ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Level Up 3. Испытание
Адвокат и его женщины
Новая Зона. Излом судьбы
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине
Янтарный Дьявол
Метро 2035: Ящик Пандоры
На грани серьёзного
Женщина начинается с тела
Эликсир для вампира

– Конечно, зайка, мы всегда тебе рады. – Мать вдруг перешла на шепот: – Если ты не против столкнуться здесь с Ричардом.

О господи! С чего это он вдруг начал так активно навещать родственников?

Услышав новость, Холли решила ехать домой, но потом подумала, что ведет себя глупо. В конце концов, Ричард ее брат, и, как бы он ее ни раздражал, с какой стати ей от него бегать.

Дома у родителей стоял гвалт и толкотня. Казалось, в каждой комнате кто-то шумит, словно она вернулась в детство. Когда она вошла, мать как раз ставила на стол еще одну тарелку.

– Ой, мам, ну что ж ты не предупредила, что вы собираетесь ужинать? – сказала Холли, обнимая и целуя ее.

– А ты что, уже поела?

– Нет. Если честно, я умираю от голода. Просто не хотела тебя утруждать.

– О чем ты говоришь! Бедняжка Деклан останется один день без ужина, только и всего, – сказала она, подмигивая сыну, который как раз садился за стол. В ответ он скорчил смешную рожицу. На этот раз в домашней атмосфере не ощущалось той напряженности, какая царила на предыдущем семейном ужине, – или, может, Холли сама сумела расслабиться.

– Итак, мистер Трудоголик, почему сегодня не в колледже? – спросила она с насмешкой.

– Я проторчал в колледже все утро, – ответил он. – И между прочим, опять к восьми туда двину.

– Поздновато, – сказал отец, подливая себе соуса. В его тарелке соуса всегда оказывалось больше, чем самой еды.

– Что поделаешь? В другое время монтажная занята.

– У вас только одна монтажная, Деклан? – поинтересовался Ричард.

– Ну да. – Он, как всегда, охотно отвечал на вопросы.

– А сколько студентов на курсе?

– Немного. Всего двенадцать человек.

– Неужели у колледжа не хватает денег?

– На студентов? – не понял Деклан.

– Нет, на еще одну монтажную.

– Ну, Ричард, у нас действительно небольшой колледж.

– Я думаю, в крупных университетах оборудование гораздо лучше. И вообще они лучше.

Как всегда, в своем репертуаре.

– Ну нет, оборудование у нас первоклассное! Просто техники меньше, потому что мало студентов. И преподаватели у нас ничуть не хуже университетских, если не лучше – многие не только преподают, но еще и работают в киноиндустрии. Короче, они сами делают то, чему нас учат. Это не какие-нибудь книжные черви.

«Молодец, Деклан», – подумала Холли и через стол подмигнула ему.

– Полагаю, в киноиндустрии слишком мало платят, поэтому им и приходится преподавать.

– Ричард, работать в кино престижно! Чтобы туда попасть, надо иметь высшее образование! А еще лучше – степень магистра или доктора!

– Да что ты? Неужели в этой области можно получить степень? – Ричард был поражен. – Я думал, это просто краткосрочные курсы.

Деклан, шокированный, перестал жевать и беспомощно посмотрел на Холли. Странно, что они не устали удивляться невежеству Ричарда.

– Ричард, а кто, по-твоему, делает все эти программы о садоводстве, которые ты смотришь? – вмешалась Холли. – Это же не просто кучка лоботрясов, которые кончили краткосрочные курсы.

Мысль о том, что съемка телепрограммы требует знаний и мастерства, явно никогда не приходила ему в голову.

– Это действительно прекрасные программы, – согласился он.

– И о чем будет твой фильм, Деклан? – спросил Фрэнк.

– Ну, там много всего, – прожевав, ответил тот. – Но в основном о клубной жизни в Дублине.

– А меня можешь снять? – горячо спросила Киара, до того необычайно молчаливая.

– Может, и вставлю твой затылок, – пошутил он.

– Буду ждать твой фильм с нетерпением, – искренне сказала Холли.

– Спасибо. – Деклан положил нож и вилку и вдруг засмеялся. – Кстати, до меня тут слух дошел… Ты вроде на следующей неделе поешь на конкурсе караоке? Ты че, серьезно?

– Что? – закричала Киара, вытаращив глаза.

Холли притворилась непонимающей.

