ЛитМир - Электронная Библиотека

— Бр-р, — оценила я и решила в Сумраке в море не плавать.

Дом Арна Данла стоял в живописном местечке. Кстати, снега в Сумраке не было, наоборот, я бы сказала, что у них поздняя весна. И зелень уже вовсю распускалась. Надо будет узнать у ненаглядного, почему так. Дайанар остался со мной, а Г раха отправили на разведку. Он вернулся через несколько минут и сообщил, что Данл не появлялся дома уже несколько месяцев.

— Что будем делать? — спросила я.

— Устанавливать его контакты, что же еще, — ответил Дани. — Г рах, ты с местными дружишь?

Тролль осклабился, и я поняла, если надо, он сейчас тут всех с собой дружить заставит. Дайанар усмехнулся и по вел нас в кабачок, который мы видели по дороге сюда. Есть хотелось, даже спорить не с чем. Тролль был того же мнения.

Глава 22

Первый раз в жизни я узнала, что означает выражение "бездонная глотка", глядя на нашего неожиданного спутника. Перед троллем поставили исполинский окорок, который истекал соком и пах так, что желудок свело даже у меня, успевшей втолкнуть в себя суп и салат. Я плотоядно уставилась на эту манящую часть чей-то туши, подумывая, как урвать кусочек на пробу. Грах проследил за моим взглядом и воздвиг преграду в виде своей лапищи между мной и моей целью. Я нахмурилась, я буду не я, если не оторву кусок жаренной плоти у этого мордатого крохобора. Дело принципа, не люблю жадин с детства! Тролль тем временем достал из объемистого кармана салфетку, больше напоминающую скатерть на небольшой столик (белоснежную, между прочим!), повязал на шею на манер детского нагрудника и взял в руки нож и вилку. У меня от удивления глаза увеличились в размере. Ты смотри, а мордатый-то чистоплюй, еще и воспитанный. Дальше было еще интересней. Грах несколько раз потер вилку с ножом друг об друга, типа, поточил, аккуратно отложил их на край блуда и… взял окорок лапищами, гулко сглотнув. Капля горячего жира стекла на блюдо, и я сглотнула следом за троллем. Грах открыл пасть, и медленно-медленно начал склоняться к окороку.

— Ой, смотри! — крикнула я и тыкнула пальцем ему за спину.

Грах обернулся, и я резко перегнулась через стол, вцепляясь зубами в аппетитное мясо. Сесть на место не успела, тролль повернулся, не увидев у себя за спиной ничего примечательного. Мы так и замерли, уставившись друг на друга. Он с отвалившейся челюстью, я вися на окороке. Я наивно вспорхнула ресничками, потом попробовала улыбнуться, но с зубами, увязшими в мясной мякоти, это было сделать крайне затруднительно. Оставалось довести начатое до конца. Я деловито оторвала кусок мяса, села на свое место и аккуратно вытерла салфеткой, кстати, не такой белоснежной, как у тролля, уголки рта и… начала давиться и пытаться вдохнуть побольше воздуха. Окорок был настолько перченым, что у меня слезы из глаз брызнули. Тролль еще некоторое время ошарашенно наблюдал за моей пантомимой и начал оглушительно ржать, чуть не свалившись со стула и похрюкивая время от времени.

— Шо жошь? — я попыталась возмутиться с набитым ртом, продолжая хватать воздух.

— Получила, варюга? — хохотал Грах.

— Что у вас тут? — спросил Дайанар, отсутствовавший на момент моего вероломного нападения на окорок.

Я была вынуждена избавиться от куска мяса, который продолжал меня пытать своей остротой, спешно осушила залпом стакан с водой и обличительно наставила палец на тролля:

— Он меня соблазнял! — выдала я, и Грах подавился собственным смехом, а глаза Дани начали стремительно темнеть.

— Что? — очень тихо спросил он.

— Да! Он меня соблазнял своим жирным, аппетитным окороком! — я даже привстала в душевном порыве.

— Не понял, — голос супруга упал до угрожающего шипения. — Грах-х?

— Ан, клянусь Сумраком! — тролль вскочил и стукнул себя в могучую грудь не менее могучим кулачищем. — Даже мысли не было! Она сама в него вцепилась, зубами! Ты представляешь, как я обалдел? Опускаю глаза, она смотрит на меня снизу, а сама в мой окорок вцепилась, Ан, это же произвол!

