1
2
3
...
21
22
23
...
81

– Ты грязная свинья!

Само собой, их размолвка стала главной сенсацией вечера. Кристи ушла с банкета без маленькой золотой статуэтки и без мужчины, которого уже привыкла считать не просто бойфрендом, а практически женихом. Обиднее всего было то, что именно в этот вечер Кристи выглядела совершенно потрясающе. Она была прекрасна, знала это и гордилась собой. Марсия уложила ее осветленные волосы в шикарную вечернюю прическу, Кристи надела маленькое розовое платье без бретелек. Она купила это платье на распродаже, но и что с того: оно было недешевым, а сидело просто идеально – даже переделывать ничего не пришлось.

Этот вечер должен был стать для нее триумфальным. Джек Толливер должен был сделать ей предложение! В конце концов, они просто замечательно смотрелись вместе.

Кристи Скоэн вздохнула, возвращаясь к реальности, и продолжала просматривать почту. Электронные письма от коллег, зрителей, информаторов. И конечно, от Брендона Милевски.

Кристи зевнула и положила ноги на стол. Откинувшись в кресле, она подтянула к себе клавиатуру. Что, интересно, этот придурок себе думает? Шесть сообщений за один день! Брендон отирался рядом не первый год и совершенно очевидно сох по ней, но шесть сообщений за вечер – это уж слишком. Что себе вообразил этот толстяк? Что она станет миссис Жена Лоббиста, после того как позволила ему купить для нее бокал посредственного вина? Не дождется.

Испытывая злорадное удовлетворение, Кристи удалила письмо Брендона с приглашением присоединиться к нему и его коллегам за ужином в ресторане «Сент-Элмо». Остальные пять посланий она даже читать не стала. Просто удалила нажатием кнопки. И о чем только она думала в тот день в «Таверне болтунов»? Зачем согласилась выпить вина с Милевски? Теперь он не отвяжется, и будет докучать своим вниманием. Наверное, на нее затмение нашло, решила Кристи. Брендон Милевски не был привлекателен или перспективен. Просто жирный хорек.

Кристи Скоэн выключила компьютер. Пора домой. Она достала из шкафчика туфли на низком каблуке. В них, конечно, нельзя показаться на людях, но до стоянки дойти всего ничего. Мысль о том, что придется опять влезать в сапоги, вызывала тошноту, однако в целом мисс Скоэн была довольна сегодняшним днем. Она носом чуяла сенсацию, которая станет главным актом ее мести Джеку Толливеру. И тогда скандал, раздутый вокруг инцидента на учительской конференции, покажется пустячком, всего лишь пикантной шуткой.

Кристи уселась в маленький ярко-красный «ниссан» и завела мотор. И вдруг ей вспомнилось то шикарное розовое платье, в котором она была на вечере вручения наград. Она не смогла заставить себя надеть его еще хотя бы раз – слишком много плохих воспоминаний. А жаль – платье было просто потрясающее!

– Ее звали Тина, и все кончилось еще до того, как мы с тобой подписали соглашение.

– Ты по ней скучаешь? – спросила Сэм и сразу же обругала себя. Как можно задавать такие личные вопросы человеку, на которого работаешь? Вообще их отношения вряд ли можно считать обычными или даже нормальными. Сейчас у них было вроде как свидание. Но его трудно было назвать настоящим. Сидевший напротив мужчина вызывал у Саманты противоречивые чувства, но одно из них трудно было игнорировать. Джек нравился ей – очень даже нравился. Он веселый и милый, и хорош собой… и каждый раз, как его зеленые глаза задерживались на ней хоть чуть-чуть, Сэм чувствовала примитивное и недвусмысленное возбуждение. А это уже просто ни в какие рамки не лезло – не девочка все-таки!

– Честно сказать, мне не хватает… некоторых аспектов наших с Тиной отношений, – глубокомысленно изрек Толливер и, усмехаясь, поднес к губам бокал вина.

Сэм покраснела, а он явно развлекался.

– Должно быть, Тина – девушка выдающаяся во всех отношениях… и во всех аспектах, – отозвалась Саманта не без ехидства.

Джек рассмеялся, и в глазах его опять появилось весьма странное выражение. Сэм могла поклясться, что это симпатия. Значит, она ему нравится. Ох, лучше не надо! И так проблем хватает.

– Знаешь, Саманта, в жизни случаются странные вещи. Может быть, к концу этих шести месяцев мы с тобой станем настоящими друзьями. А что? Не вижу ничего невозможного.

Тон Джека был дружеским, а улыбка – настоящей, и Саманта, не удержавшись, улыбнулась в ответ. Его зеленые глаза с густыми ресницами сводили ее с ума.

