ЛитМир - Электронная Библиотека

После обсуждения нравов современной молодежи, почему-то обсуждали только меня, мы перешли к несправедливости жизни.

— Ты не представляешь, Дэла, — Най уткнулся мне в плечо под недоброе ворчание тролля, — как тяжело все время зависеть от самодуров постояльцев. Они жалуются и жалуются, жалуются и жалуются, жалуются и жалуются. — управляющий утер скупую мужскую слезу. — А он орет и орет, орет и орет…

— Кто? — уточнила я.

— Хозяин! — с надрывом воскликнул Найвел. — А я дома у мамы уже три года не был, а он не отпускает. Только орет и орет, орет и орет!

— Бедненький, — я гладила свой страдающий выигрыш по голове. — А ты не терпи!

— Да пошли ты этот потрох свинячий, — встрял Грах. — А хочешь, я его в три узла завяжу? — воодушевился вдруг мордатый.

— Не надо, — всхлипнул пьяный в дым управляющий. — Он больше всех платит. А потом орет и орет, орет и орет. А тут еще вы меня в кости разыграли, это же унизительство!

— Переведи, — мы с троллем попытались осознать последнее слово.

— Унижательно, — ответил Най. — Унизви… Ай, ерунда это все, — махнул рукой пьяный мужчина. — А давайте выпьем за нашу очаровательную даму! — сказал он это громко, умудр ившись подняться на ноги.

Чокающихся стаканов странным образом оказалось слишком много. Я помотала головой, зажмурилась, потом открыла глаза, стаканы исчезли. Зато глаза тролля враждебно обводили пьющий зал. Через некоторое время за очаровательную даму почему-то выпили в другом конце, я с любопытством обернулась, нашла трех дам нечеловеческой наружности, сидящих на коленях у двух нелюдей и одного человека. Мой взгляд заметили за соседним столиком.

— Иди к нам, малышка, — заорал какой-то орк.

— Лучше к нам, — позвали из-за следующего столика.

— Детка, плюнь на них, — крикнул кто-то очень похожий на человека с пронзительными зелеными глазами. — Иди ко мне, я буду нежен.

Я повернулась к своим спутникам, оба зло осматривали зал. Даже Найвел вдруг стал казаться трезвей.

— Эй, вы, — теперь уже возглас относился к моим спутникам. — Что вы девчонку возле себя держите, поделитесь красивой шлюшкой.

— Что?! — раздался могучий рев.

Я потрясенно взглянула на Найвела, потому что этот звук издала глотка нежного управляющего. Тролль тоже уважительно взирал на нашего собутыльника. Потом одним махом осушил пол бутыли самогона, то самое покрепче, и встал, отыскивая глазами кричавшего.

— Иди сюда, дерьмо, — прорычал Грах, — я вобью твои слова в твою поганую глотку.

Навстречу троллю поднялось нечто страшное, рвануло на груди грязную рубаху и остановилось, ожидая дальнейших действий мордатого. Тролль ждать себя не заставил, и вскоре в центре трактира образовалась куча мала. Зал разделился на два лагеря. Первые орали, поддерживая Граха, вторая поддерживала страшилу и его дружков, нападавших на тролля.

— Четверо на одного! — возмутился Найвел и унесся в гущу сражения, оставив меня в одиноч естве.

Я воодушевленно болела за собутыльников. Что там происходит, мне было видно плохо, и я вскочила на стол, жадно вглядываясь в мешанину тел. Постепенно мешанина подкатилась ко мне, и я треснула не початой бутылкой полезного алгарского ближайший затылок.

— Мелкая! — заревел тролль.

— Прости, Грах! — стукнула я себя в грудь, схватила вторую поднесенную бутылку и треснула другой затылок.

Удар был более удачным, гоблин средних размеров опал, как осенний лист, я издала воинственный клич и схватила последнюю бутылку. Куча-мала откатилась, и снаряд остался неиспользованным. Потом углядела подбирающегося ко мне молодого орка, остановила тянущуюся ко мне длань и провела рубящий удар по шее. Орк завалился под стол, и на меня посмотрели с большим уважением. Затем увидела, как отлетел Найвел и заорала, обращаясь к той половине зала, которая болела за Граха с Наем:

— Наших бьют!

Сигнал к атаке прозвучал, и трактир превратился в одно сплошное побоище. Я пару раз отбилась ногами, на автомате вспоминая уроки моего любимого, использовала все бутылки и кружки с нашего стола. Раза три меня прикрыл тот самый зеленоглазый, весело мне подмигнув.

— Бежим? — предложил он.

— Я своих жду, — ответила я.

