ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кто вы? — спросил шантажист не так уверенно.

— Если желаете, однажды я удовлетворю ваше любопытство, — усмехнулся мой недодракон.

— Н-не стоит, — трактирщик убрал арбалет.

— И, чтобы у вас не было искушения все-таки позвать ваших ребят, — лично я не заметила, когда супруг успел это проделать, хоть и не сводила с него глаз, но он вдруг оказался за спиной трактирщика. — Я очень быстрый, уважаемый господин Эббс, а мой приятель очень сильный. Думаю, вы понимаете, что ребята просто не успеют что-либо сделать.

— Понял, — сглотнул бандюга и скользнул по мне взглядом.

— А вот туда вам лучше вообще не смотреть, — угрожающе произнес благоверный. — Ну, так как, все делаем по честному и забываем о случившемся?

— Да, — кивнул трактирщик. — Я вас не видел.

— Это уже как вам угодно, уважаемый, — опять усмехнулся Дани.

Нас отвели в конюшню, выдали двух лошадок, одного племенного тяжеловоза, который как-то сразу не одобрил своего седока. Увесистый кулак мордатого, сунутый под нос коняге, быстро уговорил последнего пойти на перемирие. Через пятнадцать минут мы уже покидали поселение.

— Он нас сдаст, — уверено сказала я.

— Конечно, — весело подмигнул Дайанар.

— Мелкая, не пыли, — встрял Грах. — Конт в противоположной стороне от Дамьена. Пускай ищут.

Пускай, мне-то что. Я пожала плечами и повернулась к Дани. Он ласково погладил меня по щеке и пришпорил своего коня, я последовала его примеру. Грах остался ругаться со своим племенным красавцем.

Глава 27

Дамьен оказался большим, но чистым городом. Мы опередили Сьен Бран на день пути, воспользовавшись порталом Дайанара, когда удалились от Ариина на большое расстояние. Мы опять сняли два номера в гостинице и решили до завтрашнего дня просто отдохнуть, а что еще делать, когда в Дамьене мы оказались ближе к ночи. Грах оставил нас сразу после ужина, исчезнув в неизвестном направлении, а мы с Дани захотели немного пройтись перед сном, пока еще не совсем стемнело, и не началась охота. Впрочем, благоверный сказал, что на восточном побережье вампиров почти нет, кланы располагаются северней. В более жарких районах Сумрака встречаются одиночки вне клана.

Мы брели по затихающей улочке, держась за руки. Я вдруг подумала, что мы уже сто лет так не гуляли, наверное, потому что наше расследование, которое длилось по сути всего неделю с небольшим, поглотило нас настолько, что первый школьный бал казался далеким и нереальным. Я подняла голову и посмотрела на своего супруга, и в который раз не смогла отвести глаза, любуясь его красивым благородным лицом. Даже не верится, что он может превращаться в того, кто так напугал меня в гостинице Ариина. Дани, почувствовав мой взгляд, повернулся и с нежностью посмотрел на меня.

— Я тебя люблю, — шепнула я ему.

— Как это не ужасно, но я тебя тоже, — я ударила его в плечо, и он весело засмеялся, захватывая меня в объятья.

Я быстро огляделась, на нас смотрела какая-то гоблиниха и пара гномов, спорившая о чем-то возле лавки оружейника. Дайанар прижался к моим губам, и мне стало неудобно, неприлично это, целоваться посреди улицы, хотя когда моего благоверного волновало общественное мнение? Я немного повырывалась и решила, что ответственность за наше моральное падение несет тот, кто старше, сильней и вообще муж. Так что я, отринув всякую скромность, начала отвечать на нежный поцелуй, который становился все более страстным. Сознание, возопив о том, что происходит нечто недопустимое и унеслось в неведомые дали, жалобно всхлипывая и махая ручкой. Губы Дайанара начертили дорожку по моей многострадальной шее, и я тихо застонала.

— Дэла, — до меня донесся хрипловатый голос супруга. — Остановись, малышка, не здесь.

Сознание попросилось обратно, и я его нехотя впустила, обнаруживая, что одна моя рука медленно, но верно движется по телу моего счастья туда, куда ей прилюдно вообще не стоило приближаться. Я начала стремительно краснеть.

— Вот ты гад бессовестный, — выдохнула я, мгновенно найдя виноватого.

