ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аратта. Книга 4. Песнь оборотня
Волшебство обмана
Мы против вас
Танец на лезвии ножа
Тульпомансер. Книга 1
Жизнь Пи
5 методов воспитания детей
Безразличные матери. Исцеление от ран родительской нелюбви
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены
A
A

А потом были новые странные ощущения. Что-то ласково ползло по ноге, едва касаясь кожи. Постепенно это что-то поднялось выше и коснулось нежной кожи за мочкой уха, спустилось на шею, и девушка задышала чаще, подаваясь навстречу этому неведомому. А потом был поцелуй, от которого бросило в жар. Она застонала и открыла глаза.

Кто-то был рядом с ней, горячий и сильный. Его губы все глубже погружали ее в сладкий плен. Руки девушки сами обвили шею ночного гостя, и пальчики зарылись в длинные волосы.

— Ты сегодня какая-то иная, — прошептал незнакомец. — И мне это так нравится. Моя девочка…

— Кто здесь? — этот шепот стал ушатом ледяной воды, и Белава забилась в сильных руках незнакомца, пытаясь освободиться.

— Хочешь поиграть? — его глаза сверкнули алым огоньком в темноте. — М-м, ты пахнешь иначе… Это сводит с ума.

— А, ну, отлезь, змей, — окончательно взбунтовалась проснувшаяся чародейка. — Сейчас так по башке дам, что ума и вовсе лишишься.

Незнакомец откатился от нее, и опочивальня наполнилась светом. Белава уставилась на очень высокого и широкоплечего мужчину с длинными черными волосами. Великан изучал ее какое-то время, потом сложил руки на груди и вопросил.

— И что это означает, прелесть моя?

— Вот и мне интересно, дядечка. Кто ты и что тут делаешь? — не менее грозно вопросила чародейка, чувствуя, как душа скользнула в пятки.

— Вообще-то, — недовольно ответил черноволосый мужчина, — то же, что и всегда. А что ты сделала со своими глазами? Впрочем, так даже лучше. Милей кажешься. Итак, что за бунт, Милава? Вчера ночью ты умоляла не уходить, а сегодня шипишь, как дикая кошка.

— Ты муж Милавы, — догадалась девушка.

— Муж? — великан расхохотался. — Так ты замуж за меня хочешь?

— Я?! — Белава даже задохнулась от возмущения. — Да я тебя первый раз вижу, да и есть у меня жених, не тебе чета.

— Жених? — мужчина развалился на постели. — И кто же это? Поведай имя того, кто осмелился на тебя посмотреть.

— Вот еще, — хмыкнула девушка. — Кто надо, тот и поглядел. А тебе, мил человек, не ко мне вообще-то надо. Не Милава я, так что ее ищи. — и вдруг осеклась. — А чем же эта змея меня опоила?

— Милава, что за дурацкие шутки? — начал сердиться великан. — Забавно, конечно, но мне это не нравится.

— Да не Милава я!

— А кто? — мужчина тряхнул своей роскошной черной гривой, и чародейка ахнула, разглядев его глаза.

Глаза мужчины были черными, абсолютно черными, их пересекали золотые вертикальные зрачки, которые сейчас сузились до состояния черточек. Жесткие правильные губы приоткрылись, обнажив крепкие белые зубы с чуть выдающимися клыками. Мужчина был смугл, даже слишком. Он протянул руку, но Белава увернулась и отошла подальше от кровати.

— Милава, девочка моя, — проникновенно заговорил великан. — Не серди меня, иди сюда.

— Да не Милава я! — закричала Белава. — Эта змеюка меня винищем каким-то опоила и тут спать оставила. Не знаю я, где она.

— Да здесь я, — раздался раздраженный голос. — Вогард, любовь моя, неужели и ты перепутал меня с этой девкой? — она надула губки.

— Та-ак, — протянул тот, кого назвали Вогардом. — И что все это означает?

— Ты прикасался к ней? — неожиданно завелась Милава. — Ты целовал ее? Вогард, ты был с ней?

— Я сейчас порву вас обоих, — мужчина гневно посмотрел сначала на одну, затем на вторую. — Быстро объясните мне, что за раздвоение, о котором я ничего не знаю.

— Любимый, — черноглазая женщина сбавила тон и заискивающе посмотрела на великана. — Это Белава, она попала сюда через озеро. Мы поужинали, и ее сморил сон. Девица не привыкла к вину.

Женщина отчаянно не договаривала, и это Белава ясно чувствовала. Вогард тоже с сомнением слушал ее объяснения. Чародейка наблюдала за этой странной парой, пытаясь понять, что их связывает кроме того, что… хм, черноволосый мужчина пытался сделать с ней самой. Милава явно его опасалась, а он чувствовал себя здесь хозяином. Очередной бог? Парочка некоторое время мерилась взглядами, потом Вогард посмотрел на девушку, и та невольно отступила под его взглядом. Ноздри мужчины затрепетали, он втянул воздух и блаженно прикрыл глаза. Когда его веки вновь поднялись, золотые зрачки расширились, став почти круглыми. Милава проследила за ним и схватила за руку.