— Я тоже стану своим, — задушевно промурлыкал зеленоглазый и дал пинка какому-то троллю, вдвое меньше моего мордатого.

Я все еще стояла на своем столе, потому нагнулась и не менее задушевно сказала:

— А у меня муж дракон. Самый настоящий злой дракон.

— Дракон? — зеленоглазый почесал затылок. — Так их вроде в Сумраке не осталось.

— А ты меня тронь и проверим, — подмигнула я ему и запустила последней кружкой в очередного гоблина, готовящегося ударить зеленоглазого.

— Спасибо, — весело отсалютовал соблазнитель и отвлекся на следующего нападающего.

Я попыталась углядеть своих собутыльников, но найти их было теперь практически невозможно. Потом я наконец увидела Найвела с красивым синяком под глазом. Он пробирался ко мне. С другой стороны обнаружился Грах, тоже шедший волнорезом в мою сторону. Похоже, мои мальчики решили, что веселья на сегодня хватит. Я была согласна с этой позицией и уже готовилась запрыгнуть на плечи тролля, чтобы не задавили в толпе, когда раздался крик, перекрывающий гул голосов:

— Стража!

Толпа перестала драться и ломанулась на выход, оттесняя от меня моих друзей. Грах еще устоял, а Найвела снесли.

— Бежим, малышка, — снова возник рядом зеленоглазый.

— Я со своими, — снова ответила я.

— Береги себя, — крикнул он и исчез.

Вдруг чьи-то руки ухватили меня за талию. Я попыталась обернуться, но тут же получила вероломный удар по затылку и потеряла сознание…

Глава 35

Затлхлый запах ударил в нос, вынудив сморщиться, тут же ощущение сырости коснулось кожи, и я поежилась. Еще отчаянно раскалывалась голова. Попробовала всмотреться в сумрак и сразу зашипела, хватаясь за виски. Неприятный запах все более раздражал, и тошнота накатила так неотвратимо, что меня стошнило сразу же стошнило. Я попробовала позвать на помощь, но вышло очень тихо и хрипло. Как же мне все это не нравилось!

Наконец, мне удалось подняться, и я побрела наугад, придерживая несчастную голову руками. Глаза немного привыкли к сумраку, я начала различать, окружающую меня обстановку. Я находилась в небольшом каменном строении. Темноту рассеивали несколько лучей дневного света, падающие откуда-то сверху. Перестав пялиться себе под ноги и вверх, я посмотрела вправо и замерла, потом тяжело выдохнула и упавшим голосом пропищала:

— Мама…

Потом зажмурилась, стараясь себя уговорить, что все это мне чудится. Открыла их поняла, что сейчас буду кричать от ужаса. Там стояли гробы! Шесть или семь гробов на возвышении. Я была в склепе. Что я делаю в склепе? Как я сюда попала?! Откинувшись на стену, рядом с которой стояла, я начала вспоминать. Мы с Грахом и управляющим были в трактире, потом была драка, потом… Потом был удар по голове, и вот я в каком-то склепе, причем, уже светло, а значит в отключке я провалялась всю ночь. А где Грах и Найвел?

— Грах, — негромко позвала я. — Ты здесь? Здесь есть вообще кто-нибудь?

Ответом мне был легкий шорох, заставивший забыть даже о головной боли, потому что стало очень и очень страшно. Я даже дыхание затаила, глядя на гробы и представляя себе, как оттуда сейчас полезут мертвецы. Тут опять раздался шорох, а следом писк, кто-то шмыгнул мимо, и я шумно выдохнуло, чуть не засмеявшись от облегчения.

— Крыса, ну, конечно, это же крыса! — честно, визжать я должна была основательно, но лучше уж живая крыса, чем оживший покойник.

Так, а теперь взять себя в руки и решать проблемы по мере их поступления. Я задумалась. Что мы имеем? Мы имеем склеп и меня в склепе. У склепов всегда бывает дверь, значит, мне нужно найти эту дверь и попробовать выйти. И я двинулась дальше мимо гробов, стараясь не смотреть в их сторону, воображение- страшная сила. Еще несколько шагов, и появилась лестница. Я поднялась по ступенькам, шаря на ощупь дорогу, потому что впереди тьма сгущалась. Потом свернула опять наугад. Моя рука наткнулась на что-то рельефное, я ощупала это что-то, пожала плечами и уже было двинулась дальше, как взгляд наткнулся на два еле заметных красных уголька. Я снова ощупала неожиданную преграду, поднимаясь рукой все выше и вдруг перестала дышать, соображая, что я трогаю.

53
{"b":"220130","o":1}