ЛитМир - Электронная Библиотека

Поцелуй продолжался секунды три, не больше, но то чувство восторга и возбуждения, которое Джек испытал в офисе Стюарта, вернулось, усилившись многократно…

Саманта Монро оказалась именно такой, как он и мечтал: ее губы были сладкими и влажными, мягкими и чудесными на вкус. И она чуть задохнулась от удивления, а он уловил этот вздох. Потом Саманта отстранилась и, усмехнувшись, сказала:

– Деньги вперед.

Джек расхохотался и крепче прижал к себе спутницу. Чувство юмора – великая вещь! Всю дорогу до офиса Стюарта они хихикали как двое школьников, устроивших какую-то гадость администрации. А потом Джек смотрел, как Саманта ставит свою подпись под договором, и вновь вспомнил прикосновение ее губ, жар в крови и напряжение в некоторых частях тела.

Джек очень, чертовски, безумно надеялся, что Саманте Монро тоже понравился этот поцелуй… хотя зачем ему это нужно, если речь шла всего лишь о политике, черт бы ее побрал?

Глава 3

– А ну заткнулись все, быстро! – Монти порядком притомилась за время поездки в переполненной детьми машине. – Господи, да это место не просто огромно, а очень огромно!

Лили первой выпрыгнула из машины и теперь стояла, уперев руки в бедра, и с открытым ртом разглядывала возвышавшийся перед ней особняк. Грег выбрался с заднего сиденья и присоединился к сестре. Из его уст вырвалось восторженное:

– Черт, какой домина! Наверняка там внутри есть бассейн и зимний сад.

– Старик, этот дом больше, чем наша городская тюрьма. – Саймон обнял друга за плечи и с готовностью разделил его восторг.

– А мы, часом, адрес не перепутали? – Монти вышла из машины и остановилась сразу за детьми. На ее лице застыло изумление. Покрутив головой, она заявила: – Этот дом похож на Букингемский дворец. Смотрите-ка, девочки, даже башенки есть!

– Не думаю, что мы ошиблись адресом. Ведь ключ подошел к воротам! – Сэм пока не видела дома, лишь слышала восторженные «ахи» и «охи» детей и подруги. Сама она пыталась извлечь из машины упиравшегося Дакоту, который по какой-то известной только ему причине отчаянно цеплялся за детское кресло. Кроме того, за недолгий в общем-то путь, малыш успел хорошенько облиться соком, и вся кофточка спереди была мокрая. Дейл крутился рядом, и теперь Дакота был покрыт клочками шерсти, прилипшей к мокрой одежде.

Сэм вздохнула. Не то чтобы ее так уж сильно заботило, какое впечатление произведут ее дети на Джека Толливера, но все же ей хотелось, чтобы ее малыши выглядели милыми и чистенькими. Кроме того, ее ведь наняли, чтобы исправить образ Джека в глазах общества. И платить собирались более чем щедро. Но видно, сегодня просто не самый удачный день для создания образа идеальной семьи, а так как прессы пока не ожидается, пусть ее дети будут такими, какие уж они есть.

Дейл пробрался мимо хозяйки, спрыгнул из машины и побежал к дому. В ту же минуту Дакота перестал сопротивляться, и порядком замученная Сэм смогла наконец поставить малыша на дорожку. Дакота мгновенно потопал вслед за собакой, а Саманта получила возможность окинуть взглядом свое новое жилище.

– Боже!.. – Саманта Монро зажала рот рукой и, вытаращив глаза, принялась разглядывать дом. Конечно, Денни говорила, что дом большой и что он производит впечатление, но Сэм и представить себе не могла, что он окажется настолько большим и настолько впечатляющим! Ей и в голову не могло прийти, что нормальные люди – не члены королевской семьи и не поп-звезды – могут жить в таком доме. Ну, с другой стороны, Толливеров явно нельзя назвать совсем нормальными людьми, раз они ненормально богаты!

Саманта часто проезжала по этой улице, но ей ни разу и в голову не пришло, что за высокими заборами, деревьями и кустами может скрываться подобная роскошь. Улица насчитывала десяток дорогих особняков, но этот превосходил по роскоши все остальные. И никто из владельцев не собирался хвастаться своей собственностью. Наоборот, улочка была так удачно расположена, что, не снабди ее Денни точными инструкциями, Сэм и на этот раз проехала бы мимо.