Теплая волна разлилась внутри, согревая руки, заставляя вспыхнуть румянцем щеки. А потом то же тепло спустилось по позвоночнику и что-то сжалось внизу живота. Саманта постаралась взглянуть на происходящее трезво и сказала себе, что, во-первых, пить больше нельзя, вино усиливает возбуждение. А куда еще усиливать-то? Так можно наброситься на Толливера прямо здесь. Вряд ли посетители оценят подобное зрелище по достоинству. Второй вывод был еще менее утешителен. Она слишком долго обходилась без секса и просто-напросто забыла, как надо вести себя в обществе такого невероятно привлекательного мужчины.

– Друзей много не бывает, – пробормотала Саманта, испытывая стыд за банальность реплики, но ничего более умного в голову ей не пришло.

Оторвавшись от салата, Джек насмешливо приподнял бровь:

– Что-то я сомневаюсь, что Монти позволит тебе завести новых друзей.

– Да ладно, у меня полно друзей. – Сэм рассмеялась. – Ты уж не обижайся на Монти. Она… такая, какая есть, и с этим ничего не поделаешь. Мне тоже не всегда нравятся ее комментарии. Иногда так убить готова.

– Расскажи мне, как вы подружились… если это не слишком личный вопрос.

– Мы одновременно начали работать в «Ле сёрк». Были еще совсем девчонками. – Сэм попыталась вспомнить, каково это – быть двадцати двух лет от роду, влюбленной до безумия, с первым ребенком на руках и громадьем планов и надежд. – Нам пришлось учиться – учиться искусству стилиста и парикмахера, учиться растить детей, да просто учиться жить. И мы делали это вместе. Мы делили все – и радости, и печали, и ежедневную рутину, которая иной раз хуже многих печалей. И мы стали семьей. Знаешь, как делают солдаты в бою: я всегда прикрываю ее спину, а она – мою…

Джек оказался внимательным слушателем и приятным собеседником. С ним было легко, и Саманта наконец расслабилась. Вечер прошел просто замечательно. Толливер рассказывал забавные истории про футбол и политику, они много смеялись, и Сэм совершенно забыла, что это не настоящее свидание, а выполнение служебных обязанностей согласно договору.

В какой-то момент Толливер наклонился к ней и прикрыл ладонью ее руку. Саманта заметила, как блестят его глаза. Наверное, кто-то наблюдает за ними, подумала она, но все равно в ней поднялась теплая волна нежности и голова закружилась. Саманта подавила тяжелый вздох: надо же так попасть! Ну почему Джек не толстый лысый зануда? Почему ее работодателем стал красавец, просто созданный для женских грез? Она решила показать, что помнит о своих служебных обязанностях, и, улыбаясь как можно шире, спросила:

– Что там у нас сегодня в сценарии?

– Дай-ка я вспомню. Ты говоришь, что идешь в дамскую комнату, и, когда встаешь, целуешь меня мимоходом. Минут через пять возвращайся, и я представлю тебя тому, кто за это время к нам подсядет.

– А кто это? Кто-то известный? – с любопытством спросила Сэм, не сводя сияющего взгляда с Джека.

Он поцеловал кончики ее пальцев, но зеленые глаза не отпускали ее взгляд.

– Тебе не повезло, – нежно ответил Джек. – Это опять Брендон Милевски.

Сэм рассмеялась, как будто он сказал что-то очень смешное, и почувствовала, что колени ее дрожат. Когда, черт возьми, мужчина последний раз целовал ей руку? Когда вообще кто-нибудь целовал ее по-настоящему? О, у нее есть целых два парня, которых можно обнимать и целовать регулярно. Но одному тринадцать, а другому три, и все это совсем не то. Вспомнив о своих обязанностях, она подхватила сумочку и сказала:

– Я сейчас вернусь.

Сделав шаг, она, как и предписывалось инструкцией, наклонилась к Джеку, чтобы чмокнуть его в щеку. Но он повернул голову и поймал ее губы, и кто знает, почему так вышло – может, из-за вина или одиночества, или просто потому, что Джек был так хорош, – но Саманта ответила на поцелуй, и ее язык скользнул меж его полураскрытых губ. Тут же испугавшись, Саманта отстранилась, растерянно заморгала, а потом чуть ли не бегом кинулась в дамскую комнату. Захлопнув за собой дверь, Саманта ухватилась за край раковины и уставилась на свое отражение в зеркале. На нее смотрела рыжеволосая миниатюрная женщина. Лицо знакомое, но вот поведение… Кто эта смелая женщина? Неужели за четырнадцать лет Саманта так и не нашла времени узнать ее получше?

22
{"b":"221","o":1}