ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мужчина – это вообще кто? Прочесть каждой женщине
Операция без наркоза
Слова на стене
Фатальное колесо. Третий не лишний
Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG
Разведенная жена, или Черный квадрат
Лучик надежды
Три дня до небытия
YouTube. «Волшебная кнопка» успеха. Создай канал на миллион просмотров!

Сэм замолчала и смотрела на Джека, явно ожидая ответа на какую-то фразу. Толливер был слишком занят, занимаясь с ней любовными играми в собственном воображении, а потому не слышал, что она говорила. Джек рискнул предположить, что это было нечто связанное с Дакотой и его приучением к горшку, а потому ляпнул:

– Знаешь, я бы, может, тоже писался в штаны, если бы родителям пришло в голову назвать меня Дакотой…

Черт, да что это с ним! Он же не собирался говорить этого вслух.

– Что?! – Брови Сэм поползли вверх.

– Я говорю, у мальчика весьма необычное имя. Есть целая теория о том, что личность каждого человека неразрывно связана и даже до некоторой степени определяется его именем. Возможно, это верно и в данном случае, и имя добавляет мальчику индивидуальности.

– Честно сказать, на имени настоял Митчел. – Саманта пожала плечами. – Кто-то из знаменитостей назвал так своего сына, и муж считал, что это чертовски круто.

Со знаменитостями всякое бывает, подумал Джек. Они могут назвать ребенка как фрукт или овощ. Этому малышу еще повезло. Но последнее замечание Джек благоразумно не стал озвучивать и вместо этого спросил:

– А какое его второе имя?

– Бенджамин, – со вздохом ответила Сэм.

– Ну вот! Это прекрасное и достойное имя. Может быть, он станет менее асоциальным, если ты начнешь звать его Бен?

– Ты так думаешь?

– Ну, это просто предположение.

Сэм несколько секунд рассматривала невинную физиономию Джека, потом расхохоталась. Она смеялась так заразительно, что Толливер не удержался, и скоро они оба хохотали, как ненормальные. Привычным для публичного человека боковым зрением он отметил, что кое-кто из зрителей обернулся и посмотрел на них с искренним интересом. Где-то рядом мелькнули вспышки фотокамер.

– А скажи-ка мне, Джек Толливер, какой у тебя опыт воспитания детей? Или хотя бы просто общения с ними?

Джек усмехнулся и решил, что сейчас самое время для первого запланированного поцелуя в щечку.

– Нет у меня совсем никакого опыта, – покаянно произнес он и наклонился, касаясь губами ее гладкой кожи.

Вспышки. Вспышки. Вспышки. Как она чудесно пахнет!

– Кстати, Сэм, я хотел кое-что спросить… Ты тут упоминала про отсутствие практики. И как давно ты последний раз с кем-нибудь встречалась?

Честно сказать, Джек уже знал ответ. Он помнил, что в досье было черным по белому написано: восемнадцать месяцев назад Саманта Монро встречалась с архитектором, которого наняли, чтобы он сделал перепланировку и ремонт в салоне. Свиданий было два. Первый раз они вместе обедали, а второй раз встречались у него дома.

Сэм перестала улыбаться. На ее лице промелькнуло выражение отвращения, и Толливер понял, что архитектор, видимо, оказался не на высоте.

– К чему тебе даты? – с досадой сказала молодая женщина. – Я ведь уже говорила, что давно ни с кем не встречалась, и этого довольно.

Может, Кара посчитает, что он поторопился со вторым поцелуем, но Джек не хотел противиться своему желанию. Он наклонился и опять вдохнул чудесный запах Саманты и поцеловал ее не в щеку, а в уголок рта, с восторгом почувствовав, как дрогнули ее губы.

– Принести тебе поп-корн? – спросил Джек.

В «Ле сёрк» на телефонные звонки отвечала новенькая девушка, которая – Кристи Скоэн не могла поверить своим ушам – даже не знала, кто такая Кристи Скоэн! Подумать только, это из какого же захолустья надо приехать! Ей, востребованной телеведущей и занятой женщине, пришлось убить кучу времени, объясняя, что для такой важной особы и постоянной клиентки должно найтись место в расписании Марсии Фишбакер. Да, она записана на вторник через неделю. Нет, она желает посетить своего мастера сегодня или, в крайнем случае, завтра! Да, она посещает этот чертов салон уже шесть лет, и если ей не дадут время немедленно, она поищет себе другую парикмахерскую, не преминув поставить администрацию «Ле сёрк» в известность о причинах такого шага.

