ЛитМир - Электронная Библиотека

— Гадос-сть, — услышала я его шипение.

Кузен, наконец, отмер и начал отступать, бросив в черного красавца несколько энергетических шаров, которые разбились о броню, не причиняя моему супругу никакого вреда. Вессар бросил взгляд на меня, но трогать не стал. Конечно, кто хочет еще больше разозлить лорда Оршеза, который опустился на пол и глумливо подмигивал своим желтым глазом? Он протянул лапу и очень аккуратно поддел медузу когтем, не поранив меня. Склизкая штука запищала и скукожилась, отстав от меня.

— Дэла, — сказал дракон, и я обняла его большущую голову и поцеловала в нос. Потом хвост громко шлепнулся на каменный пол, отрезая дорогу Вессару. — Куда же ты, кузен, — поинтересовался мой полноценный дракон. — Отметим возвращение дракона?

Вессар попятился, хвост поднялся, собираясь просто пришлепнуть Эксила. И вдруг раздалось шипение. Мы трое повернули головы, и в залу влетела громадная змеюка с серыми глазами.

— Хэтти! — воскликнул Вессар. — Не надо, девочка! Он сильней.

— Хэтти? — изумленно переспросила я, вспоминая свой сон и ее глаза с вертикальными зрачками.

Змея поднялась над полом, нервно стуча хвостом. Дракон повернул к ней морду и окинул задумчивым взглядом.

— Дани, милый, — умоляюще начала я. — Отпусти их, пожалуйста. Хэтти заслуживает этого, а кроме Вессара у нее никого нет. Пусть уходят.

— Уйдеш-шь? — спросил змею дракон.

Она повернула плоскую голову в сторону Вессара. Тот стиснул челюсти и кивнул. Драконий хвост отодвинулся, и кузен пошел к своей жене. Змея опустила голову и оплела своим телом тело супруга. Хвост ласкающим движением прошелся по его лицу. Это было так мило… Я утерла набежавшую слезу.

— Она горы любит, — вдруг сказала я. — И хочет жить там.

— Хочешь в горы? — спросил Вессар, гладя змеиную голову, она кивнула. — Будут тебе горы. — он грустно улыбнулся, и змея потерлась об него.

Они направились к выходу из залы. Дракон проследил за ними и вдруг позвал:

— Кузен, — Вессар обернулся, змея напряглась, скрутившись кольцами, как пружина. — Вессар Эксил, признаю тебя своим родичем и возвращаю тебе силу и магию рода Оршез-с. Как единственный глава рода нарекаю тебя Дай- Вессар Анеркьент.

— Признанный, — прошептал Вессар.

— Подойди, — велел дракон.

— Чаша… — кузен растерянно посмотрел на дракона, и змея метнулась куда-то, вернувшись через минуту с кубком.

Дракон провел когтем по своему запястью, и черная кровь закапала в кубок. Потом склонился над ним, то ли шепнул, то ли дохнул и передал кубок Вессару. Тот принял эту импровизированную чашу, бережно поднес к губам и выпил. Какое-то время он стоял склонив голову, а когда поднял ее, на нас смотрели зеленоватые глаза с ярко-желтым ореолом вокруг ромбовидных зрачков.

— Свершилось, — провозгласил черный дракон.

Новоявленный Дай- Вессар встал на одно колено и склонил голову перед главой рода.

— Как первый глава рода Анеркьент клянусь оставаться верным старшему роду Оршез на всех землях этого мира и за его пределами, и мои потомки исполнят клятву, — торжественно провозгласил он.

— Клятва принята, — черный дракон чуть склонил голову, и нас, наконец, оставили одних.

— Я люблю тебя, — тихо сказал я и снова обняла моего красавца.

— Я люблю тебя, — он аккуратно потерся о мое плечо, потом склонился к животу. — С-сын.

Малыш откликнулся теплом, заструившемся по телу, и я улыбнулась.

— Он тебе рад. — сказала я. — А когда ты опять станешь человеком?

— Хочеш-шь, прокач-щу? — вместо ответа спросил благоверный и расплылся в улыбке. Вы можете себе представить улыбку дракона? Такую широкую радостную улыбку? Так вот лучше и не представляйтесь, я чуть не поседела, когда мне продемонстрировали огромные клыки в счастливом оскале.

— Давай, — сглотнула я и быстрей юркнула за пределы этого оскала.

