ЛитМир - Электронная Библиотека

Стальной Король сидел, вытянув ноги и ладонями накрыв узловатые колени. Королевские пальцы мяли ткань, и Король морщился, должно быть, собственные прикосновения причиняли ему боль. Это проявление слабости заставило Брокка отвести взгляд.

– Я тут подумал, – голос его звучал мягко, – что тебе пора жениться.

Брокк молча ждал продолжения.

Меньше всего ему сейчас нужна жена. И без нее забот хватает.

– Поскольку, – в глазах Стального Короля мелькнула насмешка, – ты сам не удосужился озаботиться поисками невесты, я решил вмешаться. Надеюсь, ты не возражаешь?

Риторический вопрос, и ответа Стальной Король не ждал. Он поднялся, опираясь на широкий подлокотник кресла, и так и остался стоять, разве что руки легли на спинку.

– Итак, ты не возражаешь… – задумчиво повторил он, проводя пальцами по бархатной обивке кресла. – И значит, нет никаких сердечных тайн? Привязанностей?

– Нет.

– Замечательно… и глупостей ты натворить не успеешь. Я позабочусь. – Он бросил взгляд на Виттара. – Что ж, в таком случае позволь познакомить тебя с невестой. К сожалению, пышной свадьбы я тебе не обещаю, но захочешь – устроишь сам.

Виттар вышел, и в кабинете воцарилась тишина, впрочем, длилась она недолго.

– Брокк. – Стальной Король отпустил кресло и сделал шаг к камину. Вытянув руку, он уперся в каминную полку, подвинув фарфорового голубя. – Мне докладывали о том, насколько ты был… неблагоразумен.

– Я сожалею.

– Не сожалеешь, – жестко оборвал Стальной Король. Вторую ногу он подволакивал, и на ворсе ковра остался широкий след. – Не притворяйся. Это я сожалею, что не могу просто взять тебя за шиворот и хорошенько встряхнуть. Хватит. – Король наклонился и, обняв ногу под коленом, переставил ее поближе к камину. – Ты заперся в своем несчастье и не видишь ничего вокруг. Да, появление сестры несколько тебя встряхнуло, но, оказывается, не настолько, чтобы ты совсем ожил. Ты отпустил ее… не отворачивайся, я прекрасно знаю, что ты был в курсе этой нелепой затеи.

– Простите.

– Не прощу, – пробормотал Стальной Король и все же распрямился. Он двигался столь медленно и осторожно, словно боялся, что неловкое движение причинит ему боль. А может, так и было. – Вы мне всю игру сломали…

Прозвучало обиженно, но эта обида была частью маски. Король же вернулся к каминной полке. Сняв с нее фарфорового голубя, он повертел статуэтку в пальцах и вернул на прежнее место.

– Но ладно, я умею признавать поражение. Любовь так любовь. Оден сам выбрал, пусть живет. И за сестру можешь не волноваться. Я не собираюсь причинять ей вред.

– Спасибо.

– Пожалуйста. – Отодвинув голубя, Король дотянулся до пары дам с веерами. Фигурки кланялись друг другу, и складки платья поблескивали позолотой. – Но мы сейчас не о ней, а о тебе. Я узнаю этот взгляд. Опять в меланхолию впасть собираешься? Брокк, ты же не истеричная девица, которой нужно принимать капли для успокоения нервов.

Король был прав, и за собственную слабость, вернее за то, что поддался ей, становилось стыдно.

– Ты мастер.

– Я не…

– И лучший мастер на моей памяти. – Перевернув фарфоровую даму, Стальной Король бесстыдно заглянул ей под юбку. – Твоя сила в твоей голове. И вчера ты едва с этой головой не расстался. По собственному, заметь, почину. И скажи, что я должен сделать для того, чтобы ты наконец стал думать?

– Я вернусь к работе…

– Конечно, вернешься, – перебил Король и с явным разочарованием поставил даму рядом с голубем. – Но я не о том.

– Не понимаю.

– Понимаешь, не притворяйся. – Стальной король сделал шажок и поморщился. – Не один ты искалечен. Смирись уже. Успокойся. Научись жить.

– Как?

– Как-нибудь. – Следующей в ряду фарфоровых безделушек была борзая, но к ней Король не прикоснулся. – Так, как все живут. И выживают. У тебя нет руки, но ты себе сделал руку.

Металл, статичный, покорный, но неспособный к изменению.

– У многих и этого нет. Кстати, ты оформил наконец патент?

– Да.

