ЛитМир - Электронная Библиотека

Этого было достаточно, драконья ярость искала выхода. Счастье мое размылось в пространстве, чужой кровосос еле успел отскочить от Энниаса, но не тут-то было. Дайанар просто снес его. Я видела, как летит тело кровососа, увлекаемое вперед на невероятной скорости. У меня закралась мысль, что его мой супруг несет на руках. Потом послышался крик, звук взрыва и где-то там, вне моей видимости послышался звук обвала.

— Опять что-то сломал, ящер недобитый, — констатировал голос тролля за моей спиной. — По ходу, сюда нас тоже больше не пустят.

— Похоже, он сломал Хайта, — усмехнулся мой новый знакомый, и тролль угрожающе зарычал, но вампир поднял руку, показывая, что не опасен.

Я обернулась, Грах стоял сзади, тяжело дыша, видать, бежал мордатый. Энниас поднялся с земли и подошел ко мне.

— Что это было? — спросил он, потирая горло.

— Муж, — с гордостью ответила я и добавила для полной ясности, — мой.

— Ар кханг б ерш, — изрек нечто мне неясное тролль.

— А вот о даме так говорить не стоит, — холодно произнес мой вампирюга.

— А что он сказал? — полюбопытствовала я.

— Порядочной леди такое слушать тем более не стоит, — отрезал Энниас. — Пойду я, пожалуй, не хочется мне тоже собой что-нибудь снести.

— Спасибо, Энниас, — я подошла к нему, поднялась на цыпочки и поцеловала в щеку, а потом прошептала на ухо. — У тебя самый красивый зов.

— Ты очень добра, — весело засмеялся вампир, махнул на прощанье и растворился в воздухе.

Я повернулась к Граху, желая услышать перевод того, что он обо мне думает, только открыла рот, как со спины налетел вихрь, захватит железной хваткой. Меня подняли над землей, хорошо не за шкирку, и я уставилась в змеиные глаза благоверного.

— Брайтис-с-с, — шипел мой полукровный, — моз-сги пр и рождении тебе явно не дос-сталис-сь. Где ты ш-шлялас-сь, бес-столоч-щь?

Я не спешила отвечать, разглядывая его. Потрогала руки, кожа оказалась твердой и шершавой. Поковыряла ногтем, чешуйки. Когти тоже были. Потом уставилась на лицо моего красавчика мужа. Оно тоже было в чешуйках, челюсть заметно выдавалась вперед, подбородок стал более мощным. Конечно, такие клычищи уместить. Уши заострились, глаза вообще не человеческие. И самое интересное, он стал гораздо смуглей, даже темный. Единственное, что осталось прежним, это волосы. Я и уцепилось взглядом за них, потому что жутко было, не передать как. Меня встряхнули, отчего моя голова не слабо так дернулась, и я клацнула зубами, прикусив губу. Это-то меня и привело в чувство.

— Я с-спрашиваю, — продолжал шипеть супруг, — где ты ш-шлялас-сь? Молчиш-шь?

— Да пошел ты, ящер доморощенный, — заорала я. — Ты бы сначала окно проверил, прежде чем давать распоряжение: "леди дверей не открывать"! И ты, мордатый, вали со своим ар кхангом, чтобы это не значило! Я только чуть это окно дернул а, оно на меня вывалилось, а потом идиот управляющий мне верить отказался, а я просила все исправить! Он мне только сумрачных снов предложил. Я так и легла с дыркой в стене, так чему ты удивляешься, сволочь желтоглазая?! Пусти меня, живо!

Я попыталась пнуть его, но этот гад увернулся, тряхнул меня еще раз, взвалил на плечо и… в один прыжок взлетел на второй этаж, где зияла дырой оконного проема гостиничная стена. У-у-у, как он меня бесит… Даже визжать не стала. Тролль шагом направился в гостиницу.

Этот дракон недокровный кинул меня на кровать и навис сверху, глаза его замерцали, и у меня появилось очень неприятное ощущение, что у меня копаются в мозгах. Еще и проверяешь? Ну, на тебе… Я особо ярко представила поцелуй с Энниасом, стараясь вспомнить сказочность момента. Удар, и кровать подо мной проваливается… Кажется, перестаралась. Перед глазами мелькнула оскалившаяся драконья морда, следом за ней вся жизнь, и я благополучно лишилась сознания. Иногда бывают на свете чудеса.

