ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жуткий король
Принц Зазеркалья
Шаг первый. Мастер иллюзий
Где валяются поцелуи. Венеция
Дело Варнавинского маньяка
Смертный приговор
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера

Киара спряталась за диваном и оттуда бросалась попкорном в бедного Тимоти, который стоял лицом к стене в углу и боялся обернуться. Эбби, пригвожденная к полу, безропотно терпела мучения, которым ее подвергала пятилетняя Эмили, вооруженная какой-то кошмарного вида куклой. Встретившись взглядом с Холли, она послала ей безмолвный сигнал: «На помощь!»

– Привет, Киара. – Холли подошла к сестре, которая вскочила на ноги и крепко, с неожиданной теплотой ее обняла. – Шикарный цвет.

– Тебе нравится?

– Очень. Розовый – твой цвет.

– А что я вам говорила? – довольно проговорила Киара, скосив глаза на Ричарда и Мередит. – Ну, как поживает моя старшая сестричка? – тихо спросила она, нежно погладив Холли по руке.

– Ну, как тебе сказать? – Холли слабо улыбнулась. – Держусь.

– Если ты ищешь Джека, Холли, то он на кухне, помогает вашей маме с ужином, – сказала Эбби, широко раскрыла глаза и снова прошептала: «Помогите».

Холли подняла брови:

– Помогает маме? Как мило с его стороны!

– Ну что ты, Холли, разве ты не знаешь, что Джек очень любит готовить? Просто обожает. Как начнет, так не может остановиться, – добавила она саркастически.

Отец Холли усмехнулся себе под нос, чем сбил Ричарда с накатанных рельсов.

– Что тебя так рассмешило, отец?

Фрэнк нервно заерзал:

– Удивительно все же… Неужели все это происходит в одной маленькой пробирке?

Ричард неодобрительно вздохнул:

– Ну конечно. Ты пойми, они настолько малы, что это и есть самое удивительное. Организмы соединяются с… – И он снова пустился в рассуждения, а отец поудобнее устроился в кресле, стараясь не встречаться взглядом с Холли.

Холли тихо прошла на кухню, где обнаружила своего брата, который сидел, задрав ноги на стул, и что-то жевал.

– Ах, вот он где! Шеф-повар собственной персоной.

– Моя любимая сестра! – Джек улыбнулся и встал со стула. Он сморщил нос. – Вижу, тебя тоже заманили сюда обманом. – Он подошел к ней, протянул руки и сжал ее в крепком медвежьем объятии. – Как ты? – прошептал он ей на ухо.

– Нормально, спасибо. – Холли грустно улыбнулась, поцеловала его в щеку и повернулась к матери: – Дорогая мама, я здесь, чтобы предложить тебе помощь в этот сложный период твоей жизни, – сказала она, целуя мать в раскрасневшуюся щеку.

– О, разве я не самая счастливая женщина на свете! С такими заботливыми детьми! – с сарказмом ответила Элизабет. – Ну ладно, так и быть: можешь слить воду из картошки.

– Мам, расскажи, как ты была маленькая, и вся картошка сгнила, и настал страшный голод, – сказал Джек с нарочитым ирландским акцентом.

Элизабет шутливо хлопнула его кухонным полотенцем по голове.

– Это случилось задолго до моего рождения, сынок.

– Да? А мне казалось, ты это пережила, – сказал Джек.

– И все еще переживаешь, – добавила Холли, присоединяясь к брату за столом.

– Надеюсь, вы оба не собираетесь сегодня хулиганить. Я хотела бы, чтобы для разнообразия этот дом стал зоной, свободной от споров.

– Мам, я в шоке, что ты могла так о нас подумать. – Джек подмигнул Холли.

– То-то же, – сказала она, не веря ни единому его слову. – Ладно, дети, извините, но делать здесь вам больше нечего. Ужин будет готов через несколько минут.

– Да-а? – Холли не скрывала разочарования.

Элизабет тоже присела к детям за стол, все втроем они посмотрели на кухонную дверь, думая об одном и том же.

– Нет, Эбби! – раздался визгливый голос Эмили. – Ты неправильно делаешь! – Она громко заревела. Тут же послышался оглушительный хохот Ричарда: очевидно, пошутил он сам, потому что, кроме него, никто не засмеялся.

– Пожалуй, нам лучше остаться здесь и присмотреть за ужином, – добавила Элизабет.