Он подождал, пока я размещусь на его спине, уцеплюсь за гребень и тогда плавно взмыл вверх, обдав меня ветром от своих крыльев. Дайанар вылетел в разбитые окна, теперь и их размер стал мне понятен. Когда мы выплыли на улицу, я посмотрела вниз и зажмурилась, но все-таки решилась приоткрыть один глаз, потом второй и радостно рассмеялась, наслаждаясь новыми ощущениями. Дракон чуть снизился, и я услышала рев Граха:

— Ящер!

— Дракон, — ответил ему седоволосый мужчина, стоящий рядом.

Они стояли недалеко от замка, должно быть спешили на помощь, а может тут им велел ждать Дани. И теперь оба приставили ладони козырьком к глазам и восторженно следили за полетом гордого исполина, на спине которого радовалась жизни я.

— Здорово, мордатый! — заорала я.

— Мелкая, жива язва, — заорал в ответ тролль и жахнул седоволосого по плечу, мужчина грохнулся лицом в траву. Кажется, он ругался на мордатого.

Потом мы летели над морем. Чайки и бакланы опасливо огибали нас. Дани начал разворачиваться к берегу, когда в воде опять появилась та же зеркальная рыбина. Она поднялась на поверхность, и нам предстал огромный морской змей, нет, еще один дракон. Водяной дракон. Пропавший род Викар, вспомнила я. Водяной дракон весь переливался на солнце, это было так красиво. Я опять прослезилась. Что-то чувствительна становлюсь не в меру, а у меня только несколько дней беременности. Что дальше-то будет?!

— Рад приветствовать возвращение Воздушных Драконов, — сказал водяной дракон.

— Рад приветствовать Водяных Драконов, — ответил черный дракон.

— Браслет Оршезов сияет ярче солнца, — подмигнул водяной дракон. — Поздравляю с пополнением рода.

— Благодарю, — Дайанар умудрился изобразить поклон, вынудив меня почти лечь на него, чтобы не скатиться.

— Потеряете любимую, — усмехнулся зеркальный красавец.

— Ни за что, — ответил мое драконистое счастье.

Драконы распрощались, и мы полетели к берегу. Я взглянула на Слагс Ренхет и усмехнулась, придется Лейву до рождения моего дракончика ждать выбор невесты. То-то он "расстроится". Я легла на спину Дайанара, крепко обнимая его и все еще не веря до конца, что наконец-то все закончилось.

Глава 41

Дом Лиреи мне понравился. Это в первый раз я его не успела рассмотреть, потому что убегали быстро, а сейчас рассмотрела во всех подробностях. Она весело подмигнула мне, потом привычно для нее чмокнула Дани в щеку, я помрачнела и сжала кулаки. Вообще посторонних женщин, приближающихся к моему мужу, я воспринимала неадекватно.

— Это малыш, — пояснил супруг. — Здесь очень сложная взаимосвязь между нами троими. Если ненадолго забыть о том, что ты его мама, а я отец и рассмотреть со стороны сильно развитого инстинкта самосохранения, то получится примерно так. Ты его скорлупа, я защита. Все, что может угрожать благополучию его хрупкой скорлупки, то есть теб е, он воспринимает агрессивно. Пройдет немного времени, он разовьется больше, станет сильней и будет защищать вас один. Но пока он еще очень и очень маленький и слабый, ему необходимо, чтобы я был рядом с вами. Он чувствует, что тебе неприятно, воспринимает угрозой и начинает действовать. И теперь я понимаю, кто довел тебя до того состояния, пока я орчиху к Лир отводил, — он улыбнулся и нежно погладил меня по щеке. — Вообще я должен был заподозрить о том, что у тебя появился маленький диверсант, когда ты не отреагировала на зов в Дамьене. Но мне даже в голову подобное не приходило.

— Мне тоже, — я улыбнулась в ответ. — А почему диверсант?

— А кто? Ты раньше одна меня доводила, а теперь у тебя появился помощник, советчик и генератор усиленных эмоций. Если честно, мне уже страшно, — я возмущенно взглянула на него, а этот нахал рассмеялся и покрепче прижал к себе. — Дэл, — я посмотрела на него, — ты себе не представляешь, что я чувствую.

— Что? — я немного напряглась.

— Смотри мне в глаза, — мог бы и не просить, я итак от него взгляда почти не отвожу.

Около минуты мы играли в гляделки, а потом меня затопила такая непередаваемая смесь чувств. Это было и ликование, и нежность, и радость, и любовь, и ответственность, и счастье. Такое разнообразие оттенков разных светлых эмоций, что я задохнулась, не зная, как справиться с этим бурным потоком, и меня спешно отпустили.

64
{"b":"220130","o":1}