ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хватит трястись.

Не помогло. Руки предательски дрожали, а закоченевшие пальцы и вовсе не слушались. И Таннис сунула пальцы в рот, согревая дыханием. Так и стояла с минуту.

Все ж решилась.

Снять крышку. Разворошить солому. И замереть, любуясь грозным отблеском алого пламени. Оно металось в стекле, словно бабочка-огневка, просилось на волю.

– Скоро, – пообещала Таннис, отрешаясь от ледяного кома в желудке.

Мелькнула мыслишка оставить бомбу так, но…

…Грент не зря предупредил, что знает, где Таннис обретается.

Присев над коробкой, она решительно потянулась к часам, вернее к тому, что от них осталось. Тонкая кружевная стрелка скользнула по циферблату. Теперь надо завести – пружина с каждым поворотом ключа натягивалась туже. И поставить на полчаса… получаса ей хватит, чтобы добраться до склада и прочь.

Таннис выдохнула, лишь прикрыв ящик. В бумагу заворачивала спешно и бечевку кое-как завязала: сойдет в темноте. Авось, если и остановят, то приглядываться не станут. Теперь сердце ухало, поторапливая. Оно, конечно, не часы, но чует, как уходит время.

Идти надо быстро.

Но не настолько быстро, чтобы привлечь внимание. Не красться. Не таиться. Она – одна из тех портовых крыс, что давно обжились на складах. Работает. Разгружает редкие суда, которые еще заглядывают в этот угол Нижнего города.

У нее дело.

Надо занести коробку на склад… поручили…

Войтех говорил, что нужно верить в то, что делаешь. И Таннис изо всех сил пыталась поверить, что в коробке с почтовым штемпелем у нее не бомба, а… сигары… или шоколад.

Шоколад ей довелось однажды попробовать. Вкусно было…

…именно, шоколад… оттого и коробка небольшая, однако ценная. И Таннис ее на склад отнести поручено. Вот она и несет, идет широким бодрым шагом, чуть сутулясь, насвистывая под нос песенку… вдоль знакомой стены и дальше, к самой реке…

…с шоколадом.

…с темным шоколадом, который продают на развес, откалывая от темной плитки кусочки. И Таннис непременно купит себе с четверть фунта. А то и сразу коробку конфет… вернется и завтра первым же делом…

У нее почти получилось поверить. А дождь усилился. Хорошо, следы смоет… конечно, пламя их выжжет, но дождь – все равно хорошо.

Вот и угол первого склада. И фонарь. Обычно погасший, ныне он горел ярко, стеклянный колпак опять же новый навесили. Таннис остановилась. Там, за кольцом света, виднелись тени складских помещений и черная туша судна. Массивное, неповоротливое, оно вытеснило обычные для старой пристани лодчонки, прижалось высоким бортом к мешкам с песком. И многие веревки привязали судно к земле.

На берегу суетились люди. Таннис смотрела на цепь охраны, вытянувшуюся вдоль пирса, и на грузчиков, матросов… до нее долетали голоса, обрывки фраз. Смех.

Люди?

Их не должно было быть. Грент обещал увести охрану, но… он не рассчитывал на то, что охраны будет так много. Да и кроме сторожей хватает люду.

Доберется ли огненный шар до корабля?

Да.

Склады стоят вплотную друг к другу. И до борта рукой подать. Огонь взметнется, оседлает узкие крыши, коснется влажной обшивки, высушит и лизнет, пробуя на вкус. Истинное пламя заставит железо рыдать, а людей превратит в прах.

Всех.

Таннис покачала головой: она не убийца. Ей нужны деньги, но… не настолько же! И Грент, должно быть, с ума сошел, если решил втянуть ее в такое.

Дура.

Могла бы сообразить, что груза ему будет мало… подумаешь, груз. Кристаллы при всей их редкости наново вырастить можно. А люди… или Гренту люди не важны? Он и на Таннис смотрел свысока, и на Патрика, и на прочих, кого использовал… именно что использовал.

Соврал.

Охрану никто не стал бы уводить.

Таннис перехватила ящик и решительно отступила в тень.

Убивать она не станет, но… что делать? Остановить часы? Таннис ничего не понимает в бомбах. Патрик смог бы, но Патрика нет, а времени осталось немного. Унести?

Тот, кто шел за ней, вряд ли полезет на склады. А убраться можно и другой дорогой.

Но куда унести бомбу?