– Вот и молодец. На фабрике Вейса готовы выделить линию под протезы. У них уже есть с полсотни заказов… и продолжают поступать. И скажи, мастер, почему я должен заниматься этим?

Упрек был заслуженным.

– И знаешь что? Для многих эта твоя… придумка будет спасением. А ты…

– Я понял, ваше величество.

– Ничего ты не понял. – Со вздохом Стальной Король потянулся к фигурке охотника. – Тебе кажется, что твоя беда исключительна. Возможно, так оно и есть. Но ты либо научишься уживаться с нею, по-настоящему уживаться, или однажды погибнешь по какой-то нелепой случайности. Например, взорвется в руках очередная бомба… – Он переставлял фарфоровые безделушки сосредоточенно, словно само это занятие имело некий недоступный пониманию Брокка смысл. – Вчера ты взял в руки заряд, даже не подумав о том, что это прикосновение способно нарушить запирающий контур. Ты же понятия не имел, кто этот контур создал. Верно?

– Я…

– Ищешь приключений. Пытаешься доказать кому-то, что не трус и не столь слаб, как можно было бы ждать от калеки. И да, Брокк, ты не трус. И ты не слаб. Но когда научишься думать, головой думать, и не только в мастерской, тогда станешь по-настоящему сильным.

Король оглянулся. Левый глаз его подергивался, и по щеке сползала слеза, которую Король раздраженно смахнул рукавом.

– И да, у меня свой интерес. Мне нужен живой и адекватный мастер, а не тот, который втайне мечтает отправиться в мир иной. Ну, погибнешь ты… и что, смерть будет героической?

Уши горели. И Брокк опустил взгляд, походя отметив, что ботинки его успели запылиться.

– Нет, дорогой. Эта смерть будет идиотской и никому не нужной. Твой род прервется. Твои земли придется разделить, а людей отдать под чью-либо опеку. Твоя сестра останется одна. А мне придется искать нового оружейника. Руку дай. – Стальной Король оперся на руку. – Научись, наконец, здраво оценивать свои силы. И помощь принимать, когда в ней появляется нужда.

– Я постараюсь.

– Постарайся уж, – прозвучало насмешливо, словно Стальной Король сомневался, что Брокк сдержит это обещание. – И еще, обзаведись наследником… война и так проредила дома.

– Я…

– Слышал уже, постараешься.

Это было откровенной насмешкой, но не обижаться же на Стального Короля. И Брокк улыбнулся. Как ни странно, полегчало.

– Вот, таким ты мне больше нравишься… а девочка хорошая. Ей в этом мире не легче, чем тебе.

Его невеста, Кэри из рода Лунного Железа, была юна.

Напугана.

И весьма мила.

Вот только Брокк врагу бы не пожелал невесты из Высших.

– Думаю, – сказал Стальной Король, вызывая вязь обручальных браслетов. – Вы поладите.

Глава 6

Кэри разбудил шелест дождя. Открыв глаза, она несколько секунд не могла понять, где находится. А потом вспомнила все и сразу.

Чужой дом. И леди Эдганг.

Разговор.

Яд во флаконе. Стилет, который был спрятан под подушкой.

Комната и затянувшееся ожидание. Оден из рода Красного Золота.

Его побег.

Ночь.

И вот утро, которое Кэри встретила в чужой постели. Она лежала, ждала и дождалась: в замке повернулся ключ.

– Доброе утро, – сказал Виттар, глядя куда-то в сторону.

– Доброе… – Кэри, чувствуя, как заливается краской, поспешно натянула одеяло до самого подбородка.

– Леди… к моему величайшему огорчению, – огорченным Виттар из дома Красного Золота не выглядел, – я вынужден сообщить вам неприятные новости.

Сердце ухнуло в пятки. Или в желудок, который совершенно неприличным образом заурчал, но хозяин дома сделал вид, что не слышит. Он перевел взгляд на окно, по-прежнему затянутое серой рябью.

– Леди Эдганг скончалась.

Кэри едва одеяло не выпустила. И только и сумела, что кивнуть.

Скончалась?

Приняла все же яд? Или…

– У леди оказалось слабое сердце. Не выдержало волнений. – Виттар поклонился, а Кэри ответила рассеянным кивком. Не очень-то вежливо, если разобраться, но она совсем растерялась. Сердце? Леди Эдганг жаловалась на суставы, на желудок, не привыкший к грубой пище, на печень, на погоду, неуклюжесть Кэри, ее голос, дурные манеры, медлительность, глупость, уродливость, с которой приходится мириться, на все, но только не на сердце.

14
{"b":"220693","o":1}