– Мам, а мам, давайте пойдем внутрь!

Сэм с удивлением взглянула на дочь. Лили буквально подпрыгивала от нетерпения, от напускного подросткового равнодушия не осталось и следа. Последний раз она так искренне проявляла свои чувства… Когда же это было? – Сэм покачала головой – давно. До того как начался переходный возраст.

Саманта сделала несколько шагов к дому и уже нашарила в кармане ключ, когда двери красного дерева распахнулись, и на пороге предстал сам хозяин. Саманта смотрела на улыбающееся лицо Толливера и изо всех сил старалась отогнать воспоминания о том поцелуе на тротуаре возле ресторанчика. Поцелуй оказался столь впечатляющим, что Сэм готова была наброситься на Джека Толливера прямо на улице.

Саманта вернулась к реальности и заметила, что улыбка Джека становится все более напряженной по мере того, как он разглядывает людей, собравшихся у порога. Наверное, стоило предупредить хозяина особняка, что Монти и Саймон тоже приедут – они изъявили желание помочь Саманте устроиться. «Да какого черта!» – подумала Сэм в сердцах. Неужели теперь ей нужно будет спрашивать разрешение на каждую мелочь?

Но мистер Толливер на удивление быстро оправился от шока и, улыбаясь, спустился навстречу гостям. Он был в отутюженных брюках цвета хаки и белоснежной рубашке с закатанными рукавами. На плечах накинут темно-синий свитер с бордовым узором. Идеальный мужчина и его роскошный дом смотрелись как реклама Ральфа Лорена в каком-нибудь модном журнале. Впрочем, впечатление несколько портила порядком побитая и далеко не новая «тойота» на подъездной аллее.

Но Джек, словно не замечая этого диссонанса, шел к гостям. Вот он уже совсем рядом с Лили, Грегом и Саймоном. Вот он улыбается и протягивает руку. Какой-то шум раздался с другой стороны. Джек обернулся.

– Господи помилуй, – пробормотала Монти.

Джек выставил на стол семь чашек и сделал семь порций какао. Он старался мило поддерживать светскую беседу, умело вовлекая в нее всех семерых присутствующих. И все это время в его мозгу билась одна мысль: «Стюарт ведь очень хороший юрист, и я плачу ему очень хорошие деньги. Господи, сделай так, чтобы он догадался спрятать где-нибудь в договоре маленький пунктик… оговорку, которая позволит после всего аннулировать это безумное соглашение и дать задний ход. Ведь и дураку ясно, что ничего хорошего из этой авантюры не выйдет!»

Эта мысль прочно обосновалась в голове Джека сразу, как только он увидел на своей лужайке малыша в одной курточке. Штанишки, или что там у него было, он нес в руке, и они волочились за ним по земле. А так парнишка был абсолютно голый. И это в декабре месяце! Курточка же его почему-то вся была покрыта собачьей шерстью.

Впрочем, источник собачьей шерсти быстро отыскался – пес Саманты чувствовал себя абсолютно счастливым и бодро копал ямки на идеально ухоженной и ровной лужайке перед домом Джека.

Когда все наконец зашли в дом, Толливер заметил троих подростков – они озирались вокруг с диким видом и, кажется, боялись даже дышать. Мальчишка, которого звали Грег, очень сильно заикался. Девочка, Лили, выглядела болезненно бледной, ужасно худой, а глаза ее были так сильно накрашены, что издалека макияж можно было перепутать с двумя синяками, которые кто-то ей поставил. Мальчик афро-американской наружности по имени Саймон сидел как индейский божок – скрестив руки на груди и плотно сжав губы. А его мамаша, подружка Саманты, с любопытством осматривала дом и, когда находила нечто особенно понравившееся, издавала странные жужжащие звуки. Например, на нее – судя по шмелиному жужжанию – произвела огромное впечатление комната для дам рядом с холлом. В этой комнате гостьи могли привести себя в порядок и припудрить носики, дабы явиться обществу во всем блеске. Потом Джек наблюдал, как Монти жужжала на центральной лестнице и в комнате, где одну стену занимали экраны телевизоров, а вдоль других выстроились все мыслимые средства современной электроники и связи. Жужжание обрело веселенький мотивчик в бассейне и обогатилось присвистами при виде огромного холодильника.

10
{"b":"221","o":1}