ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что такое? — спросил Максим. — Анка, я понял, в больнице.

— Да, — Лара кивнула, — ее машина сбила. Я сейчас еду туда.

— Я с тобой, — категорично заявил Максим, — возможно, Крон посчитает, что тут я нужнее, но я тебя одну не отпущу.

— Спасибо, Максим, — с благодарностью отозвалась Лара, — мне что-то не по себе.

— Я думаю, что обитателям дома совсем не обязательно знать, куда мы отправляемся.

— Конечно, — согласилась Лара, — это наши проблемы.

* * *

В больнице Лара с Максимом пробыли до вечера. В палату их не пустили, состояние Анки было по-прежнему тяжелым. Они лишь смотрели через стекло на вытянувшееся на больничной койке тело, бледное лицо, забинтованную голову.

— Повреждения сильные, — говорил Максим Ларе, — но ты же слышала, врач сказал, что она пойдет на поправку.

— Ты в это веришь? — плакала Лара.

— Верю, — Максим энергично кивнул головой, — сейчас медицина на многое способна. У нас — не знаю, а здесь сделают все, чтобы пациент остался жив.

— Очередная байка, — Лара не могла успокоиться, — что за границей все лучше.

— Я, наверное, полный идиот, но «Скорая помощь» с Клуни мне всегда нравилась. Почему-то верится, что Анку поставят на ноги.

— Хорошо бы, — Лара потерла глаза. — Пойду умоюсь, а то выгляжу как пугало.

— Ты выглядишь чудесно, — заверил ее Максим, — а вот плачешь зря. Иди умывайся, а я позвоню в особняк, узнаю, как дела у Крона.

Лара вернулась через двадцать минут, убедившись, что выглядит прилично. Лицо еще было несколько бледным, а глаза чуть припухшими, но она уверила себя, что это ее не портит.

— Как дела у Крона? — спросила она, повторив слова Максима.

— У Крона труп, — ответил он мрачно, — полиция уже на месте.

— Как? — Она схватила Максима за руку. — Стептоун? Значит, он все-таки до него добрался.

— Нет, — Максим покачал головой, — Дмитрий, вернее, лже-Виталий, в общем, наш знакомый актер. Но теперь все указывает именно на Стептоуна. Он послал Дмитрия в Индию, чтобы он кое-что для него сделал, а когда тот вернулся, просто убрал его.

— Ты думаешь? — неуверенно спросила Лара.

— В этом убежден Крон. В конце концов, это он детектив. Кстати, он намерен отправиться в полицию и сделать заявление.

— А нам что делать? — спросила Лара.

— Мы можем или оставаться здесь, — сказал Максим, — или отправиться куда-нибудь. Пока в доме все немного не утихнет. Что предлагаешь?

— Не знаю даже, — Лара пожала плечами, — давай найдем какой-нибудь паб недалеко отсюда, посидим немного.

Состояние Анки оставалось неизменным, и Лара с Максимом решили отправиться в особняк. Дом словно вымер. Дворецкий открыл им дверь и неслышно удалился в темноту. Они прошли через темный холл и стали подниматься вверх.

— Кто здесь? — раздался сверху резкий голос, и их осветил луч фонарика.

— Уберите свет, — попросила Лара, закрывая ладонью глаза.

— Это вы, — выдохнула Флора, — а то я испугалась.

— Чего? — Лара притворилась удивленной. — И почему так темно?

— Идите за мной, — скомандовала англичанка, — я вам все объясню.

Они поднялись в комнату Флоры. Дикая раскраска стен, плакаты, фенечки, амулеты, которыми эти стены были в изобилии украшены, наводили больше на мысль о логове колдуньи, чем о комнате леди в респектабельном особняке.

— А мне нравится, — заявила Флора, — я таким образом самовыражаюсь. И дядя совсем не против, ему даже нравится.

— У Деборы так же? — осторожно спросила Лара.

— Нет. — Флора покачала головой и указала руками на кровать, покрытую каким-то цветным ковриком. — Садитесь. Дебора — зануда. У нее одни актеры и кошки. Если хотите, то зайдите посмотреть.

— Боюсь спрашивать про Бригена, — улыбнулась Лара, — там, очевидно, чистота и строгость, а у Дональда какой-нибудь сельский пейзаж.

— В самую точку, — расхохоталась Флора, — у него все идеально, а насчет Бригена полный провал. Там голые красотки на всех стенах, в самых живописных позах, вперемежку, так сказать, с голыми самцами. А на самом видном месте сам Бриген и тоже в костюме Адама.

