ЛитМир - Электронная Библиотека

– Поверить не могу, что Джерри это организовал! – воскликнула Дениз, когда ей сообщили новость. Свои длинные темные волосы она отбросила на спину, и ее ярко-голубые глаза сверкали энтузиазмом.

– Будет довольно весело, разве нет? – с волнением сказала Шэрон.

– О боже! – При одной мысли об этом у Холли задрожали коленки. – Я правда, правда, правда страшно не хочу на это идти! Но я должна довести до конца то, что начал Джерри.

– Вот это правильный настрой, Хол! – одобрила Дениз. – Мы все будем рядом, чтобы тебя поддержать!

– Стоп, Дениз, – сказала Холли, меняя тон. – Я настаиваю, чтобы со мной пошли только ты и Шэрон, больше никто. Я не собираюсь устраивать представление. Все должно остаться между нами.

– Постой, Холли, – запротестовала Шэрон. – Это и будет представление! Никто не думал, что после того раза ты когда-нибудь снова споешь под караоке…

– Шэрон! – В голосе Холли звучала угроза. – Кое-кто мог бы и понять, что есть вещи, о которых лучше забыть. Потому что у кое-кого остался шрам на всю жизнь.

– А по-моему, кое-кто – просто глупая корова, которая сама себя терзает по пустякам, – пробормотала Шэрон.

– Так когда настает великий день? – сменила тему Дениз, чувствуя, что атмосфера становится напряженной.

– В следующий вторник, – простонала Холли, наклонилась вперед и принялась делать вид, что бьется головой о столик. Посетители кафе смотрели на нее с любопытством.

– Ее на один день выпустили из психбольницы, – объявила на весь зал Шэрон, показывая на Холли.

– Не волнуйся, Холли, у тебя ровно семь дней, чтобы превратиться в Мэрайю Кэри. Никаких проблем, – сказала Дениз, улыбаясь Шэрон.

– Проще Леннокса Льюиса научить балету, – пожала плечами Шэрон.

Холли перестала биться головой о стол и посмотрела на подруг:

– Ну, Шэрон, спасибо тебе за поддержку.

– Нет, вы только представьте себе! Леннокс Льюис, в трико, с маленькой упругой попкой, танцует вокруг нас… – мечтательно сказала Дениз.

Холли и Шэрон перестали ворчать друг на друга и посмотрели на Дениз.

– Ты отвлекаешься, Дениз.

– Что? – переспросила Дениз, покидая мир своих фантазий. – Нет, вы представьте… Сильные мускулистые ляжки…

– Которыми он перешибет тебе хребет, только попробуй к нему приблизиться, – договорила за нее Шэрон.

– А что, это идея! – сказала Дениз, и ее глаза загорелись.

– Лично я уже представила, – сказала Холли, глядя в одну точку. – В некрологе будет написано: «Трагическая гибель Дениз Хеннесси, насмерть раздавленной самыми мощными в мире ляжками в тот самый миг, когда ей приоткрылись небеса…»

– Я не против, – согласно кивнула Дениз. – Какая прекрасная смерть! Дайте мне хоть кусочек тех небес!

– Ну хватит! – перебила ее Шэрон, грозя пальцем. – Оставь свои грязные фантазии при себе. А ты, – она ткнула в Холли, – прекрати уходить от темы.

– Да ты просто ревнуешь, Шэрон, потому что твой муж своими худосочными ляжками и спички не сломает, – поддразнила ее Дениз.

– Как раз у Джона с ляжками все в порядке. Не отказалась бы, если бы у меня были такие, – закончила Шэрон.

– Ну хватит! – Дениз ткнула пальцем в Шэрон. – Оставь свои грязные фантазии при себе.

– Девочки, девочки! – Холли щелкнула пальцами. – Давайте сосредоточимся на мне! Сосредоточьтесь на мне.

И она грациозно помахала руками перед их лицами.

– Ну ладно, мисс Эгоистка, что ты собираешься петь?

– Понятия не имею! А для чего еще я собрала это совещание?

– Какое совещание? Ты сказала, что хочешь пойти по магазинам, – сказала Шэрон.

– Да ну? – удивилась Дениз, глядя на Шэрон и подняв брови. – А я думала, что вы обе просто заглянули ко мне в обеденный перерыв.

– Вы обе правы, – заверила их Холли. – Считайте, что мы в магазине. Я покупаю идеи, и вы обе мне нужны.

– Ха-ха! Хороший ответ. – В кои-то веки Шэрон и Дениз согласились друг с другом.

– Слушайте! – возбужденно воскликнула Шэрон. – У меня есть идея. Помните, в Испании, мы две недели пели одну и ту же песню? Она к нам так привязалась, что в конце надоела до ужаса. Что это была за песня? – Холли пожала плечами. Если песня им надоела до ужаса, вряд ли стоит ее вспоминать.

– Я не знаю, – пробормотала Дениз, – вы меня с собой не позвали.

– Ну Холли, ты должна ее знать!

– Не помню.

