ЛитМир - Электронная Библиотека

К счастью, в гардеробной имелась еще одна ванная комната – не такая шикарная, как в спальне, но Сэм с удовольствием освежилась и решилась наконец покинуть свое убежище. Она открыла дверь и сделала шаг в полутьму спальни. В тот же момент откуда-то из тьмы протянулась рука, схватила ее за плечо и резко дернула. Она врезалась в плотное, горячее тело, но прежде чем успела закричать, ее губы накрыл жадный рот. Толливер умел целоваться, как никто другой; через пару минут Сэм почувствовала, что колени ее слабеют, а мысли путаются.

– Идем со мной.

Джек открыл стеклянную дверь душевой кабины, и Сэм шагнула внутрь, чувствуя себя Алисой в Зазеркалье. Она даже устыдилась немного своих мыслей там, в гардеробной. Пока ее занимали эгоистические размышления о собственном душевном равновесии и моральном спокойствии, Джек планировал для нее следующий акт наслаждения. Он высоко расставил свечи: часть на полку, часть на верхний край душевой кабинки – и получилось волшебное, теплое и многообещающе мокрое любовное гнездышко.

– Ой, Джек, это так мило, но…

– Не беспокойся, горячей воды хватит и еще останется. Резервуар огромен, и даже если мы просидим без света несколько дней, грязнулями ходить не придется.

Сэм смущенно улыбнулась. Кожа Джека золотилась в свете свечей. Даже стрижка у него было исключительно хороша и подходила именно Толливеру-плейбою. Волосы лежали идеальной волной, но были чуть длинноваты, и это придавало ему своеобразный небрежный шарм и подчеркивало холостяцкую натуру. «Если он собирается выиграть выборы, то прическу придется сменить», – почти с сожалением подумала Саманта.

– Ты слишком сексуальный, это нехорошо, это чересчур для политика. – Она провела рукой по его влажным волосам.

– Неужели?

– Да, особенно стрижка. Ее придется сделать короче, чтобы изменить имидж. Сейчас ты подстрижен как плохой мальчик. А нам нужен более положительный образ и, наверное, более взрослый.

– Так мило слышать, что ты заботишься о моем будущем. – Джек поцеловал ее запястье, а потом губы скользнули на тыльную сторону руки, туда, где проходили вены и бился пульс.

«Наверное, он чувствует губами, как бьется мое сердце», – подумала Сэм.

– Мне нравится, когда ты так говоришь… Но те слова – ты знаешь какие – нравятся мне еще больше.

– М-м-м?

– И мне нравится мысль о том, что мы будем вместе эти полгода. Я словно почувствовал себя причастным к чему-то настоящему, понимаешь? Ты принадлежишь к нормальному, реальному миру, не политика, не шоу-бизнес. И ты мне нравишься как человек. И у нас с тобой потрясающе получается заниматься сексом.

– Звучит заманчиво… У меня как-то раньше не было таких отношений. А у тебя?

Толливер притянул ее к себе под теплые струи воды.

– Были женщины либо красивые, либо интересные. Но как-то все вместе никогда не собиралось. До сегодняшнего вечера. Мне было интересно с тобой на концерте, а уж в постели вообще все получилось замечательно.

– Да, мне тоже понравилось, – пробормотала Сэм.

Она провела ладошкой по его щеке. Щека кололась – к вечеру отросла щетина, и на лицо Толливера легла тень. Он стал выглядеть еще лучше и бесшабашнее.

Тревожно заглядывая снизу вверх ему в глаза, Сэм спросила:

– Ты правда уверен, что мы могли бы встречаться эти полгода и не надоесть друг другу? И все не испортить?

– Почему бы и нет?

– Не думаю, что Кара и Стюарт будут в восторге, если узнают, что мы… Ну… ты понял, о чем я.

– О чем? О том, что мы трахались, как кролики?

Саманта рассмеялась.

– А знаешь, что им понравится еще меньше? – насмешливо блестя глазами, спросил Толливер. – То, что ты мне действительно нравишься. Ты интересна мне как женщина и как личность. Это все запутывает еще больше, правда? Если бы это был просто секс…

– А это не просто?

– Для меня нет. – Он склонил голову набок, и поток воды, не встретив на пути препятствия в виде макушки Джека, обрушился на голову Саманты.

Она задохнулась то ли от его слов, то ли от воды, попавшей налицо, и смогла только произнести невнятное:

– Ага.

– А ты? – не унимался Толливер. – Что для тебя значат наши отношения?