Потом воровато огляделась, у нас заметно прибавилось зрителей, и не сказать, что взгляды были осуждающие, скорей любопытные. Я вырвалась из рук супруга и бросилась прочь с глаз заинтересованной публики. Кто-то засвистел вслед, и я подумала, что сегодня точно убью желтоглазого мерзавца. Свист резко оборвался, сменившись вскриком. Я ненадолго остановилась и обернулась. Развлечение у собравшихся продолжалось. Свистун, думаю, это был он, лежал на мостовой в бессознательном состоянии, а Дани уже встречал двух приятелей свистуна, которые успокоились так же быстро. Больше никто не стал проявлять эмоций. Люди и нелюди начали расходиться, а Дайанар поспешил за мной. Я не стала ждать, удаляясь с гордо поднятой головой. Вот так вот, мы не только развратники, мы еще и драться умеем. Но мой недодракон все равно сволочь… люби-имая. Я обернулась, но супруга сзади почему-то не было. Нахмурившись, я сделала несколько шагов назад, и тут же чьи-то руки схватили меня, а вкрадчивый голос тихо сказал, наклонившись к самому уху:

— Попалась, маленькая скромная птичка. Покажи мне, как ты превращаешься в жаркое пламя.

— Сгореть не боишься? — поинтересовалась я.

— Драконы огня не боятся, — усмехнулся голос, и мне слегка прикусили мочку уха.

— Ну, держись, — ласково проворковала я.

Мгновение, и мы в нашем гостиничном номере. Он целует меня, а я делаю то, что так давно не делала, вероломно кидаю любимого супруга через бедро и сразу же отскакиваю, прекрасно зная, что за этим последует. Дайнар коварно улыбался, лежа на полу. Я начала медленно отходить назад, не спуская с него глаз.

— И что теперь будеш-шь делать, — раздалось тихое шипение за моей спиной.

— Мстить за поруганную честь, — решила я, резко обернулась и встретилась с мерцающими желтыми глазами рептилии.

Я вздрогнула от неожиданности, и Дани вернул свои обычные человеческие глаза.

— Оставь, — попросила я разом охрипшим голосом. — Никогда не отдавалась дракону.

— Разве? — насмешливо спросил благоверный, но его дыхание стало прерывистым. — Дэ-эл…

— Я вас слушаю, лорд Оршез, — и где та скромная Дэланель?..

Я шагнула к нему, расстегивая широкий ремень с широкой пряжкой, вытянула рубашку, освобождая доступ к его телу и заскользила по нему руками. Он порывисто взял мое лицо в ладони, мгновение разглядывал, и мне показалось, что я растворяюсь в этих необыкновенных глазах с ромбовидными зрачками. А потом его губы накрыли мои, и я слабо помню, как мы оказались тут же на полу, как стонала и металась в его объятьях, как дарила ему ответные ласки, как мир взорвался миллионами ярких всполохов. И, кажется, кожа его стала в какой-то момент твердой и шероховатой, и он уже не стонал, а рычал захватывая в плен мое тело, проникая своим желанием в каждую мою клеточку, в каждый горячий вздох, в каждую звук своего имени, которое не сходило с моих уст. А потом накатили жаркие волны, целый ураган, который поднял меня и понес к обжигающему и ослепляющему пламени…

— Халари, — тревожный голос заставил вынырнуть из омута небывалых ощущений, которые еще томили тело. — Девочка моя…

— Любимый, — прошептала я, с удивлением обнаруживая, что голос почему-то пропал.

— Как ты? — взгляд такой же тревожный как и голос.

— Мне замечательно, мне прекрасно, я даже готова умереть, потому что лучше, наверное, уже быть не может, — смех получился хриплым.

— Не надо умирать, — улыбнулся Дайанар. — Я тебя и оттуда достану.

Он поднял меня на руки и отнес на кровать, оказывается, мы так и были все это время на полу. Потом пристроился рядом и убрал с моего лица растрепанные волосы.

— Почему ты так на меня смотришь? — спросила я.

Взгляд Дани был таким… таким… Ну, как назвать взгляд, если единственная ассоциация с ним, это измученный жаждой человек, который дорвался до источника и теперь никак не может напиться? Он улыбнулся и погладил по лицу.

42
{"b":"220130","o":1}