Марсия Фишбакер работала с тремя клиентками одновременно. Она улыбалась и заботливо выслушивала каждую женщину, болтала и шутила, но все же было очевидно, что она устала и выдерживать такой темп ей чертовски нелегко. Кристи устроилась в кресле, и принялась не спеша рассматривать мастеров, пытаясь определить, кто из них та самая Саманта Монро.

Сегодня утром на нее буквально снизошло озарение – после того как Кристи увидела фотографии в «Стар». Конечно, вот почему имя этой загадочной женщины показалось ей знакомым. Она встречалась с ней не реже раза в месяц на протяжении вот уже шести лет! Это та самая Саманта, которая работала в салоне Марсии Фишбакер. Разумеется, за все эти шесть лет Кристи с ней ни разу не разговаривала; ее стригла и укладывала Марсия, но лицо узнала сразу.

– Ну-ка, давайте посмотрим, как наши успехи? – Марсия остановилась рядом с журналисткой и аккуратно развернула один из кусочков фольги на волосах Кристи.

Скоэн разглядывала в большом зеркале хозяйку салона и в который раз гадала, сколько лет этой подтянутой и ухоженной брюнетке. Сорок? Шестьдесят? Угадать не было никакой возможности – Марсия выглядела великолепно и в то же время загадочно, как всякий предмет искусства.

– Очень хорошо, – сказала мисс Фишбакер, полюбовавшись результатами окрашивания. – Сейчас помоем голову и освежим стрижку.

Прежде чем Кристи успела хоть что-нибудь ответить, хозяйка уже подозвала помощницу и инструктировала ее по поводу мытья головы мисс Скоэн.

Кристи подумала, что если она хочет разжиться какой-нибудь информацией о Саманте, то нужно пренебречь светской беседой и переходить прямо к делу – Марсия сегодня занята больше обычного и у нее явно совершенно нет времени на пустую болтовню. Не прошло и нескольких минут, как Кристи вновь оказалась в кресле Марсии перед большим зеркалом. Ее вымытые волосы потемнели от воды, и, разглядывая свое отражение, Кристи задумалась, не стать ли ей брюнеткой. Ведь каштановый цвет снова в моде. Но потом она решительно отказалась от этой затеи. Кристи Скоэн – журналистка, политический аналитик, ведущая телешоу – могла быть только блондинкой. Давно пора вообще забыть, что когда-то ее волосы имели другой цвет. Она – совершенство, и не стоит ничего менять.

– Так. – Марсия вновь возникла за спиной Кристи и принялась чуткими пальцами перебирать осветленные пряди. – Чудесно, просто чудесно. – Она взялась за ножницы и, чтобы клиентка не скучала, поинтересовалась: – Как вы поживаете, Кристи? Грядет ли какое-нибудь интересное событие или очередной скандал? Вы всегда в курсе всех новостей.

Марсия не переставала стричь, а Кристи между тем рассказала абсолютно вымышленную историю о важной встрече, которая возникла неожиданно, и спутала все ее расписание и ей пришлось менять прежние планы… Господи, чего только не придумаешь, лишь бы подобраться к нужной информации! Да она уже сто лет ни под кого не подстраивалась. И ничего не меняла в своей жизни, дабы кому-то угодить.

– Да, я вас прекрасно понимаю! – Марсия сочувственно кивала, ни на секунду не переставая заниматься волосами. – Мы и сами сейчас в некоторой запарке. Одна из наших самых востребованных сотрудниц взяла отпуск, и нам пришлось разделить между собой ее клиентуру. Так что сегодня мы носимся просто как бешеные.

– Да? И кто же это отправился в отпуск?

– Саманта Монро. Вы ее знаете? Ее кресло вон там. – Ножницы сверкнули, указывая направление. – Рядом с креслом Монти.

Кристи улыбалась, глядя на свое отражение в зеркале. Пусть кто-нибудь осмелится сказать, что она не баловень судьбы. Да ей все дается так легко, что иногда делается даже страшно. Она бросила незаинтересованный взгляд на место у широкого окна. Там стояло кресло, окруженное столиками со множеством аксессуаров. Но все же по армейскому порядку и большому количеству свободного места на столах и перед зеркалом было видно, что мастер отсутствует. Тут Кристи пришла в голову еще одна мысль, и она внимательно оглядела хозяйство миссис Монро. На зеркале не было фотографий, как у других девушек. И флаконов на столике тоже не наблюдалось. Та-ак. И что же это может значить? Только одно – что Саманта Монро вернется на работу весьма не скоро.

17
{"b":"221","o":1}