ЛитМир - Электронная Библиотека

– Надеюсь, она не очень вас подвела? – промурлыкала Кристи, наблюдая за Марсией. – Она собралась рожать?

– О нет! – Марсия рассмеялась. – Этот долг перед человечеством Саманта уже выполнила. У нее трое детей. Она сказала, что хочет проводить с детьми больше времени. И кроме того, у нее появился мужчина, что тоже требует времени, если хочешь каких-то стоящих отношений. А она, мне кажется, имеет на этого парня самые серьезные планы. Саманта даже переехала к нему жить. Так что мне пришлось ее отпустить. Хотя, честно говоря, восторгая по этому поводу не испытываю, поскольку нам всем приходится больше работать или отказывать клиентам.

Кристи замерла в кресле. Она была буквально шокирована услышанным. Потом ее захлестнула волна гнева. Этого не может быть! Тут должна быть какая-то ошибка! Да, она видела фотографии в сегодняшних газетах, подпись была какая-то глупая – что-то по поводу того, что Джек Толливер пытается спрятать под козырьком бейсболки свои намерения относительно сената. Было очевидно, что свои намерения относительно этой женщины Джек прятать не собирался. На фотографии было прекрасно видно, как он целовал Саманту в щеку, и заметно было, что поцелуй этот им обоим нравился. Они смеялись, и глаза женщины сияли. И Джек, чертов Джек Толливер смеялся! Оба они выглядели совершенно счастливыми, а поцелуй, похоже, был спонтанным. То есть самым что ни на есть опасным. Настоящим.

А теперь выясняется, что эта сучка переехала к Джеку!

– Что вы говорите? – протянула Кристи, усилием воли спрятав эмоции и делая незаинтересованно скучающий вид. – А знаете, я только что вспомнила. Ведь сегодня в утренних газетах я видела фото миссис Монро, и не с кем-нибудь, а с бывшим вице-губернатором. Значит, это к нему она переехала?

Кристи уловила настороженный взгляд, который Марсия бросила в сторону мастера, чье кресло было рядом с местом Саманты. Как же ее? Ах да, Монти. Похоже, Марсия вовсе не хотела, чтобы Монти услышала их разговор. Удостоверившись, что Монти занята, и понизив голос, Марсия принялась сплетничать:

– Саманта постаралась избежать огласки. Похоже, все случилось довольно быстро и она просто без ума от этого человека. Насколько я поняла, у него в городе есть квартира, и он большую часть времени живет там – удобнее для работы. А Саманту и детей он поселил в доме, который принадлежит его семье. Само собой, она просила никому ничего не рассказывать, и я стараюсь держать язык за зубами, но я так за нее рада, что просто не могу поверить в случившееся. За последние несколько лет бедняжке Сэм пришлось пережить много неприятных моментов. Да что там – у нее было проблем больше, чем у любой из нас. Так что если кто и заслуживает хоть немного счастья – то это именно Саманта Монро. Клянусь, я просто разрыдалась, когда она рассказала мне, какое счастье ей привалило. Знаете, все девочки согласились, что эта история действительно похожа на сказку.

Кристи, слушая этот восторженный рассказ, наблюдала, как в зеркале меняется выражение ее собственного лица. Маска дружелюбного интереса вдруг дала трещину, и Кристи увидела злость и отвращение, которые вызвал в ее душе восторженный рассказ парикмахерши. Понимая, что нельзя показать другим свои эмоции, Кристи постаралась как можно скорее взять себя в руки, и ей это почти удалось, но тут Марсия бросила взгляд в зеркало и, должно быть, успела что-то заметить.

– Ах нет, – прошептала она. – Я опять разболталась. Боже, ну что я за человек!

Как раз в этот момент мимо проходила негритянка, чье кресло было рядом с рабочим место Саманты. Монти окинула клиентку Марсии быстрым, но внимательным взглядом и не стала скрывать, что впечатление от осмотра было далеко от идеального. Кристи Скоэн мило улыбнулась расстроенной Марсии и прошептала:

– Вам не о чем волноваться, Марсия. Вы ведь и раньше снабжали меня информацией, но я никогда не выдавала вас как свой источник. Не выдам и теперь. Не надо беспокоиться.

Огорченная женщина покачала головой:

– Дело в другом, Кристи. Просто для Сэм это очень важно, а я… я действительно за нее рада. И я не хочу, чтобы что-то помешало ей и детям стать наконец счастливыми. Они заслужили это.

