ЛитМир - Электронная Библиотека

– Отвали, – огрызнулась она.

Остальную часть пути они провели в молчании, даже водитель не отпускал замечаний. Наконец добрались до паба «У Хогана», и Джону с Шэрон пришлось долго уговаривать ее не прыгать в реку, а зайти внутрь. К ужасу Холли, клуб оказался набит битком, и ей пришлось долго протискиваться сквозь толпу к столику, который заняли ее родные (поближе к туалету, как она и просила).

Ричард, неуклюже скорчившись, восседал на барном табурете. В своем строгом костюме он выглядел здесь до крайности неуместно.

– Так, отец, расскажи мне о правилах. Что должна делать Холли?

Пока отец объяснял Ричарду «правила» конкурса караоке, нервы Холли напряглись до предела.

– Да здесь здорово, а? – восторженно сказал Ричард, оглядываясь по сторонам. Судя по всему, до этого ему еще ни разу не доводилось побывать в ночном клубе.

Вид сцены поверг Холли в ужас. Просто огромная, намного больше, чем она ожидала, а на стене – огромный экран, чтобы зрители могли читать слова песен. Джек сидел, обняв за плечи Эбби, и они оба послали ей дружескую улыбку.

Холли сердито посмотрела на них и отвернулась.

– Холли, тут такая потешная вещь произошла, – сказал Джек и засмеялся. – Помнишь того парня, Дэниела, с которым мы познакомились на прошлой неделе?

Холли взглянула на него. Она видела, что его губы шевелятся, но не понимала ни слова из того, что он говорил.

– Мы с Эбби приехали пораньше, чтобы занять столик, сидели и целовались, и тут этот парень к нам подходит и шепчет мне на ухо, что ты скоро придешь. Представляешь, он думал, что мы с тобой встречаемся! И что я тебе изменяю! – Джек и Эбби дружно расхохотались.

– Гадость какая, – сказала Холли и отвернулась.

– Да нет, – постарался объяснить Джек, – он же не знал, что мы брат и сестра. Мне пришлось ему объяснить… – Шэрон бросила на него предостерегающий взгляд, и Джек захлопнул рот.

– Привет, Холли! – К ним шел Дэниел со списком в руках. – Вот, слушай, порядок сегодня такой: сначала девушка по имени Маргарет, потом парень, его зовут Кит, а за ним ты. Хорошо?

– Значит, я третья.

– Да, сразу за…

– Все, подробности ни к чему, – грубо оборвала его Холли. Ей хотелось поскорее убраться из этого дурацкого клуба. Хоть бы они все перестали ее доставать и оставили в покое! Чтоб им ни дна ни покрышки! А хорошо бы, если бы земля вдруг разверзлась под ногами и поглотила ее! Или чтобы случилось стихийное бедствие, и всех бы срочно эвакуировали из здания. Она даже поискала глазами кнопку пожарной тревоги, не слушая, что говорит ей Дэниел.

– Холли! Холли, извини, что опять тебя беспокою, но… Скажи, пожалуйста, а твоя подруга Шэрон здесь? – Он смотрел на нее так, будто боялся, что сейчас она откусит ему голову. Правильно делает, что боится, подумала она.

– Вон она. – Холли кивнула на Шэрон. – Подожди, а зачем она тебе?

– Да просто хотел извиниться за разговор. – И он направился к Шэрон.

– За что извиниться? – запаниковала Холли.

– Ну, мы немного поспорили в прошлый раз. – Он явно не понимал, почему должен отчитываться перед ней.

– Знаешь, это совершенно лишнее, – запинаясь, сказала Холли. – Она наверняка уже об этом забыла. Только разборок нам сейчас и не хватает.

– Ну, не знаю… И все-таки я должен извиниться. – И он направился к Шэрон. Холли вскочила со своего табурета.

– Шэрон, привет! Я Дэниел. Извини за прошлый раз, когда мы говорили по телефону. Это недоразумение.

Шэрон посмотрела на него так, как будто у него была не одна голова, а по меньшей мере десять:

– Какое еще недоразумение?

– Ну, по телефону.

Джон на всякий случай обнял Шэрон за талию.

– По телефону?

– Э-э-э… Да, по телефону.

– Извините, как вас зовут?

– Э-э-э… Дэниел.

– И мы разговаривали по телефону? – спросила Шэрон и улыбнулась.

Холли отчаянно махала ей руками за спиной Дэниела. Дэниел нервно откашлялся.

– Ну, вы же звонили в клуб на прошлой неделе? А я снял трубку. Помните?