– Ну все, ужин готов, – объявила Элизабет, и все двинулись в столовую. После небольшой толкотни, как на детском празднике, когда каждый выбирает себе местечко рядом с лучшим другом, Холли уселась в конце стола. Справа от нее устроилась мать, слева – Джек. Эбби с хмурым видом заняла стул между Джеком и Ричардом. Дома Джеку придется расплачиваться за то, что ей в соседи достался их старший братец. Деклан сел напротив Холли, рядом с пустым стулом, оставленным для Тимоти, за ним расположились Эмили, Мередит и Киара. Отцу пришлось довольствоваться местом во главе стола, между Ричардом и Киарой, – впрочем, только он, с его спокойствием, был способен на нем усидеть.

Элизабет внесла первое блюдо, по комнате поплыли вкусные ароматы, и все дружно заохали и заахали.

Холли всегда любила мамину стряпню, та никогда не боялась экспериментировать с новыми рецептами и приправами. К сожалению, эту ее черту Холли не унаследовала.

– Слушайте, – воскликнула Киара, обращаясь к Ричарду. – Бедняжка Тимми там, наверное, с голоду умирает! Мне кажется, он уже настоялся в углу.

Она знала, что ступает по тонкому льду, но любила риск, а главное, обожала позлить Ричарда. В конце концов, она отсутствовала целый год – приходилось наверстывать упущенное.

– Киара, Тимоти должен сознавать, что нельзя вести себя как вздумается, – объяснил Ричард.

– Да, но разве нельзя ему просто об этом сказать?

Остальные еле сдерживались, чтобы не рассмеяться.

– Он должен понимать, что его действия приведут к серьезным последствиям, и не повторять их.

– Жалко, – сказала она, повышая голос, – у нас тут такая вкуснятина! М-м-м-м-м, – добавила она, облизывая губы.

– Перестань, Киара, – прервала ее Элизабет.

– Иначе тебя в угол поставят, – строго добавил Джек.

Стол взорвался от смеха, за исключением Мередит и Ричарда, конечно.

– Ладно, Киара, расскажи-ка нам о своих приключениях в Австралии, – быстро сменил тему Фрэнк.

Глаза Киары загорелись.

– О, папа, там так здорово, я всем рекомендую туда поехать!

– Перелет слишком долгий, – сказал Ричард.

– Конечно, но оно того стоит.

– Сделала новые татуировки? – спросила Холли.

– Смотри! – С этими словами Киара встала и спустила брюки, обнажив бабочку на попе.

Родители, Ричард и Мередит возмущенно запротестовали, зато все остальные зашлись в истерическом хохоте и долго не могли остановиться. Наконец, когда Киара извинилась, а Мередит убрала руку от глаз Эмили, волнение улеглось.

– Это отвратительно, – сказал Ричард с омерзением.

– По-моему, папа, бабочки очень симпатичные, – сказала Эмили, широко распахнув невинные глаза.

– Да, некоторые бабочки симпатичные, Эмили, но я говорю о татуировках. От них бывают разные болезни и проблемы. – Эмили перестала улыбаться.

– Слушай, я же не делаю татуировки в подворотнях! И не обмениваюсь иголками с наркоманами. В салоне была стерильная чистота.

– Ну, это один из ярчайших оксюморонов, какие мне приходилось слышать, – брезгливо сказала Мередит.

– Ты давно была в таком салоне, Мередит? – спросила Киара, пожалуй, чересчур зло.

– Э-э-э… нет, конечно, – запнулась она. – Я ни разу не посещала подобные места, еще не хватало, но я уверена, что там сплошная грязь. – Затем она обернулась к Эмили. – Это грязные, ужасные места, Эмили, и туда ходят только опасные люди.

– Разве тетя Киара опасная, мама?

– Только для пятилетних рыжих девочек, – сказала Киара, набивая рот едой.

Эмили замерла от страха.

– Ричард, дорогой, может быть, Тимми уже может выйти из угла и поесть? – вежливо спросила Элизабет.

– Его зовут Тимоти, – перебила Мередит.

– Да, мама, я думаю, он уже может выйти.

Несчастный Тимоти медленно вошел в комнату с опущенной головой и молча сел рядом с Декланом. Сердце Холли сжалось от жалости. Как жестоко так обращаться с детьми, как жестоко отнимать у них детство… Ее сочувствие притухло, когда она почувствовала, как под столом маленькая ножка племянника бьет ее по голени. Лучше бы остался стоять в углу.

– Киара, дорогая, расскажи что-нибудь интересное. Уж ты там, я думаю, почудила… – Холли хотелось узнать побольше.

9
{"b":"220","o":1}