ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мужская книга. Руководство для успешного мужчины
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория
Метро 2033: Край земли. Затерянный рай
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Особняк самоубийц
Он сказал / Она сказала
Путин. Человек с Ручьем
Дело не в калориях. Как не зависеть от диет, не изнурять себя фитнесом, быть в отличной форме и жить лучше
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Содержание  
A
A

Однако на первом месте, наиболее очевидном для каждого из нас, стоит сегодня пропаганда распущенности, проповедь пансексуализма. Сняты в этом отношении все препоны и все вековые запреты. Но именно на такой пансексуальности, на признании производящих сил природы как основы основ всей жизни человеческого общества, на поклонении и обожествлении этих сил, и стоит психоанализ, и точно так же сексуальность, слепая, безликая и всеохватная, пронизывает единственную в этом роде религию — иудаизм с его Талмудом и каббалой и многочисленными трактатами «орлов синагоги».

Основателю психоанализа Зигмунду Фрейду посвящены тысячи томов всевозможных исследований, и тысячи панегириков воспевают его гениальность. Но есть одна сторона в его биографии, которую тщательно избегают упоминать при этом. Итак, что нам известно о Фрейде и о чем не любят упоминать его биографы и последователи.

Зигмунд Фрейд родился в 1856 году 6 мая во Фрайбурге (Моравия), но жизнь его с самого детства оказалась связана с Веной. Здесь он учился в лицее и был лучшим учеником. Поступив в Венский университет в семнадцать лет, в 1875-м, он работал с 1876 по 1892 гг. в Институте психологии. Достигнув степени доктора медицины в 1881-м, он стал читать курс по нейропсихологии в 1885 г., но вскоре был направлен на стажировку в Париж (вместе с известным доктором Шарко), а затем в Берлин. Он активно занимался проблемой детской истерии, и на этом пути его стали посещать новые идеи, легшие в основу психоанализа. Начало девяностых годов прошлого века — это первые шаги Фрейда в новой дисциплине, которую можно было бы назвать на этом этапе наукой о бессознательных человеческих влечениях. Конечно, в этих влечениях Фрейд сразу обнаружил главное — основу души человеческой составляют половые стремления — либидозные, сексуальные и их вариации. Он «обнаружил», что человеку хочется «сочетаться» с матерью (отцом), хочется убить одного из родителей, чтобы завладеть вторым родителем. Надо ли говорить, что эти «открытия», как и другие, оттолкнули от Фрейда его знакомых и его коллег-врачей. Фрейд обладал умом доктринера и метафизика, как и Маркс, и потому стремился все свести к одной причине.

Трудно сказать, как в дальнейшем разворачивалась бы жизнь Фрейда и какая судьба ждала бы психоанализ, если бы, во-первых, за пятьдесят лет до описываемых событий, а именно в 1843 году, в Соединенных Штатах не возникла бы чисто еврейская масонская международная организация — Орден Бнай Брит (Сыны Завета), и, во-вторых, если бы в 1895 году ложа этой громадной к тому времени организации не была бы основана, нелегально, в Вене. В конституции Ордена значилось, что он имеет своей целью защиту еврейских интересов во всем мире и «берет на себя миссию» способствовать осуществлению всех самых возвышенных идеалов мирового еврейства. Фрейд в это время чувствовал себя всеми покинутым и отвергнутым вместе со своей новой теорией бессознательного, пансексуальностью и подсознательным стремлением человека к кровосмешению. В это время он и встретился с членом Бнай Брит, Эдмундом Коном, который обсуждал с ним вопрос о вступлении Фрейда в ложу Вены. Посвящение в ложу состоялось 23 сентября 1897 года. Один французский исследователь по этому поводу пишет: «Согласно документам, которые мы могли изучить, кажется, что Бнай Брит внесло большой вклад в дело Фрейда — как в само создание психоаналитического корпуса, так и в его развитие во всем мире» («Секреты и тайны Международного Ордена Бнай Брит», издатель Эммануэль Ратье. Париж, 1993).

Уже 7 декабря 1897 г. «брат» Фрейд произносил на заседании ложи свою первую «планш», но не как того требовал обычай, не о впечатлении об инициации, а об интерпретации снов, психоаналитической работе, которой он будет следовать и впоследствии. Рекомендовавший Фрейда в Орден Эдмунд Кон вспоминал, что все речи Фрейда на заседаниях ложи были посвящены его психоаналитическим исследованиям, с которыми он и знакомил своих «братьев» в ложе Бнай Брит. Кроме того. Кон отмечал: «и то же время Фрейд, как сознательный еврей, отдал всего себя равным образом на службу ложе с первого дня своего пребывания в ней (...). Фрейд, делая все это, был фанатиком истины; ...его конференция была всегда днем праздника для ложи...».

