута на твой вкус.

* * *

Вечер удался на славу, и Лара на время забыла обо всех своих тревогах. Ей было удивительно хорошо гулять вот так с Максимом по набережной Темзы, слушая уличных музыкантов, или ехать с ним в такси по ночному городу. Они нашли небольшой ресторанчик, в котором в это время было полно посетителей. Негромкая музыка и свечи на столе настраивали на романтический лад. Максим пригласил Лару потанцевать, и она с удовольствием согласилась.

— Тебе же совсем не обязательно возвращаться сегодня в дом Стептоуна, — прошептал Максим, обнимая ее.

— Это будет выглядеть немного неприлично, — засмеялась она.

— Думаю, что он это переживет, — не сдавался Максим, — в крайнем случае Крон что-нибудь придумает.

— Не сомневаюсь, — Лара кивнула, — давай завтра отправимся в особняк вместе, во избежание, так сказать, кривотолков.

— Интересно посмотреть, как живут английские аристократы, — проговорил Максим, — ладно, так и сделаем, а сейчас давай вернемся в отель, у меня для тебя кое-что есть.

— Что это? — не удержалась Лара от вопроса, когда Максим достал из кейса небольшой сверток.

— Смотри, — он развернул пакет. Огромная перламутровая раковина переливалась всеми цветами радуги.

— Какая прелесть, — Лара взяла ее и поднесла к уху.

— По преданию, — Максим присел рядом с Ларой, — именно увидев раковину, Шива сделал мир цветным. И с этих пор такие ракушки можно найти в каждом храме. Санджам сказал, что все раковины произошли от той, что однажды нашел Шива. И еще он говорил, что в жизни каждого человека цвета идут один за другим. Люди, не способные чувствовать, разделили все на черное и белое, мол, есть в жизни черная полоса, есть светлая, или одни неудачи у человека, или, наоборот, счастье. А вот индийцы, знающие предания, говорят по-другому. Бывают у человека и яркие полосы в жизни, когда он переживает сильные потрясения, страсть, например, или злобу, а бывают более спокойные. И все как борозды на раковине.

— Занятно, — прошептала Лара, — а еще чему ты там научился?

— Тому, что мы, европейцы, на самом деле не замечаем красоту. Азиаты в этом отношении гораздо мудрее нас. Вспомни тех же японцев, которые могут любоваться цветением вишни. Мы все же на такое не способны. Но Санджам уверен, что это дано каждому человеку — чувствовать красивое в жизни. Только одни себе это позволяют, а другие, наоборот, давят, чтобы меньше было хлопот. Он ведь мне подарок сделал. Помнишь, я говорил о его любимой книге. Так вот. Санджам почти всегда читает «Океан сказаний» Сомадевы и говорит, что ничего более гениального не знает. Уже несколько веков прошло с тех пор, как Сомадева составил эту книгу, а до сих пор можно читать истории, которые так похожи на то, что происходит сейчас.

— Книга на все времена, — сказала Лара.

— Вроде того. Вот смотри!

Максим положил ей на колени небольшую книгу. Она вздрогнула. На обложке танцевала богиня Лакшми. Совсем так же, как на миниатюре Стептоуна.

— Ты что? — спросил Максим. — Не нравится?

— Лакшми, — прошептала Лара.

— Конечно, — Максим кивнул, — очень почитаемая богиня в Индии. Да ты посмотри дальше, в книге прекрасные рисунки, кстати, сделал их сам Санджам. До того, как уйти в храм, он работал художником и оформил многие книги.

— Вот как, — Лара качнула головой и открыла книгу, — она на английском?

— Да, — кивнул Максим, — не уверен, что есть русское издание Сомадевы, хотя сейчас много книг выпускают. Но ты ведь и на английском поймешь.

— Конечно, — Лара засмеялась и указала на закладку, — а ты, смотрю, уже больше половины осилил.

— Интересно ведь, — теперь засмеялся и Максим, — похоже на сказки, но что-то в этом все-таки есть.

— Неужели Санджам подарил тебе книгу, которую так любит читать? А с виду она совсем новая, — Лара лукаво улыбнулась.

— Нет, конечно, — эту он принес в подарок, а сам читает на индийском, вернее на пушту, в Индии целая куча языков. Трудно все запомнить, а единого нет до сих пор. И книга у него старая, зачитанная. Знаешь, — сказал он мечтательно, — мне бы хотелось однажды снова вернуться в Индию, прийти в храм Лакшми, увидеть Санджама…

— Разве это так трудно? — спросила Лара, глядя ему в глаза.

— Я хотел бы приехать туда не один, — отозвался он, привлекая к себе Лару. — Мне больше не хочется с тобой расставаться.