– Я пока не знаю… Честно, так сразу непросто разобраться. – Она рассеянно погладила его живот и бедра. Джек был сложен идеально. Как хочется перенести эту красоту на холст! Забывшись, она сказала вслух: – Твое тело совершенно.

Джек улыбнулся.

– Но знаешь, я не уверена, что готова открыть свое сердце и ринуться навстречу чувствам. У меня полно проблем, и разбитое сердце не повысит мою личную самооценку и не сделает мою жизнь более веселой. Я не уверена в тебе. В конце концов, ведь я единственная женщина, с которой ты вообще имеешь право близко контактировать эти полгода.

– Ты мне не доверяешь?

– Трудно так сразу понять человека и узнать, что у него внутри.

Толливер не выказал ни обиды, ни разочарования. Он кивнул, признавая ее право на сомнения, потом притянул Саманту к себе, положил ладони на ее ягодицы и торжественно сказал:

– В чем не приходится сомневаться – ты просто создана для меня. Смотри, как наши тела подходят друг другу. Заметила?

– Тут ты прав на все сто процентов.

– И мне было хорошо с тобой… В тебе… Ты заметила это?

Саманта засмеялась, прижимаясь к нему.

– Я вообще наблюдательная. Вот и сейчас я кое-что чувствую. Там, внизу!

Джек засмеялся и, лаская, принялся поворачивать ее под струями воды.

– Хочу, чтобы ты была мокрая.

– Да я уже.

Он приподнял ее подбородок и заглянул в глаза. Взгляд зеленых глаз был теплым и открытым. Понимающим и нежным. И он вошел в сердце Саманты и заставил ее сжаться от собственной беззащитности. «Так не пойдет! – сказала себе Сэм. – С мистером Толливером надо держаться настороже. Я не могу наделать глупостей и испортить себе жизнь. Я не должна влюбляться в него!»

– Я хочу тебя. Хочу самого сладкого. – Он прошептал эти слова ей на ухо, касаясь ее кожи горячими губами. И прежде чем Сэм успела ответить, опустился на колени. Глядя на нее снизу вверх, спросил:

– Ты позволишь мне? – Его ладони уже раздвигали ей бедра, «Черт, он еще ничего не сделал, а у меня уже колени дрожат. Вот так – от его голоса и прикосновения. Что я за размазня?!» – укорила себя Саманта. Джек погладил ее, пальцы чуть скользнули во влажную глубину ее лона, и она вскрикнула.

– Я не сделаю тебе больно, – ласково прошептал Джек.

Его губы коснулись ее тела. Внутренняя поверхность бедра, завитки волос, и глубже, туда, где прячется центр наслаждения. Саманта прислонилась к прохладной стеклянной стене. Ей лишь однажды удалось уговорить мужа на такой эксперимент. Его хватило на пару минут, и он никогда не соглашался повторить этот опыт. Зачем, зачем столько лет она жила так глупо? Лишила себя такого удовольствия.

– Расслабься, милая, – услышала Саманта шепот Джека, и он ласкал ее, умело и неторопливо, получая удовольствие и давая ей возможность насладиться сполна.

Его горячий язык коснулся клитора, и Сэм испугалась, что потеряет сознание. О таком она даже никогда не мечтала. Горячая вода лилась по ее телу, Джек целовал ее, иногда позволяя себе чуть прихватить кожу зубами, и эти любовные поцелуи прибавляли ласкам остроту, и каждый раз Сэм стонала, не в силах сдержать себя. Его язык ласкал самые потайные уголки ее лона, и каждое прикосновение давало острое наслаждение, и ручейки этих эмоций сливались в поток, который уже затопил волной мозг и теперь поднимался внутри, ожидая чего-то, последнего толчка.

Джек быстрым движением ввел палец в горячее лоно и погладил его изнутри. Этого оказалось достаточно, чтобы волна наслаждения накрыла Саманту с головой. Она закрыла глаза и с удивлением обнаружила, что видит звезды. Сэм была где-то далеко, ее качало и поднимало все выше и выше, и она не чувствовала, что вцепилась в волосы Джека, не слышала собственного стона, потеряв представление о времени и пространстве.

Потом она услышала голос Толливера.

40
{"b":"221","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы
Горький квест. Том 1
Разбуди в себе исполина
Битва за реальность
Шпионка. Почему я отказалась убить Фиделя Кастро, связалась с мафией и скрывалась от ЦРУ
Долина драконов. Магическая Практика