На пустырь? Далековато, даже если бегом бежать… а бежать опасно. В такой темени споткнуться проще простого. Упасть и расколоть хрупкий стеклянный сосуд.

Нет. Остаются склады, но не пятый, который слишком близко к берегу. Первый. Он давным-давно заброшен и пуст. Людям там делать нечего. Стоит наособицу. До третьего от него шагов двести… и пламя не докатится, не должно, во всяком случае. С другой стороны склад примыкает к ограде, но за оградой нет домов. Потому, конечно, рвануть бомба рванет, но не так, как хотелось бы Гренту.

…он разозлится.

Плевать.

Под землей не достанет, а родители… мамаша поймет, почему нужно уходить. И денег им Таннис даст довольно… и все как-нибудь, да образуется.

Таннис, развернувшись, шагнула в темноту. Она почти бежала, чувствуя, как уходят отведенные ею же самой минуты. И тиканье часов, казалось, пробивалось сквозь стенки коробки, поторапливая.

Склад. Стена. Серый кирпич, разъеденный водой и морозами. Вот и дыра, в которую протиснуться можно, но боком. И Таннис лезет, втаскивает проклятую коробку… с шоколадом… с чертовым шоколадом, который того и гляди рванет в руках.

Нет уж. Все у Таннис получится.

Сбросить бомбу.

Убраться с пристаней. Отсидеться и выйти, когда буря утихнет. Купить квартирку, и кошек фарфоровых для каминной полки… и набор для вышивания, чтобы стать как благородная дама… будет сидеть вечерками у камина, любоваться на кошек и вышивать.

Именно так!

Таннис огляделась. Глаза ее привыкли к темноте быстро, да и света сквозь проломы в крыше проникало достаточно. Сам склад этот был хорошо знаком. Переступить через старую доску с опасно торчащим гвоздем. Минуть груду щебня… и к яме. Откуда та появилась, Таннис не знала, но яма была глубокой, почти как колодец, а постоянные дожди доверху наполнили ее водой. И коробка ушла в нее с тихим всплеском.

…вдруг да вода огонь пригасит?

Вот и все… можно уходить.

Она добралась до дыры и на свою голову обернулась.

У ямы, на корточках, сидел человек в белом костюме. В руках он держал багор, которым явно намеревался в яме пошарить. И сердце Таннис упало в пятки.

Придурок.

– Стой! – крикнула она раньше, чем успела сообразить, что делает.

Он поднялся…

– Уходи. – Таннис поставила ногу на шатающийся камень. – Уходи отсюда, и быстро, пока…

– Пока что?

Пока не рвануло… сколько осталось на бронзовом циферблате? Пять минут? Десять?

А незнакомец, отбросив багор, теперь разглядывал Таннис. Нет, многого не увидит, пожалуй, даже ничего не увидит, кроме кепки, куртки и брюк… потом пусть ищет, в Нижнем городе каждый второй так одет.

– Знаете, я был бы очень вам благодарен, если бы вы остались на месте.

Ну уж нет, нашел дуру. И Таннис нырнула в провал.

– Стой, кому сказал!

Она неслась к ограде, не разбирая дороги. И память услужливо вела по лабиринту Старых складов, к очередному лазу, который весьма вовремя предстал перед Таннис.

А преследователь не отставал. И ладно, взрывом его не достанет, а в Нижнем городе Таннис с легкостью от хвоста избавится. Ей уже случалось играть с полицейскими в прятки.

Завернуть влево, уходя от дороги в волглую, сдобренную дождем темноту пустырей. И кинуть петлю следа на мусорных кучах, вонь которых и у ищеек дух перебьет. А дальше куда? Таннис остановилась, чтобы перевести дух. Все-таки сердце колотилось что сумасшедшее. И в боку нехорошо покалывало – отвыкла Таннис так бегать.

– Леди, – неподалеку раздался мягкий вкрадчивый такой голос, который заставил Таннис выругаться, – не стоит бегать. Все равно ведь догоню.

Хрен тебе. И Таннис приняла решение. Нет, пока нельзя домой, а вот в тайник – так вполне… туда ведут такие лабиринты…

Только придется вернуться к складам. И она, мысленно посоветовав преследователю провалиться сквозь землю, побежала. Таннис неслась, уже не пытаясь скрыться среди завалов и редких перекошенных по осени деревьев. И дождь, как назло, прекратился, зато выкатилась круглая белая луна, словно желавшая помочь чужаку. Таннис чувствовала его, идущего по ее следу.

20
{"b":"220693","o":1}