— Дэ-эл? — ой, а чего это у него глаза такие злые, да что там, сейчас пар из ушей пойдет, мама…

— Чего? — я даже встала и отошла за тролля, выглядывая из-за него. — А чего он такой аппетитный? Я не устояла, милый, а кто бы устоял? Румяный, нежный, сочный.

— Да-а, — самодовольно протянул Грах, — я знаю толк в еде.

— В какой еде? — Дайанар, уже начавший обходить стол, остановился и изумленно уставился на нас с троллем.

— В окороке, — в один голос ответили я и Грах.

Дани повернулся к столу, обозрел блюдо с остывающей ногой, и вдруг захохотал. Мы с троллем посмотрели друг на друга, потом на держащегося за живот моего благоверного и снова друг на друга.

— Дэ-эл, — простонал сквозь смех ненаглядный, — ты хоть выражайся более понятно. Соблазнял… аппетитный, жирный… а-а-а… опускаю глаза, а она в него зубами… — Дани медленно сползал на пол, Грах тяжело опустился на стул, почесывая лоб, а до меня начало доходить, как нас понял мой муж.

Я опустила взгляд на ляжку тролля, укрытую не такой чистой штаниной, как его салфетка, потом перевела взгляд на морду с маленькими глазками и огромным носом и скривилась:

— Фу-у-у, как ты мог так подумать?! — возмутилась я.

Грах поскрипел мозгами и, наконец, пришел к верному выводу, потом осознал мою реплику и возмутился еще сильней меня.

— Мало того, что эта мелкая ворюга пыталась меня обожрать… — начал он.

— Только попробовать! — поправила я.

— Потом я чуть не стал отбивной, потому что у нее слишком ревнивый муж…

— Грах, но прозвучало слово- соблазнить, — попытался оправдаться ревнивец.

— Меня еще и оскорбили этим фу-у-у, — закончил обиженный громила. — Да знаете ли вы, сколько цыпочек считают мою филейную часть неотразимой?

— У тебя самая потрясающая филейная часть, Грах. Да я сам едва удерживаюсь, чтобы не вцепиться в нее, — уверял приятеля Дайанар.

— Лапы прочь, ящер! — воскликнул тролль и попробовал втиснуть весь свой немалый зад в небольшое сиденье стула.

— Я могу даже кусить твою филейную часть, если для тебя это важно, — усовестилась я.

— Отвалите, извращенцы! — заревел Грах, гневно сверкая своими глазками.

Мы вернулись на свою сторону стола и скромно потупились. Тролль еще некоторое время обиженно пыхтел, потом махнул рукой и, наконец, принялся за злосчастный окорок уже без прежнего аппетита. Дайанар заказал себе и Граху по огромной кружке эля, и тот сменил гнев на милость, еще немного пококетничав, правда. Из кабачка тролль выходил в хорошем настроении. Мы с Дани шли следом и беззвучно давились от смеха, тыкая пальцами на неотразимую филейную троллью часть.

Вечер наступил как-то очень не заметно. К моменту, когда за окном стемнело, мы уже сняли номер в гостинице, точней два номера. Грах нагло заявил, что оплачивать его номер должны мы, потому что нанесли ему душевную травму. Дайанар хмыкнул, но спорить не стал и валяться и нежиться на мягкой гостиничной кровати не позволил, дав приятелю задание навести справки, не состоял ли Арн Данл в какой-либо организации города Ариина. Сам Дани тоже не собирался прохлаждаться в номере.

— Поговорю-ка я с местными вампирами, — сказал он. — Чистокровные, конечно, не особо жалуют полукровок, но знают практически всех, кто обитает рядом.

— А я? — перспектива остаться в одиночестве в незнакомом месте совершенно не прельщала.

— А ты, как порядочная жена, будешь ждать меня здесь… хоть разок для разнообразия, — подмигнул супруг.

— А если я услышу зов? — не, ну правда.

— Не услышишь. Здесь звуконепроницаемые окна. — успокоил Дайанар.

— А если меня унюхают и сами сюда придут? — тоже ведь вариант.

— Не придут. А чтобы сама не отправилась на поиски приключений, у тебя ума хватит, — обидно, между прочим, — я тебя закрою снаружи. Окна не открываются, я узнавал. Так что у тебя нет выбора, родная. Сегодня ты будешь хорошей, и моя давняя мечта о послушной женушке сбудется. Все свои приемчики для достижения желаемого можешь отложить для более безопасного случая.

34
{"b":"220130","o":1}