ЛитМир - Электронная Библиотека

Сэм чуть не выплюнула обратно чай со льдом, который мирно пила, пытаясь не обращать особого внимания на музыку.

– Что ты несешь? – возмутилась она, скосив глаза на Грега, Саймона и Лили и убедившись, что никто из детей не прислушивается к разговору. – Ты хочешь сказать, что у меня не хватит силы воли противостоять Джеку Толливеру?

Монти откинулась на спинку стула, скрестила руки на груди и одни м долгим взглядом выразила все, что она думает о способности подруги сопротивляться опытному соблазнителю.

– Нет, Монти, – упорствовала Сэм. – Я не понимаю, что ты хочешь сказать.

– Да я уже все сказала, и достаточно ясно. Будь осторожна и смотри под ноги.

Саманта сделала еще глоток чая в попытке потянуть время. Она оказалась перед непростым выбором. Никогда прежде у нее не было секретов от лучшей подруги. Монти знала все до единой подробности ее жизни, даже самые печальные. И конечно же, Сэм рассказала ей про ту глупую и никчемную ночь, которую провела с архитектором. Но теперь ей пришлось скрыть от Монти многое: и то, что отношения с работодателем приняли не совсем обычный оборот. И то, что именно благодаря Толливеру она получила массу удовольствия от поцелуев, – она не целовалась так никогда в жизни. И то, что именно этот мужчина подарил ей совершенно незабываемый секс, – наверное, многим это показалось бы смешным, учитывая, что ей уже тридцать шесть. Но Монти не стала бы смеяться, Монти бы поняла… вот только рассказать ей нельзя. Они с Джеком долго обсуждали этот вопрос, и пришли к общему решению сохранить тайну. Только они двое знают, каковы на самом деле их отношения. Только так они смогут получать удовольствие от секса, от общества друг друга и ждать, что из всего этого выйдет.

– Я справлюсь с Джеком Толливером, – храбро заявила Саманта, складывая губы в уверенную улыбку и изо всех сил стараясь подавить тот трезвый внутренний голос, который твердил: Монти права, не тебе, неискушенная женщина, тягаться с самым блестящим плейбоем штата Индиана. «Тогда я и пытаться не стану, – заявила Сэм нудному и рациональному внутреннему голосу. – Просто сдамся сразу и получу удовольствие. Хотя бы в течение полугода».

Действительно, чего еще может желать разведенная женщина средних лет, изголодавшаяся по сексу и просто по человеческому участию? Судьба преподнесла ей подарок в виде потрясающе красивого, обаятельного, сексуального мужчина, который проявляет живой интерес не только к ее телу, но и к Саманте Монро как личности. К тому же он поручился своими деньгами, что эта сказка будет продолжаться полгода. От такого предложения не откажется ни одна женщина.

Но Монти не унималась.

– Я не хочу, чтобы он сделал тебе больно, Сэмми, – сказала она. – Не хочу потом видеть твои страдания. На этом парне прямо написано: «Сердцеед и ненадежный тип». Неужели ты так повелась на его улыбку и все эти рестораны и презентации, что не видишь таких очевидных вещей?

– Спасибо за высокую оценку моих умственных способностей.

Монти решила, что на сегодня миссию по спасению заблудшей души Саманты Монро можно считать выполненной, удовлетворено кивнула и соизволила сменить тему:

– Как вы будете действовать, когда приедет его мамаша? Говорят, она настоящий дракон: ест гвозди и плюется огнем. Вы останетесь жить в большом доме или как?

Саманта услышала, как засмеялись Грег и Саймон. Оркестр наконец смолк, и дети с живым интересом прислушивались к разговору.

– Ты назвала мать Джека драконом или мне послышалось? – Лили с величайшим уважением взирала на Монти.

– Ну, не думаю, чтобы Джек сильно возражал, даже будь он здесь. Мне не показалось, что они особенно близки.

– Он разговаривает с ней так, словно совершенно не любит ее… если не хуже, – задумчиво сказал Саймон. – Но как человек может ненавидеть свою мать? Даже если она его достает по полной, все равно это как-то… не понимаю я.

– Надо же, в кои-то веки могу похвастаться, что правильно воспитала своего сына! – воскликнула Монти.

После обеда вся компания загрузилась в машину, и Саманта направилась к самому большому в городе елочному базару, который городские власти устроили на площади Лафайетт, рядом с огромным торговым центром. Они выбрали прекрасную елку: семь футов высотой, пушистую и пахнущую смолой. Трудолюбивые эльфы, работавшие на базаре, упаковали дерево и привязали его к верхнему багажнику автомобиля.