— Мне тоже, — тихо ответила Лара.

— Подожди, — Максим отстранил ее, — самое главное забыл.

Он достал из кармана небольшую коробочку и протянул Ларе. Кольцо с великолепным изумрудом, прекрасная тонкая работа.

— Это ты тоже в Индии купил? — с сомнением спросила Лара.

— Нет, — Максим взволнованно потер подбородок, — купил давно, еще в Питере, а вот подарить не решался. Лара, ты выйдешь за меня замуж?

— Да, — Лара улыбнулась, — я даже представить себе не могла, когда открывала дверь в тот страшный день, что явился мой спаситель. Ты спас меня от этого кошмара, спас от одиночества, от всей мерзости, которой полно в жизни. Извини, что я много сейчас говорю, но я хочу, чтобы ты понял. Я не хватаюсь за тебя как за соломинку, я чувствую, что наконец-то смогла полюбить по-настоящему. Может, во мне нет этой страсти, вулкана чувств, как говорят, но я хочу, чтобы ты каждый день был рядом.

— Так и будет, — заверил ее Максим, — никому тебя не отдам.

ЦВЕТ ОДИННАДЦАТЫЙ. КОРИЧНЕВЫЙ

Близ города Катамипутра жил жадный купец Десадана. День и ночь он мечтал о том, как бы увеличить свои богатства. Однажды вечером отправился он в храм. Но не столько молился, сколько смотрел с завистью на красивую храмовую утварь. Вдруг сзади послышался шорох. Испуганный купец обернулся и увидел позади себя высокого худого человека, вся кожа которого была в странных пятнах. «Кто ты?» — дрожащим голосом спросил купец. «Я брахман Ватанасура, — ответил незнакомец, — поразила меня болезнь, и было мне знамение, что смогу я вылечиться в доме купца Десаданы. С тех пор хожу я по дорогам и ищу этого купца». «Так это я и есть! — закричал Десадана. — Идем ко мне в дом». И хитрец повел брахмана к себе домой. Сначала он решил скрыть свое имя, очень уж страшной была кожа незнакомца, но увидел он золотые браслеты, серьги, ожерелья, тонкую одежду и решил преодолеть себя в надежде, что заплатит ему хорошо брахман за лечение. В доме он поселил гостя в лучшей комнате и стал прислуживать ему. Сам подносил еду, вино и фрукты. Велел жене приготовить ванну и собственноручно умастить тело гостя. Доволен был Ватанасура и подарил Десадане наплечный браслет. С восторгом принял его купец, потому что никогда не видел более тонкой работы. Стал жить Ватанасура в доме Десаданы, платя ему за заботу золотыми украшениями. А однажды стал говорить, что приглянулась ему дочь Десаданы Сиварита и хочет он ее взять в жены. Не стал противиться купец и отдал Ватанасуре свою единственную дочь. На следующий день после брачного пира пришел Ватанасура к своему тестю и сказал: «Излечился и отправляюсь домой, а тебе за работу дарю вот этот кувшин. Каждый день будешь доставать из него драгоценности, но не пытайся узнать, что в нем…» И с этими словами покинул Ватанасура вместе с Сиваритой дом Десаданы. Каждый день купец доставал из кувшина драгоценности и разбогател несказанно. Но грызло его любопытство, хотелось узнать, как все сокровища помещаются в маленьком кувшинчике. Взял он однажды кувшин и отправился к мудрецу. Только коснулся мудрец кувшинчика, как рассыпался он и оттуда выползла змея. В ужасе закричал купец и побежал к себе домой. А в доме переполох, драгоценности обратились в маленьких золотых змеек и на — бросились на жену Десаданы и слуг. Корчились они в страшных муках и умирали один за другим. «Горе мне! — закричал Десадана. — Вот каков твой подарок, Ватанасура!» И в тот же миг явился перед ним зять, но в подлинном своем обличье человека-змеи. «Ты сам виноват! — закричал он. — Твоя глупость и жадность погубили тебя. Так живи же теперь, не зная радости, в облике слепого червя, ползай по руинам своего дома и вспоминай радости жизни, пока колесо сансары не перемелет твою участь». С этими словами Ватанасура исчез. А Десадана обратился в червя, что стонал и ползал по разрушенному дому, пока жители Катамипутры не пришли однажды и не убили его.

68
{"b":"21987","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Великий канцлер
Асоциальные сети
Лжец на кушетке
Светлая Тень
Выбор Ишты
Невероятные будни доктора Данилова: от интерна до акушера
Моя вторая жизнь
Венецианский призрак
Лечимся тем, что есть под рукой. Носовые кровотечения, перегревы и переохлаждения, мозоли и подагра, ревматизм и боли в спине