— Неужели? — спросил Максим. — И он самого себя повесил в комнате, в смысле, свою фотографию?

— Да, — Флора захохотала еще громче, — в полный рост в этакой горделивой позе и с возбужденным членом.

— Невероятно, — удивилась Лара, — и ваш дядя ему это позволил?

— Наш дядя позволит все что угодно, старый извращенец, — брезгливо скривилась Флора. — Я помню, как удивилась в детстве, когда увидела в его кабинете гравюры с совокупляющимися фигурками, а он погладил меня по голове и похотливо так сказал: «Расти быстрее, детка, поймешь тогда, что это так сладко». До сих пор помню его мерзкую улыбку.

— А почему он выключил свет? — спросила Лара.

— Тут такое творилось, — Флора соскочила с кровати и прошлепала к бару, — к дяде приехал какой-то человек. Не знаю, какие у них были общие дела, кажется, это связано с коллекцией. Он и поместил его подальше в том крыле, в маленьких комнатках над коллекционным залом. Все было нормально, дядя был очень доволен. Я бы даже сказала, счастлив. Я как раз находилась в библиотеке вместе с ним, когда прибежал Резерфорд. Оказывается, этот человек вернулся из Индии, когда он разбирал багаж, его укусила змея. Помочь ему не смогли, и он скончался на месте. Дядя очень расстроился. Насколько я поняла, он очень хотел представить нам этого молодого человека.

— Змея, — прошептала Лара, машинально отхлебывая из стакана, что протянула ей Флора.

— В Индии очень много змей, — сказал Максим, незаметно делая Ларе знак, — должно быть, когда проверяли багаж, не заметили. Надеюсь, что змею поймали.

— Конечно, — кивнула Флора, — вызывали специальный отряд, они обшарили весь дом. А змейка оказалась маленькой. Дюймов десять, а то и меньше. Но парни сказали, что она очень ядовита, хоть и маленькая, ее укус смертелен, а яд действует в течение двух секунд.

— Быстрая смерть, — сказал Максим, — он, наверное, ничего и не понял.

— Нелепая смерть, — откликнулась Лара, — столько пережить и умереть от укуса змеи.

Они еще немного посидели с Флорой, а затем вернулись к себе в комнату.

— Ты думаешь, это убийца постарался? — спросила Лара.

— Нет, — Максим покачал головой, — я думаю, совсем наоборот.

— Как это? — спросила Лара.

— Санджам был прав, — ответил он, ложась на кровать, — он ведь вернулся в Индию, вернулся. Должно быть, снова побывал в храме. Слышала же, что Стептоун пополнил коллекцию. И вот в багаже грабителя оказывается змея. Он получил по заслугам.

— Но почему он, а не Стептоун, — возразила Лара, — старик виноват гораздо больше.

— Согласен, — кивнул Максим, — но, видимо, его черед еще не пришел.

— Но почему эти мстители были уверены, что Дмитрий довезет груз до Англии? Она ведь могла укусить его и во время пути.

— Вот этого я не знаю, — пожал плечами Максим, — но, видимо, у того, кто подложил змею, были на этот счет свои соображения.

— Интересно, — сказала Лара, усаживаясь на кровать рядом с Максимом, — все оказалось так просто. Поехал в Индию, привез клад. Ну, я понимаю, раньше, когда все это вывозил отец Стептоуна. Какие препятствия были у британского офицера? Но теперь-то. Везде таможни, любой груз проверяют. Как же ему удалось?

— Наверняка может знать только Стептоун, — ответил Максим, — он все хорошо рассчитал и предусмотрел. Как видишь, вывезти ценности из Индии оказалось не так уж трудно.

— Да, вижу, — отозвалась Лара, — а нам теперь что делать?

— Посоветуемся с Кроном, когда он появится, — решил Максим, — а теперь давай спать.

Лара проснулась с головной болью. Всю ночь ее мучили кошмары. За окном лил дождь, обычное состояние для британской столицы, а Максима рядом не было. Лара откинулась на подушки. Вставать не хотелось.

В дверь осторожно постучали.

— Кто там? — откликнулась она.

— Простите, мисс, — в дверях показалась голова миссис Достен, — я разбудила вас.

72
{"b":"21987","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поступай как женщина, думай как мужчина. Большая книга бестселлеров
Энциклопедия русской кухни
Тарелка молодости. Есть, жить, любить и оставаться молодыми
Серый
В постели с миллиардером
В паутине снов
Контрфевраль
Записки пьяного фельдшера, или О чем молчат души
Мое преступление (сборник)