Счастливые и довольные, мамы и дети вернулись в дом на Сансет-лейн и обнаружили, что Джек, как и обещал, оставил посреди гостиной специальную подставку, в которой надлежало закрепить дерево. Саманта и Монти, Лили, Грег и Саймон трудились изо всех сил, но, в конце концов, им удалось установить елку прямо и надежно закрепить ее. Пока они выполняли эту непростую работу, на Дакоту никто не обращал внимания; благо он тихо копошился в уголке. Но как только подошло время украшать елку, выяснилось, что малыш успел открыть все коробки с елочными шарами и другими украшениями и вытащить все до одной проволочки, с помощью которых игрушки вешаются на елку.

– Я молодец, мамочка? – спросил чрезвычайно гордый собой мальчик. – Я помогал!

День прошел мирно и удивительно хорошо. Они плавали в бассейне, слушали рождественскую музыку, потом разошлись по комнатам отдохнуть, и каждый нашел время и место, чтобы по секрету от остальных завернуть в красивую бумагу подарки. Под елкой росла груда коробок и свертков, перевязанных ленточками и украшенных бантиками.

Монти сделала на ужин свое фирменное блюдо – цыпленка. А еще она запекла яблоки в тесте и приготовила шоколадный торт на десерт. А после ужина они разожгли большой камин в гостиной.

Сэм смотрела на огонь и думала о том, что давно ни у кого из них не было такого мирного, такого счастливого дня. Дети сидели на полу, сонно таращась в огонь, и лица их выглядели умиротворенными и немножко усталыми. Дейл спал рядом, время от времени подергивая лапами и повизгивая – должно быть видел свои собачьи сны. «Я могла бы написать эту сцену, – решила Сэм. – Это была бы такая рождественская пастораль. И картина излучала бы тепло, если передать на холсте эти отблески огня на детских лицах».

– После праздников я начну рисовать, – сказала она вслух. – Сразу же, как только найду в доме подходящее местечко.

– Это хорошо, – пробормотала Монти, отпивая по глоточку вой кофе без кофеина и улыбаясь подруге. – А я-то все ждала, когда же ты оттаешь для этого.

– Ах вот как! Тогда… тогда тебе пора опять начинать петь! – поддразнила ее Сэм.

– Ну не знаю. Ты действительно думаешь, что есть спрос на певиц средней возрастной категории с начинающимся варикозом нижних конечностей и карпальным синдромом верхних?

Подруги рассмеялись, счастливые уже оттого, что профессиональные заболевания еще только намечаются, хотя тринадцать лет простоять у парикмахерского кресла не так просто, и они видели, как страдают коллеги.

– Радуйся, что тебе удалось хоть на время отделаться от работы, – хмыкнула Монти.

– Я и радуюсь. Честно. – Сэм смотрела на подругу с улыбкой. – Жду не дождусь, когда завтра вечером ты откроешь свой подарок. Я хочу увидеть твое лицо.

– Как здорово! А мне ты тоже припасла что-нибудь приятное? – Голос Джека наполнил тихую комнату, и все оживились, словно он развеял сонные чары, сковавшие детей и их мам.

Сэм почувствовала, как ускоряется ее пульс, а по телу разливается тепло. Да что же это такое!

– Мистер Джек, привет!

Дакота вскочил на ноги и колобком понесся навстречу Толливеру. Прежде чем Саманта успела хоть слово сказать или остановить малыша, тот прыгнул на гостя, ни секунды не сомневаясь, что тот его поймает. Женщины на миг задержали дыхание, успев испугаться – все-таки Джеку раньше не приходилось иметь дело с маленькими детьми, так что он мог быть не готов… Но Джек не подвел: ловко подхватил малыша на руки, на секунду прижал его к себе и осторожно поставил на пол.

– Привет, Бен, – сказал он улыбаясь. – Что поделываете?

Монти нахмурилась и бросила вопросительный взгляд на подругу. Та лишь пожала плечами. Лично она не разделяла уверенности Джека, который упорно настаивал на своей теории, что отказ малыша пользоваться горшком или унитазом связан с его необычным именем. Но если мальчик не возражает, когда его зовут Бенджамином, то и она из-за этого спорить не станет, потому что вреда в том не видит. Дейл проснулся и принялся лаять на вновь пришедшего. Саманта неохотно поднялась с дивана: нужно вернуть собаку на крытое крыльцо, там место его официального пребывания. Или заключения? Когда Сэм проходила мимо Джека, тот подмигнул ей и прошептал:

46
{"b":"221","o":1}