— Пошли, любовь моя, — заворковала она, пытаясь утянуть за собой мужчину. — Я так скучала без тебя. Приласкай свою девочку, ну же…

Вогард перевел на нее взгляд, потом вновь посмотрел на Белаву и облизнул губы острым языком. Девушка отошла еще на несколько шагов, прячась в тень. Великан снова обернулся к Милаве, в глазах которой засверкало бешенство, усмехнулся и позволил себя увести. На мгновение он задержался, обернулся к уже расслабившейся чародейке, и она услышала:

— До скорой встречи, прелесть.

Милава никак не отреагировала, и Белава сообразила, что он не произнес не звука, голос раздался у нее в мозгу. Девушка тяжело сглотнула, и стена снова закрылась.

— Надо выбираться отсюда побыстрей, — прошептала она, разом севшим голосом.

Она так больше и не уснула, ожидая, когда кто-нибудь объявится. Объявилась пожилая женщина, Стена разошлась, и она вошла в опочивальню, не глядя на девушку. Низко поклонилась и позвала помыться.

— Здрава будь, добрая женщина, — приветливо улыбнулась чародейка, и женщина вздрогнула, подняв на нее взгляд. — Как звать тебя?

— Полева, госпожа, — ответила женщина.

— А я Белава, дочь Никодиева. Не называй меня госпожой, зови по имени, для того мне его родители и дали.

— Как скажете, госпожа, — поклонилась женщина, и девушка поняла, что та спешит скорей выполнить свою обязанность и уйти.

— Белава, меня зовут Белава, — повторила чародейка.

— Простите, гос… Белава, — дрожащим голосом ответила Полева.

— Не бойся меня, — девушка взяла женщину за руку, и та сжалась. — Я никого за всю жизнь не обидела. Я не такая, как ваша эта… Милава. Правда.

Полева попыталась освободиться. Белава мягко остановила ее, заметив, что та тяжело ковыляет. Быстро оглядела новую знакомую и присела, взявшись за ноги женщины. Та ахнула и замерла, чувствуя, как боль уходит. Полева смотрела широко распахнутыми глазами на девушку, и та улыбнулась в ответ.

— Милаве знать об этом не надо, — тихо сказала она, и Полева кивнула. — Я не хочу открывать ей свои силы.

— Пойдем, дочка, — уже приветливей отозвалась женщина и повела гостью за собой.

— Скажи, Полева, а как открываются стены?

— На слово, — ответила женщина. — Впусти и выпусти.

— И только? — поразилась Белава.

— Да, — Полева вдруг улыбнулась. — Правда, госпожа может новое слово положить на замок. Но она так делает, если надо кого-то задержать.

— Тогда и об этом вопросе не стоит никому говорить, — попросила чародейка, женщина согласно кивнула.

Они вошли в столб света. Девушке показалось, что они просто прошли его насквозь, потому что ни вверх, ни вниз их не понесло. Полева провела Белаву по длинному коридору, остановилась перед стеной справа, и она разошлась, пропуская их в купальню.

— А баньки у вас нет? — спросила девушка.

— Госпожа не любит баню, она моется в такой же купальне, — объяснила Полева.

— Меня потом велено вернуть обратно?

— Нет, госпожа велела сменить тебе покои. Она злая сегодня, — вдруг поделилась женщина.

— А она бывает доброй? — усмехнулась девушка и вспомнила. — А что с Вольгом? Я видела, его в крови уносили.

Полева воровато оглянулась по сторонам. Потом наклонилась к самому уху чародейки.

— Живой, но совсем плохонький, — тяжело вздохнула. — Госпожа иногда нас проверяет. Я умом понимаю, что тебе доверять нельзя, но почему-то верю.

— Мне о многом надо узнать, — шепнула Белава, Полева снова кивнула.

Женщина помогла девушке раздеться, и та вошла в небольшой бассейн, заполненный теплой водой. Ее помыли, ополоснули и подали белоснежное полотно, в которое чародейку бережно завернули. Полеве помогала еще одна женщина, немногим старше самой Белавы. Она молча пришла, когда девушка была уже в воде, так же молча натерла ту чем-то душистым и пенистым. Одежду Белаве подали похожую на одежду самой Милавы, уложили волосы, как у нее, и теперь девушка отличалась от божественной только цветом глаз. "Выберусь отсюда, и переоденусь", — подумала чародейка, разглядывая черное блестящее платье с открытыми плечами. Кафтан чародейской дружины унесла молодая женщина.

9
{"b":"220155","o":1}