ЛитМир - Электронная Библиотека

– Держись ближе ко мне, Тодд, – предостерегает меня мэр. – Не лезь на рожон.

– Да знаю, – с тяжелым чувством отвечаю я. – Ты руки пачкать не любишь.

Мэр ловит мой взгляд:

– Не переживай, еще успеем перепачкаться!

А потом…

– ВПЕРЕД!!! – во всю глотку кричит мистер Хаммар.

И война начинается.

[Виола]

– Уилф! – кричу я, подъезжая.

Он сидит на облучке телеги, в правом фланге первой линии. Колонна «Ответа» продолжает упорный марш по дороге в затянутой дымом темноте.

– Живая, надо ж! – радостно вопит Уилф, спрыгивая с телеги и бросаясь ко мне. – А госпожа Койл сказала, ты умерла!

В моей груди вновь поднимается волна гнева на госпожу Койл, которая подложила мне в рюкзак бомбу, чтобы уничтожить мэра, при этом на мою жизнь ей было плевать.

– Она часто ошибается, Уилф, – говорю я.

Он поднимает на меня глаза, и я вижу страх в его Шуме. Самый невозмутимый и бесстрашный человек на этой планете – человек, который не моргнув глазом рисковал своей жизнью ради нас с Тоддом, – боится.

– Спэклы идут, Виола, – говорит он. – Тебе надо бежать.

– Я еду за подмогой…

Еще один БУМ поднимает на воздух здание неподалеку. До нас докатывается легкая ударная волна, и Уилф хватается за поводья Желудя, чтобы устоять на ногах.

– Да что они творят?! – кричу я.

– Это приказ госпожи, – отвечает Уилф. – Чтобы спасти все тело, иногда надо отрезать ногу.

Я закашливаюсь от дыма.

– Это в ее духе! Где она?

– Как только та махина над нами пролетела, она умчалась ее искать.

Мое сердце уходит в пятки.

– А где именно приземлился корабль?

Уилф показывает пальцем за спину:

– Вон там, где башня прежде стояла.

– Так я и думала!

Вдали снова трубят в рог. Всякий раз, когда раздается этот звук, люди вокруг принимаются истошно вопить. Кричат даже в армии «Ответа».

– Беги, Виола, – повторяет Уилф, трогая меня за руку. – Армия спэклов – это не шутки. Тебе надо бежать. Прямо сейчас.

Я пытаюсь подавить в себе приступ страха за Тодда.

– Ты тоже беги, Уилф. План госпожи Койл не сработал. Армия мэра вернулась в город. – Уилф со свистом втягивает воздух. – Мы схватили мэра, – продолжаю я, – а Тодд сейчас пытается остановить армию. Но если вы ударите прямо сейчас, вас раздавят как муху.

Уилф оглядывается на «Ответ», марширующий по дороге: лица спэклов все так же напряжены и сосредоточены, хотя многие уже видят нас с Уилфом, и постепенно их охватывает удивление. Снова и снова в Шуме звучит мое имя.

– Госпожа Койл велела идти вперед и взрывать здания, что бы ни случилось.

– Кого она оставила за главного? Госпожу Лоусон? – Наступает тишина, и я удивленно смотрю на Уилфа. – Тебя?!

Он медленно кивает:

– Сказала, что я лучше всех умею выполнять приказы.

– Опять ошиблась, – говорю я. – Уилф, разворачивай армию.

Он оглядывается на неумолимо идущий вперед «Ответ».

– Целительницы меня не послушают, – говорит он, но я чувствую, как он лихорадочно что-то обдумывает.

– Верно, – киваю я, соглашаясь с его мыслью. – Зато послушают все остальные.

Уилф снова переводит взгляд на меня:

– Хорошо, я их разверну.

– А мне нужно добраться до корабля. Они нам помогут.

Уилф кивает и показывает пальцем за спину:

– Первый же поворот – твой. Госпожа Койл укатила двадцать минут назад.

– Спасибо, Уилф.

Он опять кивает и поворачивается к «Ответу».

– Отступаем! – вопит он. – Все назад!

Я пришпориваю Желудя, и мы проносимся мимо Уилфа и изумленных целительниц в первом ряду.

– Кто распорядился? – вопрошает госпожа Надари.

– Я! – отрезает Уилф таким властным тоном, какого я еще ни разу от него не слышала. – И она!

Мы с Желудем уже промчались мимо и летим вперед.

Но я знаю, что он показывает пальцем на меня.