Глава 24

Я открыла глаза и уставилась в потолок. Быстренько вспомнила, что была в обмороке и порывисто села, оглядывая комнату. Окно стояло на своем законном месте, кровать оказалась совершенно целой, на мне красовалась моя ночная сорочка, но чего-то не хватало. А, не хватало бешеного дракона. Я повертела головой и нашла его. Дайанар сидел на другой стороне кровати, отвернувшись от меня. Я кашлянула, но он не отреагировал. Не поняла, это мы еще злимся? Супруг был наполовину обнажен, и я видела, что он вернулся к человеческому облику.

— Дани, — позвала я.

Он вздрогнул, но не повернулся. Я нахмурилась. Между прочим, я тоже злая. Подождав еще немного внимания от благоверного и не дождавшись его, я легла, демонстративно отвернувшись, и закрыла глаза. Сон не шел, Дайанар не шевелился, я тихо зверела. Продолжала лежать из принципа, который упрямо подходил к концу. И только я уже готова была взорваться, как кровать примялась под тяжестью тела мужа, и он обнял меня. Я выдохнула с облегчением, но не повернулась, ожидая развития событий дальше.

— Дэл, птичка моя, — позвал меня супруг.

— Что? — грозно отозвалась я и улыбнулась, не злится.

— Ты сильно испугалась? — я обернулась, потому что в голосе его были такие ноты…

Я посмотрела в медовые глаза, и он отвел их. Дайанр был подавленным, он, действительно, был подавлен произошедшим. Я вздохнула и снова села, глядя на моего мужчину, который первый раз был вот таким вот потерянным. У меня сжалось сердце.

— Только когда ты скалился, — призналась я. — Сам облик больше любопытства вызвал, а вот когда кинулся на меня, уже здесь, в комнате…

Дани подвинулся и положил мне голову на колени.

— Прости, — тихо сказал он. — Я даже сам не заметил, когда боевую трансформацию принял. Но представь мое состояние. Захожу в комнату, где ожидаю увидеть спящую жену, а нахожу вырванную раму и полное отсутствие любимой половины. И самое главное, след потерял. Где ты была?

— За городом, — даже сама удивилась от того, куда меня унесло. — Уснула, а потом сон такой необыкновенный увидела, а во сне мелодия, красивая. Мне снилось, что я по горам иду. Оказалось окно и городская стена, — я усмехнулась. — Энниас меня начал кусать и тут же остановился.

— Я видел ранку, — недовольно отозвался Дайанар.

— Сказал, что на мне запрет, а потом вызвался проводить. А возле гостиницы этот припадочный объявился. Накинулся без всякого зова. Энниас меня защитил, а когда второй вампирюга моего вампирюгу побеждать начал, я тебя позвала. Ты быстро явился.

— Слух в боевой трансформации очень чуткий, и запах твой уловил, — пояснил Дани. — Насчет окна ты права, мне даже в голову не могло прийти, что подобное возможно. Почему я защитный контур не поставил? Ты бы его не прошла, так и стояла бы у окна мелодию слушала.

— Слушай, ты же у меня в голове рылся, сам все должен был увидеть, — вспомнила я.

— Ты как поцелуй показала, я уже ничего не увидел, — мрачно ответил супруг. — Не злюсь, но…

— Ревнивец мой, — сказала с нежностью и встрепала ему волосы. — А мне Энниас про Данла рассказал.

— Я тоже кое-что узнал, и Грах. — ответил мой ненаглядный. — Сегодня утром обменяемся информацией, а сейчас давай спать, я дико устал.

Я не стала спорить. Дайанар лег на подушку, по-хозяйски положил меня себе на плечо, поцеловал и тут же провалился в сон. Успокоился. Я усмехнулась и обняла его, чувствуя, что сама уже почти сплю.

Утро началось с тролл ьего рева над нашими головами. Если кто-то думает, что он нам желал доброго утра, то он сильно заблуждается. Звучало утреннее приветствие Граха примерно так.

— Чтоб вы сдохли гоблины недоношенные! Чтоб я еще хоть раз связался с вами придурками недобитыми. Пока один чашуйчатый псих искал другую недокусанную дуру, в этой поганой гостинице мой кошелек уворовали. Я управляющему потроха на кулак намотаю! Я ему зубы в глотку вобью, кровью умоется грязный свинорыл. — и уже спокойно. — Ан, там ищут того, кто здание городского магистрата разнес, вампир, которого ты в руинах укатал и клыки вырвал, требует справедливого возмездия. И еще, городская стража помещена к целителям нервы лечить.

37
{"b":"220130","o":1}