ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Иногда я лгу
Последние Девушки
Отбор с сюрпризом
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Литерные дела Лубянки
#Лисье зеркало
Лавр
Morbus Dei. Зарождение
Часы, идущие назад
A
A

Огромный, длинный, как богомол, паук лежал на спине, всеми восемью быстро перебирающими ногами стараясь скрутить и зажать яростно сопротивляющегося человека. Вниз. Теперь вверх. Еще раз вверх. Все, поздно, теперь уже не добраться до тела, так и будет бесконечная схватка с лапами. Четырехпалый успел перейти в удобное для него положение. Где карабин? Карабина за поясом не было – видимо, вылетел в пылу боя. Чума! Ах ты, чума! Влево. Влево. Еще раз влево. Сильная боль справа – хрен с ней, все равно влево. Сергей с силой сжал зубы. Влево – хрусть. Меч попал в сочленение между хитиновыми набалдашниками, разом перерубив ногу. Теперь вправо. Сосредоточиться. Снизу больно – еще вправо, вот они, межпанцирные суставы. Хрустнула вторая нога, и он неожиданно полетел вниз, сквозь мельтешащую сеть ног прямо на зеленое тело. Рванулись навстречу чудовищные жвалы – вот это очень кстати. Дрожа и боясь упустить удобный момент, он с силой вогнал клинок в пасть чудищу, на всю длину, по самую рукоятку. Самое незащищенное место. Его опять подхватили и начали поднимать в воздух многочисленные лапы, но было поздно. Умирание по нервным соединениям дошло до ног огромного насекомого, хватка разжалась, и он кубарем полетел в траву. Фу…

Некоторое время Сергей лежал и наблюдал сбоку за агонией четырехпалого. Вообще-то у него восемь лап, как и у любого другого, но они росли попарно и почти всегда были плотно прижаты друг к дружке, создавая полную иллюзию четырех ног. Вот и четырехпалый…

Сергей медленно приподнялся на руках и встал, пошатываясь и оглядываясь вокруг. Сильно саднили ноги и исцарапанная правая рука. Это плохо, запах крови – один из привлекательных запахов в Рохе. Надо скорее уходить отсюда – шум схватки мог кого-нибудь привлечь. А здесь были даже две схватки.

Он поднял валявшийся неподалеку карабин и осторожно приблизился к гигантскому, все еще агонизирующему насекомому. Улучив момент, просунулся между шевелящихся лап и выдернул из пасти свой клинок. Оглянулся вокруг, ища отрубленную ногу. Двумя резкими взмахами отделил плечевой сустав, обернул парой жестких, как наждак, «лопухов» и засунул наполовину в заплечный мешок. Все, теперь подальше отсюда. К воде. К камышовому озеру. Нужно обмыться от пота и смыть кровь. Шут с ними, с колючками.

Кустарник ждал мрачной путаной стеной, угрожающий, напоминая замершего в ожидании зубастого гиперзверя. Ладно… Сергей начал осторожно протискиваться внутрь, сжимая зубы каждый раз, когда жесткие колючие ветки задевали израненные ноги и руку. Холера, а не четырехпалый. Вообще-то он не из самых опасных, просто с ним нельзя входить в близкий контакт. И тем более нельзя давать себя захватывать всеми лапами. Как кретина. Как последнего идиота. Говорил же Харон про осторожность, сколько раз…

Сергей поднял голову и посмотрел на пятно солнца. Так. Все правильно. Туда. Он закрыл глаза. Множество малюсеньких точек вокруг, огоньки побольше – далеко. Тоже правильно. В таком густом «малиннике» нет огромных насекомых, зато есть множество противных мелких. Интересно, кто-нибудь любит кусты? Сергей вздохнул – а ведь где-то здесь должно быть озеро. Немного морщась, он продолжал уходить вглубь, целеустремленно проползая под перепутавшимися высокими и продираясь через скрученные низкие ветви. Елки! Щеку больно обожгла спружинившая ветка. Действительно елки. Только поколючей.

Совершенно неожиданно под ногами зачавкала вода и он разом провалился по колено в жидкую грязь. Это что, озеро? Так мы не договаривались. Немного назад. Опять нестерпимо захотелось кофе. И курить… Но про кофе придется забыть, из тонизирующих напитков в Шеоле известен был только чай, по крайней мере Харон ничего про похожее не слышал. А вот курить… Курить придется подождать. Вообще-то надо бросать – в Подгорье мало кто курит. В Ушваре кочевники показали ему листья растения, содержащего никотин, – Сергей их сушил, а попытка вырезать и раскурить достойную трубку всегда вызывала кучу насмешек. Пока с трубкой дело не шло, перебивался скрученными цигарками. Получалось смешно, но курить было можно. Только не в Рохе.