– Должна вспомнить!

– Шэрон, ну что ты к ней привязалась, она же сказала, что не помнит, – сказала Дениз.

– Что же это была за песня? – раздраженно сдавила виски руками Шэрон. Холли снова пожала плечами.

– Ура, вспомнила! – радостно объявила Шэрон и заголосила на все кафе: – «Солнце, море, секс, песок, дай мне руку, мой дружок!»

Холли вытаращила глаза. От стыда у нее запылали щеки – на них вовсю пялились люди за соседними столиками. Она повернулась к Дениз, надеясь, что та поможет ей унять Шэрон.

– «Е-е-е-е, секс, секс!» – Дениз уже подпевала Шэрон. Кое-кто из посетителей смотрел на них с веселым удивлением, но большинство бурно негодовали. А Дениз и Шэрон как ни в чем не бывало распевали незатейливую песенку, действительно бывшую хитом танцполов несколько лет назад. Они уже собрались в четвертый раз подряд затянуть припев (куплетов не помнила ни та ни другая), когда Холли решительно призвала их к молчанию.

– Девочки, я не могу петь эту песню! К тому же куплеты должен петь мужчина! В стиле рэп!

– Ну, по крайней мере, тебе не придется петь слишком долго, – засмеялась Дениз.

– Нет и еще раз нет! Не стану я петь рэп на конкурсе караоке!

– И правильно, – кивнула Шэрон.

– Ну ладно, что ты сейчас слушаешь? – Дениз снова стала серьезной.

– Группу «Westlife». – Она посмотрела на них с надеждой.

– Тогда спой песню «Westlife», – предложила Шэрон. – Хотя бы будешь знать все слова.

Шэрон и Дениз дружно закатились хохотом.

– Может, переврешь мелодию… – с трудом выговорила Шэрон, корчась от смеха.

– …зато будешь знать текст! – подхватила Дениз, и обе согнулись пополам от хохота.

Холли рассердилась, но, глядя, как заливаются подруги, сама не сдержалась и засмеялась. Они были правы, Холли медведь на ухо наступил. Она и двух нот не могла спеть без фальши. Песни, которая окажется ей по силам, скорее всего, вообще не существует. Наконец, когда подруги немного успокоились, Дениз посмотрела на часы и заныла, что ей пора возвращаться на работу.

Они пошли из кафе «Бьюлиз» – к радости большинства клиентов.

– Эти зануды наверняка теперь закатят вечеринку в честь нашего ухода, – бормотала Шэрон, пробираясь между столиками.

Взявшись под руки, они двинулись по Графтон-стрит к магазину одежды, в котором Дениз работала менеджером. Светило солнце, в воздухе веяло легкой прохладой. На Графтон-стрит, как обычно, творилось столпотворение: служащие близлежащих офисов спешили в рестораны, возле магазинов сновали покупатели, и все наслаждались ясной погодой. Чуть ли не на каждом углу уличные музыканты соревновались за внимание публики. Проходя мимо скрипача, Дениз и Шэрон изобразили несколько па ирландского танца, вогнав Холли в краску смущения.

Музыкант подмигнул им, и они бросили мелочь в его твидовую кепку, лежащую на земле.

– Ну ладно, лентяйки, мне пора на работу, – сказала Дениз, толкая дверь своего магазина. При виде начальства подчиненные перестали болтать и бросились поправлять одежду на полках. Холли и Шэрон еле сдержали смех. Они попрощались с Дениз и пошли в сторону торгового центра «Стивенз Грин», на парковке которого оставили свои машины.

– «Солнце, море, секс, песок», – тихо запела Холли. – О черт, Шэрон, из-за тебя эта песня опять ко мне привязалась.

– Ну вот, ты опять начала звать меня «черт Шэрон». Я ведь и обидеться могу, Холли. – И Шэрон принялась ей подпевать.

– Да ну тебя! – засмеялась Холли, ударяя ее по руке.

Глава тринадцатая

Было уже четыре, когда Холли наконец направилась домой, в свой пригородный Свордз. Коварная Шэрон убедила ее после кафе пройтись по магазинам. Кончилось это тем, что Холли разорилась на дурацкий топ, явно ей не по возрасту. Вообще-то деньги теперь, не имея стабильной зарплаты, следовало тратить осторожнее, иначе впереди ее ждут тяжелые времена. И, конечно, надо искать работу. Но она до сих пор с трудом выбиралась по утрам из постели, от одной мысли о том, что придется с девяти до пяти торчать в тоскливой конторе, у нее сразу падало настроение. Зато это помогло бы оплачивать счета… Холли громко вздохнула: со всем этим ей теперь предстоит справляться в одиночку. Думать об этом, и то тошно. Но в том-то и заключалась ее самая большая проблема – она беспрестанно об этом думала. Ей нужно чаще бывать с людьми, как сегодня, с Дениз и Шэрон, чтобы отвлечься от грустных мыслей. Она позвонила матери и спросила, можно ли ей заехать.

17
{"b":"220","o":1}