Кристи хотела что-то сказать, но Марсия уже схватила фен и круглую щетку и принялась укладывать клиентке волосы. Воспользовавшись тем, что можно хранить молчание, Кристи погрузилась в свои размышления.

Когда это Джек Толливер встречался с женщиной старше тридцати?

Да никогда!

Встречался ли он хоть раз с женщиной с детьми? Никогда!

Что же это значит?

Можно ли представить себе, чтобы Джек Толливер пригласил Саманту и ее детей переехать жить в семейный дом? Ведь речь может идти только о поместье на Сансет-лейн. Это немыслимо! Трое детей? Да никогда в жизни! А раз во все эти вещи невозможно поверить – значит, это неправда. Но она сама видела фотографии в газетах, и Марсия чуть не пустила слезу, рассказывая о свалившемся на ее подружку личном счастье.

Дерьмо! О да, ее журналистский нос чует хорошую порцию дерьма, которую при удачном стечении обстоятельств можно будет вылить на Джека Толливера. Кристи готова была поклясться, что это как-то связано с его избирательной кампанией. И тогда… тогда это дело может оказаться самым сенсационным в ее карьере. Она просто чует, что здесь все очень сложно. Саманта Монро получила свой отпуск не просто так. И она, Кристи Скоэн, не успокоится, пока все не разузнает. И тогда скандал, раздутый вокруг той выходки Джека на конференции учителей, покажется всем детским лепетом.

Кристи улыбалась. Она дождалась, пока Марсия закончит колдовать над ее прической, искренне похвалила ее работу и, уходя, оставила щедрые чаевые.

Глава 5

Маргарет Дикинсон-Толливер взяла двумя пальчиками изящную чашечку веджвудского фарфора, поднесла ее к аккуратно накрашенным губам, сделала первый глоток горячего ароматного утреннего кофе и чуть не подавилась.

Глаза ее впились в экран компьютера. Монитор ноутбука занимала черно-белая газетная фотография, на которой ее сын – ее единственный сын – был снят с какой-то рыжей мерзавкой. Фотография была сделана во время футбольного матча, и запечатленные на ней мужчина и женщина смеялись как дети и выглядели абсолютно счастливыми. Миссис Толливер почувствовала, как к горлу подступила тошнота.

Она отвела глаза от монитора, осторожно поставила чашку на блюдце и устремила взгляд в окно. За окном цвел сад, радуя взор тщательно выверенной пышностью. Определенно новый садовник – Нестор – талантливый человек. Клумбы и лужайка наконец-то обрели те размеры и формы, которые миссис Толливер считала идеальными. Край лужайки был ровным, и ни одна травинка не выбивалась из темной земли под розовыми кустами. Миссис Толливер удвоила внимание и через несколько минут тщательного осмотра удовлетворенно вздохнула. Ни единый сорняк не осмелился проклюнуться сквозь толстый слой мульчи. Жимолость наполняла воздух ароматом пышных цветов, а клематисы вились по шпалерам, издалека напоминая роскошные зеленые портьеры, расшитые цветами. Прудик в японском стиле радовал глаз идеальной чистотой.

Маргарет Толливер с неудовольствием вернулась мыслями к насущным проблемам. Ее единственный сын – пример человека, в чьей жизни нет никакого порядка. Подумать только, ему уже далеко не двадцать пять, а его личная жизнь по-прежнему является источником бесконечных сплетен для всех средств массовой информации. Его карьера под угрозой. И он имеет наглость не отвечать на ее телефонные звонки!

Хорошо, что Алан Дитто всегда находит время, чтобы выслушать ее. С тех пор как Алан сделал свое заявление о том, что устал и не желает баллотироваться в сенат, она звонила ему уже три раза. Честно сказать, Маргарет не одобрила столь необдуманный шаг. Он швырнул это свое заявление в политический механизм штата Индиана как мальчишка, который из озорства бросает кирпич в лобовое стекло машины, несущейся на полной скорости. Маргарет упрекнула Дитто в том, что он не счел нужным предупредить ее сына, и Алан отговорился каким-то смехотворным предлогом. Сказал, что забыл. Он всем и каждому повторял, что смертельно устал от Вашингтона и желает вернуться домой. Уж ей ли не знать, что его слова чушь полнейшая! Этот старый ржавый гвоздь считает, что ее сын недостоин занять место в сенате. А сам-то хорош! Маргарет была в курсе всех сплетен о личной жизни Алана Дитто. Нужно сказать, что со времени смерти жены два года назад жизнь сенатора стала гораздо более разнообразной и менее достойной.

18
{"b":"221","o":1}