Надо сказать, что с 1926, Бнай Брит стала гордиться своим членом и тем, что именно она стала той силой, которая сделала психоанализ мировым учением, вложив в это дело много денег, усиленно пропагандируя это учение среди врачей, большая часть которых были евреями. Сегодня хорошо известно, что Фрейд в течении сорока лет был членом «Бнай Брит», причем первые десять лет он участвовал в жизни ложи самым активным образом, не пропуская практически ни одного заседания и участвуя в работах Комитета Ложи (управленческая структура Великой Ложи «Бнай Брит» в Вене); кроме того, он входил в число членов Коми юта интеллектуальных интересов Ложи и был его председателем, также как и Комитета Мира. Он был членом и Научно-исследовательского Комитета Ложи. В 1901 г. он написал даже работу «Цели и средства Ордена Бнай Брит».

Бнай Брит никогда не прекращала поддерживать дело распространения психоанализа и пропаганду идей Фрейда: «Когда после окончания войны в 1945 г. еврейская жизнь вновь организовалась в Вене, Бнай Брит вновь была возвращена к жизни вместе с ложей «Цви Перетц Шайе». «Тогда почувствовали горестно, что мысль великого Брата Бнай Брит Фрейда была почти полностью забыта на его собственной родине, в его собственном городе. Только маленький кружок психоаналитиков из Психоаналитической Ассоциации сохранял еще его наследство. Вот почему Бнай Брит вменил себе в обязанность сделать все возможное для возрождения Фрейда в Австрии, так как, по нашему мнению, Фрейд был не только великим ученым, но также евреем, который, будучи далеким от всяких вероисповедных уз, и даже находясь в оппозиции ко всякой религиозности, был, однако, сознательным евреем и гордостью Бнай Брит». («Сборник», изданный Бнай Брит по случаю 80-летия основания первой ложи Бнай Брит (1895-1975) — автор цитаты Отто Герц).

Для увековечивания дел великого «брата» и их пропаганды, в Вену прибыли президент Ордена «Бнай Брит» д-р Вильям Векслер, сопровождаемый президентом «Бнай Брит» по Европе Дж. Блохом, равно и д-ром Е. И. Эльрихом и д-ром Отто Герцем (слова которого выше были процитированы). Было создано Общество Зигмунда Фрейда. Это Общество получило большую поддержку «Бнай Брит» и собственной дочери Фрейда Анны Фрейд, также известной своими трудами по психоанализу. В самой штаб-квартире «Бнай Брит» и проходили в Вене в семидесятые годы международные конференции по психоанализу. Результат пропаганды был достигнут. «Когда думают о Вене, думают непосредственно о Фрейде» («Речь председателя ложи Цви Перетц Шайе Фридриха Виезаля» — 1984 г.).

Любопытно отметить, что в то же время, что и Фрейд, на той же улице Берггассе в Вене, но только не в доме номер 6, где жил основатель психоанализа, а в доме 19, проживал Теодор Герцль, отец сионизма. Сам Фрейд был не чужд сионизму и вовсе не игнорировал политические тезисы сионистов и, более того, их одобрял, как показывает одно письмо, которое он послал в качестве отчета в сентябре 1902 г. со своей книгой «Интерпретация снов» Герцлю, в то время ведущему литературную рубрику в «Новой Свободной Прессе». В 1925 году Фрейд послал специальный выпуск своей автобиографии лорду Бальфуру после речи последнего по поводу торжественного открытия университета в Иерусалиме. Впоследствии Фрейд регулярно контактировал с различными сионистскими организациями, такими, как Керен Ха Иешод или Кадима, членом которой стал его сын Мартин Фрейд. Сам же Зигмунд Фрейд стал ее почетным членом в 1936 г. Его сыновья были убежденными сионистами. Его сын Эрнст стал архитектором, отправился в Палестину в 1927 г., чтобы построить там дом Хаима Вейцмана. Психоанализ быстро достиг земель Палестины. В 1933 г. появляется первое 06-шество психоаналитиков Палестины во главе с Максом Эйтингоном, близким другом Фрейда. Именно он станет, начиная с 1926 г., руководить престижной Международной Ассоциацией психоаналитиков. Не лишено любопытства, что Макс Эйтингон был человеком с двойной жизнью. И одна сторона этой жизни тщательно скрывалась: а именно, он был агентом, работавшим в пользу ГПУ — большевистской политической полиции. Он родился в России в 1891 г. и был братом Леонида Эйтингона, видного сотрудника ГПУ, более известного под именем генерала Котова. Это был тот самый Котов, который, получив задание Сталина, стал интимным другом Карриделя Меркадера, завербовал его сына Рамона Меркадера и тот уже выполнил задание — убил Троцкого.

204
{"b":"220907","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Милкино счастье
Мужчины с Марса, женщины с Венеры… работают вместе!
Ее худший кошмар
Статистика и котики
Открытие ведьм
Список ненависти
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Новая холодная война. Кто победит в этот раз?