ЛитМир - Электронная Библиотека

Искомый домик на улице Псов- оборотней оказался маленьким, но чистеньким, беленьким с красной черепичной крышей и небольшим садиком за невысоким заборчиком. Во дворе играл мальчонка лет пяти. Он с интересом рассматривал нас. Почему-то особое восхищение у него вызвал наш мордатый. Тролль ощерился, и мальчонка счастливо завыл, совершенно не пугаясь зубастого оскала. Теперь мы вообще не интересовали мальчугана. Он подошел к заборчику и тыкнул пальчиком в Граха.

— Тлоль? — спросило это картавящее чудо.

— Тролль, — гордо ответил Грах.

— Здолово, — восхитился мальчуган. — Болшой тлоль. Как звать?

— Грах, — мордатый опять ощерился.

— Глах, здолово, — снова одобрил мальчишка. — А меня Инвал. А эти с тобой? — он пренебрежительно кивнул на нас с Дайанаром и, получив утвердительный ответ, вздохнул. — Жалко, что не тлоли. У нас тут тлолей нет, только гоблины и сталый оболотень. А чего плишли?

— Сумрачного дня, Инвар, — Дани присел на корточки и достал из воздуха конфету, знает подход к детям. Мальчуган тут же округлил глаза, и Грах был забыт. Как же, целый маг обнаружился. — А твоя бабушка дома?

— Бабушка Веда ушла к деду, сколо плидет, — ответил Инвал, который оказался Инваром, и засунул конфету в рот. — Дома мама, позвать?

— Позови, будь любезен, — улыбнулся супруг.

Малыш развернулся и унесся в дом. До нас донесся его радостный крик:

— Мам, мам, там настоящий тлоть и маг, он мне конфету дал. Еще тетка какая-то класивая. Они бабулю сплашивали. — в ответ послышался негромкий женский голос и опять громкий мальчугана. — Пошли, они тебя плосят, ну, ма-ам…

Дайанар хмыкнул, слушая такие знакомый интонации в этом "ну, ма-ам", я сделала вид, что ничего не понимаю, и все его намеки меня совершенно не касаются. Вскоре во дворе уютного домика появилась молодая женщина лет двадцати пяти. Она оглядела нашу приметную троицу, задержавшись взглядом на Дани, змей моей ревности радостно зашипел, задавила его в зародыше. Это уже ненормально, я так и буду дергаться на каждый женский взгляд?

— Сумрачного дня, госпожа… — начал супруг.

— Ардана Арель, — ответила женщина. — Сумрачного, господа. Что вы хотели?

Ардана Арель? Выходит она не замужем. Тогда понятно, почему они с сыном живут с родителями. Ардана с опаской покосилась на Граха, тот невозмутимо чесал брюхо. Мальчуган снова восхищенно взирал на него.

— Нам бы хотелось поговорить с вашей матушкой, госпожа Арель, — снова заговорил Дани. — Инвар сказал, что она должна скоро подойти. Чудесный у вас сынок.

— Спасу с ним нет, — пожаловалась Ардана, но взгляд ее потеплел, и женщина улыбнулась. — Проходите в дом. Мама вот-вот должна вернуться. Она понесла отцу обед. Рыбаки сети разбирают, не отойти. — пояснила она, пропуская нас в дом.

Инвар пристроился между троллем и Дайанаром, явно теряясь в выборе своего нового кумира. Выбор за него сделал Грах, усадив малыша себе на колено, как только размести л себя на грубом деревянном стуле. Ребенок наполовину пропал в огромной длани мордатого, и его мать с беспокойством посматривала на Граха. Тролль ей улыбнулся, и Ардана схватилась за сердце.

— Вы не принесете нам воды? — попросил Дани с самой располагающей улыбкой.

— Да-да, конечно, — закивала женщина и пошла за водой.

Пока малыш развлекался с пуговицами на куртке Граха, а Дани и я болтали с Арданой о всяких мелочах, пришла Веда. Она оказалась приятной женщиной, выглядящей на свой возраст. На ней было одето простое темно-синее платье с чистым белым передником и такой же белоснежный чепец. Она удивленно оглядела незваных гостей, то есть нас, и вопросительно посмотрела на дочь.

— Господа к тебе, мам, — сказала Ардана, и я заметила, что они очень похожи.

— Чем обязана, господа? — обратилась к нам Веда. Голос у нее был тоже приятный.

— Мы могли бы поговорить наедине? — спросил Дайанар.

Ардана понятливо забрала возмущенного Инвара, который согласился уйти только вместе с пуговицей Граха, и покинула комнатку. Мы с места не сдвинулись. Веда присела на маленький потертый диванчик и выжидательно посмотрела на моего супруга.

— Скажите, госпожа Арель, вы давно видели своего брата? — начал Дайанар.