Опять болото. Елки! Так. Спокойней. Береги нервы, ты чего такой нервный… Еще правее.

Солнце довольно низко склонилось к горизонту, когда Сергей, порядком уставший и измученный, выбрался из перепутанных джунглей кустарника и увидел теряющуюся в тумане, спокойную гладь воды. Внимательно огляделся и быстро и осторожно, но тщательно обмылся, не заходя в воду. Воду любили змеи. Потом, нагнув голову, аккуратно смыл налипшую в волосах кровь и зеленый «кисель» от четырехпалого. Постоял, прислушиваясь и закрыв глаза. Все. Вперед. Быстро и мягко, все тем же «стелющимся» шагом заспешил дальше, на юг – надо до захода солнца выйти на «большую землю». После озера должно быть совсем близко. Шеол. Район города Шаридан. Ассанское королевство. Столица… Столица, по-моему, Ангора. Где-то возле моря.

Впереди в лучах заходящего солнца заблестела бликами спокойная гладь воды.

Сергей остановился и озадаченно почесал голову. Река… Вот напасть. Сзади, в полукилометре, маячил зыбким туманом Рох. Гнетущий, выворачивающий, смертельный, но все-таки пройденный Рох. Впереди веселой стеной стоял зеленый и приветливый лес – после Роха Сергею все казалось веселым и приветливым. Но перед лесом оказалась река. Неширокая, метров тридцать, но все же не перепрыгнуть. Разве Харон что-нибудь говорил про реку? Гм… Может, и говорил, но тогда это казалось таким несущественным… Что теперь?

Сергей оглянулся вокруг и поискал глазами, потом нагнулся и поднял твердый прессованный кусочек земли. Бульк! Ровные круги и никакой реакции. Почему он в Ушваре никого не расспросил про здешние воды? Что в них – медузы какие пресноводные, спруты или, может, зубастые пираньи? М-мда. Дела. Может, пройти немного вдоль? Немного, пока не зашло солнце. Вдруг найдется мост какой-нибудь или лодка…

С грустью посмотрев на низко опустившееся солнце, Сергей вздохнул и зашагал вдоль воды – он уже сегодня мечтал найти какое-нибудь жилье.

Река причудливо изгибалась, стараясь скрыть берега то густо поросшим кустарником, то близко подступившими деревьями, то болотистыми, заросшими совсем родным камышом низинками. Слева, все в том же полукилометре, продолжал тянуться размытой стеной сумрачный Рох.

Через полчаса Сергей понял, что если он не предпримет решительных действий сейчас, то ночевать ему придется на этом берегу. Ладно. Рисковать так рисковать. Он разделся, туго связал одежду и, держа узел в одной руке, а карабин, меч и заплечный мешок – в другой, вошел в воду. Ничего водичка. Бодренькая. Дно было мягким, но не вязким. Сиюминутно ожидая, что сейчас в его ногу вонзятся чьи-то зубы или обхватит какое-нибудь щупальце, он сделал первые несколько шагов. Вода сразу поднялась до пояса. Немного постоял, уравнивая дыхание и приготавливаясь плыть, потом двинулся дальше. И неожиданно, без всяких приключений, всю перешел вброд. Уже на том берегу облегченно вздохнул и, прыгая на одной ноге и одновременно отмахиваясь от комаров, торопливо оделся. И здесь комары. Почему их не было там? Наверное, потому, что там просто нет крови.

В подступающих сумерках лес уже не выглядел таким веселым и приветливым, но все-таки это был не Рох. Сергей провел рукой по толстому шершавому стволу. Сосна. Обыкновенная, родная, любимая сосна. Он улыбнулся, как будто встретился со старыми приятелями, и, поправив мешок и клинок за спиной, ходко зашагал вглубь. Совсем как дома. И запах совсем домашний – смолы и хвои. И шишек. И грибов… Если закрыть глаза, то можно представить себе, что он дома и просто выбрался в лес – по грибы, например… И рядом Ленка и дети… Так. Лучше не надо. Да и вспоминается подобное уже не так легко – Рох здорово прочищает мозги. Из подсознания легко выскакивают пауки и прочая нечисть, а вот прошлое, далекое и счастливое, уже кажется сном. Или мечтой…

– Эй! Эй, человече… Подожди немного.

Негромкий оклик сразу вернул его в реальность. Сергей резко обернулся. К нему спешили двое запыхавшихся мужчин, по виду – местные жители, хоть Сергей еще не разбирался в местных видах.

15
{"b":"22","o":1}