– Нет, не помню, – вежливо сказала Шэрон. – Видимо, вы меня с кем-то путаете.

Джон бросил на Шэрон вопросительный взгляд. Дай ему волю, он бы объяснил Дэниелу, куда ему следует пойти. Дэниел растерянно провел рукой по волосам и в недоумении начал поворачиваться к Холли.

Та отчаянно закивала головой, пытаясь привлечь внимание Шэрон.

– А-а-а! – вскричала Шэрон, как будто ее только что осенило. – Ну конечно, Дэниел! – с фальшивым воодушевлением продолжала она. – О боже, простите, у меня мозги в отключке. – Она засмеялась, как сумасшедшая. – Наверное, слишком много выпила, – сказала она, поднимая свой бокал.

На лице Дэниела мелькнуло облегчение.

– Ну слава богу, а то я уж решил, что схожу с ума! Так вы помните, что мы разговаривали по телефону?

– А-а-а, так вы о том разговоре по телефону? Не беспокойтесь об этом, – сказала она и махнула рукой.

– Просто я совсем недавно купил это заведение и еще ничего не знал про этот конкурс.

– Ну ясное дело! Да вы не волнуйтесь! Каждому нужно время, чтобы… э-э-э… приспособиться.

Шэрон быстро стрельнула глазами в сторону Холли – правильно она говорит?

– Ну вот, я рад наконец познакомиться с вами лично, – засмеялся Дэниел. – Может, табурет принести или что-нибудь еще? – шутливо предложил он.

Шэрон и Джон оба сидели на барных табуретах и в недоумении уставились на него. До чего странный тип… Джон проводил Дэниела подозрительным взглядом.

– О чем это он? – спросила Шэрон у Холли, как только тот отошел подальше.

– А, потом объясню, – буркнула Холли и отвернулась к сцене. На ней как раз появился ведущий конкурса.

– Добрый вечер, дамы и господа! – поприветствовал он публику.

– Добрый вечер! – закричал Ричард, который выглядел необычайно возбужденным. Холли закатила глаза.

– Нас ждет чудесный вечер… – Он говорил и говорил поставленным голосом диджея, пока Холли нервно переминалась с ноги на ногу. Ей снова отчаянно захотелось в туалет.

– Итак, первой перед нами выступит Маргарет из Талата, которая споет нам песню Селин Дион из «Титаника» – «My Heart Will Go On». Давайте пожелаем успеха красавице Маргарет!

Зрители зашумели, поддерживая исполнительницу. У Холли дико колотилось сердце. Самая сложная песня в мире – типично.

Когда Маргарет начала петь, в зале стало так тихо, что можно было услышать жужжание мухи.

Холли оглянулась и стала рассматривать лица зрителей. Они все смотрели на Маргарет с восхищением, включая ее собственных родственников. Предатели! Маргарет пела с закрытыми глазами, и пела с такой страстью, что, казалось, проживает каждую строчку песни. Холли в один миг возненавидела ее. Может, подставить ей подножку, когда она будет возвращаться на свое место?

– Ну разве не прелесть? – спросил диджей. Толпа одобрительно загудела, а Холли подумала, что вряд ли ее выступление вызовет такую же реакцию. – А теперь послушаем Кита! Может, вы помните его по прошлогоднему конкурсу – он тогда победил, а сегодня споет нам «Америку» Нила Дайамонда. Поддержим Кита! – Холли не могла больше этого слышать и побежала в туалет.

Она шагала от стенки к стенке и пыталась успокоиться. Колени дрожали, болел живот, в горле стоял комок. Она посмотрела на себя в зеркало и глубоко вздохнула. Не помогло, только голова закружилась. Толпа в зале зааплодировала, и Холли застыла от ужаса. Теперь ее очередь.

– Кит, как всегда, на высоте!

Все снова захлопали и закричали от восторга.

– Мне сдается, Кит мечтает поставить рекорд и выиграть два конкурса подряд! Что ж, пожелаем ему успеха!

Пожалейте лучше бедную Холли!

– Следующей выступит участница по имени Холли, и она споет нам…

Холли нырнула в кабинку и заперла за собой дверь. Никто и ничто на свете не заставит ее выйти отсюда.

– Итак, дамы и господа, давайте-ка поприветствуем Холли!

Зал разразился громом аплодисментов.

Глава четырнадцатая

Ровно три года назад Холли впервые в своей жизни пела под караоке. Так вышло, что в последний раз она пела под караоке тоже ровно три года назад.

19
{"b":"220","o":1}