— Да почитай годков пятнадцать уже не видела, — ответила она. — Что-то с Яном?

— Насколько нам известно, он здравствует и по сей день. — успокоил ее мой ненаглядный. — Расскажите нам о нем. — и голос такой, что отказать просто невозможно.

— Да что рассказывать? — задумалась Веда. — Мы рано без родителей остались, мне всего десять лет было. Ян продолжил дело отца, он у нас портным был и Яна обучал. Брат не особо любил портновское дело, но года два-три исправно принимал заказы от клиентов отца, которых устраивала работа Яна. Денег, конечно, было немного, но на еду хватало. Я в огородике нашем копалась, одежонку Ян нам сам справлял, выживали. А потом он все бросил и ушел. Пришли вербовщики, набирали матросов на флот, Ян и сбежал. Мне оставил все припрятанные деньги, записку с адресом нашей тетки в Дамьене, и исчез. К тетке я не поехала. Соседи у нас хорошие, присмотрели и помогли. А в семнадцать я за Бина замуж вышла. Ян объявился, когда Ардане семь лет исполнилось. Привез гостинцы, долго извинялся, что оставил меня. А я на его искалеченную руку все смотрела и думала, в какие же переделки мой братец попадал. Когда муж и дети спали, мы на кухне сидели, и Ян многое рассказал. Оказалось, что он был в плену у темных. Те влезли на наши Территории, и эскадра, где служил Ян, дала им бой. Корабль Яна потопили, а оставшихся матросов выловили и в рабство забрали. Яна спас какой-то лорд из Сумрака, его тоже захватили. Когда они бежали, тогда брат увечья свои и получил. Этот лорд его вытащил. Ян говорил, что он теперь этому лорду по гроб жизни обязан и служит ему верой и правдой. Хозяин отпустил брата с семьей повидаться. А на следующий день Ян уехал. Потом еще пару раз приезжал. Потом еще несколько раз письма присылал без обратного адреса.

— А ваш брат случайно не обмолвился, где сейчас проживает? — поинтересовался Дайанар.

— Говорил, что в каком-то замке, вроде недалеко от Гедальи. — потом задумалась. — Да, вспомнила! Ян говорил, что замок стоит на скале, над морем. И когда поднимается шторм, волны почти достают до замка и кажется, что стоишь посреди бурлящего моря.

— А название замка он не говорил? — внезапно охрипшим голосом спросил Дани, и я удивленно уставилась на него.

— Вроде говорил… Подождите… Что-то такое…

— Гнездо дракона? — он выжидательно смотрел на Веду.

— Д-да, — не менее удивленно произнесла женщина. — Вы знаете этот замок?

— Приходилось видеть, — ответил Дайанар. Он встал, прошелся по комнатке. — Большое спасибо, Веда, вы очень нам помогли. Пошли, — это уже нам с Грахом.

Веда тоже встала и пошла за нами на выход. Во дворе нас уже ждал Инвар, гордо хвастающийся какому-то мальчишке, что у него в гостях настоящие тлоль и маг. Мальчишка смеялся над Инваром до тех пор, пока мы не вышли из дома. Он открыл рот и попятился, глядя на огромного Граха. Тролль подхватил Инвара на руки, аккуратно потрепал по голове и поставил на землю. Дайанар достал малышу еще конфет, а я просто поцеловала в чумазую щечку. Инвар светился от удовольствия. Теперь ему предстояло стать героем нескольких дней.

Мы вышли за забор рыбацкого домика, и благодушие слетело с лица моего ненаглядного. Он плотно сжал губы и нервно теребил воротник рубахи.

— Ты знаешь это место? — спросила я, уже догадываясь сама.

— Это родовой замок Оршезов, — ответил мое счастье. — Но там никого не было, когда я осматривал его. И иных наследников нет. Тогда кто живет в "Гнезде дракона"?

Глава 33

Дайанар стоял на набережной, подставив лицо прохладному ночному ветру, трепавшему его волосы. Вокруг не было ни души. Ночной город замирал, готовясь к новому дню. Недалеко поскрипывали уключинами несколько рыбацких лодок, привязанных к деревянным колышкам. Вдалеке слышны были не очень трезвые голоса, там располагалась таверна, двери которой были все еще открыты. Но все это казалось далеко-далеко, не касаясь нас. Я стояла рядом, опершись о парапет, и смотрела на него, пытаясь разгадать, какие мысли сейчас будоражат голову моего любимого мужа. Мы вновь были в Дамьене, супруг почему-то не спешил к своему родовому замку. Грах ушел в гостиницу, заявив, чтобы мы, два мелких орка, не смели тревожить его покой даже при угрозе землетрясения. А я осталась с Дани, хоть он и не обращал сейчас на меня внимания, даже не настоял на том, чтобы я ночью оставалась за закрытыми дверями.

50
{"b":"220130","o":1}