[Тодд]

Наша первая линия бросается через поле – точно стена падает на холм…

Солдаты бегут, выстроившись стрелой, и на самом ее кончике мчится мистер Хаммар…

Вторая линия стартует на долю секунды позже, и вот уже два ряда солдат сломя голову мчатся на спэклов с винтовками наготове, но…

– Почему они не стреляют? – спрашиваю я мэра.

Он громко выдыхает:

– Вероятно, от самонадеянности.

– Чего?!

– Мы всегда разбивали спэклов в ближнем бою. Это самый эффективный метод. Но… – Глаза мэра бегают по передним рядам вражеской армии.

Спэклы не шевелятся.

– Пожалуй, нам стоит отойти подальше, Тодд, – говорит мэр, уже пуская Морпета обратно по дороге.

Я оглядываюсь на бегущих солдат…

И неподвижных спэклов…

Они вот-вот столкнутся…

– Да что же они?..

– Тодд, – окликает меня мэр издалека: он отъехал уже метров на двадцать…

По толпе спэклов проносится вспышка Шума…

Какой-то сигнал…

Все спэклы в первом ряду поднимают луки…

И белые палки…

А спэклы на рогатых тварях берут по зажженному факелу в каждую руку…

– ГОТОВЬСЬ! – вопит мистер Хаммар, мчась прямиком на рогатого зверя…

Солдаты поднимают винтовки…

– Ты бы отошел подальше, а? – кричит мне мэр…

Я легонько трогаю поводья…

Но не могу оторвать взгляд от поля боя, от бегущих солдат и тех, что стоят за ними наготове…

А мы с мэром – в самом конце.

– ЦЕЛЬСЯ! – вопит мистер Хаммар во всю глотку и во всю силу своего Шума…

Я разворачиваю Ангаррад и скачу к мэру…

– Почему они не стреляют?! – ору я…

– Кто? – спрашивает мэр, все еще разглядывая спэклов. – Наши или враги?

Я оглядываюсь…

Между мистером Хаммаром и ближайшим рогатым зверем каких-то пятнадцать метров…

Десять…

– И те и другие!

Пять…

– А вот это, – говорит мэр, – уже интересно.

И тут спэкл с двумя факелами в руках соединяет их друг с другом позади белой рогатки…

И… ВЖИХ!

Взрывной, брызжущий, грохочущий и клокочущий поток огня, готовый поглотить весь мир, бурной рекой вырывается из рогатки. Он огромный и страшный, как ночной кошмар…

И он летит прямо в мистера Хаммара…

Тот резко поворачивает коня вправо, пытаясь увернуться…

Но поздно…

Его поглощает пламя…

Оно обволакивает мистера Хаммара и коня ровным слоем…

И они горят, горят, горят, пытаясь вырваться…

И скачут прямо к реке…

Но мистер Хаммар туда не доберется…

Он сваливается с пылающей спины своего коня…

И падает на землю, точно мешок пылающего мусора…

И лежит…

Конь прыгает в воду…

Все кричит и кричит…

Я резко разворачиваюсь…

И вижу пехоту: коней у них нет, ускакать они не могут…

А огонь…

Он плотнее и ярче обычного…

Плотнее и тяжелее…

Он сбивает солдат с ног, будто лавина…

Самых первых он съедает в один миг…

Так что они даже вскрикнуть не успевают…

Им еще повезло…

Потому что огонь ползет дальше…

Липнет к форме и волосам…

И к коже…

Господи, кожа солдат… Она вздувается пузырями и лопается…

Они падают…

И горят…

И кричат, как конь мистера Хаммара…

Все кричат и кричат…

Их Шум носится над полем, заглушая прочие мысли и картинки…

Но первая волна огня наконец спадает, и мистер Морган вопит «НАЗАД!!!», и солдаты в первых рядах разворачиваются и бегут прочь, отстреливаясь на бегу, но спэклы уже поднимают луки, и стрелы дугами рассекают воздух, а другие спэклы вскидывают белые палки и стреляют белыми вспышками, и стрелы втыкаются солдатам в спины, в животы, в лица, и они падают, падают… а вспышки из белых палок отрывают солдатам руки, ноги и головы, они падают на землю замертво…

А я сижу в седле и так крепко вцепился в гриву Ангаррад, что чуть не выдираю из нее клок волос…

От ужаса она даже не кричит…

И над всем этим раздаются слова мэра:

– Ну, наконец-то, Тодд! – И оборачивается ко мне: – Наконец-то у меня появился достойный враг.

3
{"b":"220126","o":1}