– Да ладно тебе, Холли! – настаивал он. – Мне Дэнни сказал! – Повернувшись к остальным, он пустился в объяснения: – Дэнни – это владелец заведения, в котором у меня недавно был концерт, и он сказал, что Холли записалась на конкурс караоке.

– Деклан, Дэниел просто разыграл тебя. Всем известно, что я не умею петь! Да не смотрите вы на меня так! Ну правда, если бы я решила спеть на конкурсе караоке, я бы вам точно сказала. – Она засмеялась, как будто эта мысль показалась ей невероятно глупой. Если честно, она такой и была.

– Холли! – засмеялся Деклан. – Кончай врать! Я видел твое имя в списке!

Холли положила нож и вилку. У нее вдруг пропал аппетит.

– Холли, почему ты не сказала нам, что собираешься участвовать в конкурсе? – спросила мать.

– Потому что я не умею петь!

– Тогда зачем ты в это ввязываешься? – расхохоталась Киара.

Почему бы и не сказать им, подумала она, Деклан все равно выбьет из нее правду. Да и родителям врать не хочется. Жалко только, что Ричард здесь.

– Ну ладно. На самом деле это длинная история. Это Джерри записал меня на этот конкурс несколько месяцев назад. Он хотел, чтобы я это сделала. Я ужасно боюсь, но чувствую, что должна через это пройти. Это глупо, я знаю.

Киара резко оборвала смех.

Холли смутилась, почувствовав на себе взгляды родных, и нервно заправила за уши прядь волос.

– Я думаю, что это прекрасная идея, – неожиданно объявил отец.

– Да, – добавила мать, – и мы все придем за тебя болеть.

– Нет, мам, не надо! Я не хочу раздувать из этого историю.

– Еще чего! – воскликнула Киара. – Если уж моя сестра будет петь на конкурсе, я точно приду!

– Мы все придем! – подхватил Ричард. – Ни разу не был на конкурсе караоке! Наверное, это очень… – он поискал слово, – …забавно.

Холли застонала и закатила глаза. Лучше бы сразу поехала домой!

Деклан громко захохотал:

– Да уж, Холли, это будет… – он поскреб подбородок, – очень забавно!

– Когда это? – спросил Ричард, доставая ежедневник.

– Э-э… в субботу, – соврала Холли, и Ричард принялся писать.

– Неправда! – закричал Деклан. – Это в следующий вторник! Врунья!

– Черт! – выругался Ричард, чем вверг всех в изумление. – У кого-нибудь есть замазка?

Холли нервничала. Она практически не спала в эту ночь и только и делала, что бегала в туалет. Да и выглядела в точности так, как себя чувствовала. Под красными глазами огромные мешки, до крови искусанные губы.

Великий день настал. Сбылся худший из ее кошмаров – ей придется петь на публике.

Холли даже про себя никогда не пела – боялась, что стекла лопнут. Господи, ей опять надо в туалет! Нет слабительного лучше страха – за сегодня Холли, как пить дать, похудела килограммов на пять. Друзья и родственники старались ее поддержать, прислали открытки с пожеланием удачи. Шэрон с Джоном расщедрились на букет цветов. Она поставила его на свой защищенный от сквозняков и батарей отопления журнальный столик рядом с полумертвой орхидеей. А Дениз отличилась – прислала открытку с соболезнованиями. Очень остроумно.

Холли надела наряд, который по указанию Джерри купила в апреле, и обругала мужа последними словами. То, как она выглядит, сейчас волновало ее меньше всего. Она распустила волосы, постаравшись максимально спрятать лицо, и накрасила ресницы водостойкой тушью. Как будто это поможет не расплакаться! Она знала, что этот вечер закончится слезами. Когда дело касалось самых дерьмовых дней ее жизни, у нее появлялся дар предвидения.

Джон и Шэрон заехали за ней на такси, но она не сказала с ними ни слова, про себя проклиная всех, кто заставил ее пойти на такую глупость. Ее мутило, и ей не сиделось на месте. Стоило такси остановиться на светофоре, ее одолевало искушение выскочить из машины и удрать, но, пока она набиралась храбрости распахнуть дверцу, загорался зеленый свет. Она не знала, куда девать руки, и без конца открывала и закрывала сумочку, как будто что-то в ней искала. Что она могла там найти?

– Расслабься, Холли, – сказала Шэрон. – Все будет хорошо.

18
{"b":"220","o":1}