ЛитМир - Электронная Библиотека

– Никто, кроме тебя. – Саманта засмеялась и поцеловала Джека в щеку, понимая, что сейчас дружеское настроение уступит место возбуждению. «Это удивительно, – сказала себе Сэм. – Мы как подростки, которые наконец дорвались друг до друга и до секса». И точно: Толливер притянул ее поближе и руки его заскользили по бедрам Саманты.

– Прошло уже четыре дня, Сэм.

– Пять. Я тоже считала.

– Господи, так вот почему я так умираю от желания!

Сэм взглянула в сияющие зеленые глаза Джека, зажмурилась, вдохнула запах его тела и быстро скинула ботинки. Потом спрыгнула со стола и принялась торопливо срывать с себя одежду. Джек успел раньше и уселся на стол нагим. Саманта окинула долгим взглядом его загорелое тело и в который раз подумала, что этот человек непозволительно похож на античное божество. Он прекрасен, прекрасен… С ее губ сорвался стон, и она чуть не оборвала пуговицы на блузке, так ей хотелось поскорее оказаться в его объятиях.

– Я просто должна тебя нарисовать, – пробормотала она.

– Сейчас? – В глазах Джека заметалась паника.

Саманта рассмеялась и вновь села к нему на колени.

– Ну, прямо сейчас у меня другие планы. Но может, на днях. Вообще-то я умирала от желания нарисовать тебя с первой встречи. Представляешь, сразу как увидела, так и решила: этого человека просто необходимо нарисовать.

– Да ты что? Должен сделать ответное признание: с первой же нашей встречи мне тоже хотелось кое-что с тобой сделать.

Саманта обняла его, прижимаясь все теснее и крепче и чувствуя, как по телу пробегает дрожь возбуждения. Удивительно, она заводится от одного прикосновения к телу Джека… вообще-то еще до прикосновения, если быть совсем честной.

– И что же ты хотел со мной сделать? – Сэм, улыбаясь, смотрела в его лицо, видя, как темнеют от желания глаза и раздуваются ноздри.

– Во-первых, мне ужасно хотелось тебя поцеловать. – И он поцеловал Саманту. Поцеловал горячо и крепко, так что ее лоно наполнилось влагой, а в горле родился тот стон, который буквально приводил Джека в неистовство. Но, сдерживая себя, он продолжил, и голос его звучал хрипло и страстно: – Мне хотелось обнять тебя крепко-крепко и ласкать тебя, всю-всю…

Руки его путешествовали по телу Саманты, неся с собой удовольствие. Ей казалось, что от пальцев Джека исходят крошечные электрические разряды. Они покалывают кожу и накапливаются внутри, грозя вскоре перерасти в мощную вспышку. Плечи, спина, бедра… Ладони Толливера сжались, и он приподнял Сэм и резко притянул к груди, насаживая на себя. Их взгляды встретились, и Джек прошептал:

– Я хотел тебя с первой же минуты нашей встречи… как только ты вошла в тот зал для переговоров.

Он удерживал Сэм на весу, не позволяя себе проникнуть глубоко в теплую влажность ее плоти. Ласковой пыткой были круговые движения члена, которые Джек совершал у самого входа в ее лоно.

– Ты негодяй… я так больше не могу… – Сэм задыхалась, все внутри ныло, требуя наполнить ее тело, ощутить его, такого большого и горячего, но он медлил, и Саманта возбуждалась все больше и больше. Они по-прежнему смотрели в глаза друг другу; вдруг Сэм увидела, что лицо Толливера исказилось, как от боли, а губы дрогнули.

– Что с тобой? – испуганно спросила она.

Он замер, закрыв глаза. Несколько секунд они провели в полной неподвижности, Сэм боялась даже дышать, немного испуганная, не понимая, что происходит. Джек открыл глаза и хрипло выдохнул:

– Я должен сказать… Я хотел любить тебя. Ты должна знать… любить тебя.

Джек словно очнулся и быстрым движением насадил ее на себя. Сэм вскрикнула, чувствуя, как тело ее пульсирует от удовольствия, обретая его, впуская в себя все глубже… Толливер продолжал говорить, хрипло и страстно:

– Я хотел узнать о тебе все, чтобы понять, как сделать тебя счастливой. – Он покачивал ее бедра, заставляя скользить вверх-вниз.

– Я хотел, чтобы ты стала моей. По-настоящему и навсегда.

– Когда ты этого хотел?

– Всегда… нет, неправда! Сейчас. Я понял это только сейчас. Я хочу, чтобы ты осталась. Не уходи, Сэм, останься со мной! Иначе я не переживу этот май месяц!

– Но как же… О-о!

Он сжал зубами ее сосок, потом быстро схватил другой. Выгнулся, входя в нее так глубоко, что у Саманты перехватило дыхание.

– Давай, Сэм, я хочу увидеть, как ты улетаешь к звездам. Никогда прежде я не хотел увидеть, как женщина кончает, но я любуюсь тобой. Я хочу, чтобы тебе было хорошо, Сэм. Сейчас, всегда. Боже мой, Сэм, я хочу…

– Все, что скажешь. Я дам тебе все, что ты захочешь, все, что пожелаешь…

– Я хочу, чтобы ты родила мне ребенка, Сэм.

Джек вдруг замер, словно пораженный своими словами. Взглянул на Саманту, на ее раскрасневшееся лицо, на круглые от удивления глаза, искусанные от страсти губы и, расхохотавшись, возобновил толчки, возносящие его женщину все выше, все ближе к пику удовольствия.

– Да, я уверен, я это чувствую! – Теперь Толливер почти кричал в восторге от собственной целостности и ощущения реальности мира. – Я хочу, чтобы ты родила мне ребенка!

Саманта удивилась бы, а может, и испугалась бы, но не успела. Оргазм захлестнул ее тело и мозг, топя окружающий мир во влажном блеске, где ничто не имело значения, кроме Джека, который держал ее крепко-крепко, был внутри ее, целовал ее и повторял ее имя.

Он кончил сразу же за ней, и пока оба они с трудом приходили в себя, не размыкая объятий, и пытались хоть как-то отдышаться, Саманта успела дважды посчитать дни, оставшиеся до наступления месячных, и поняла, что сегодняшний день был самым неудачным для незащищенного секса. Видимо, с точки зрения Джека – о которой она только что узнала, – это был весьма удачный день. То есть она имеет все шансы забеременеть.

– Прости, – покаянно произнес Толливер через несколько минут. – Я совсем забыл про презерватив.

– М-да… наверное, им все же стоило воспользоваться.

– Да ладно… я уверен, все будет в порядке.

– Ну да.

Джек молча встал со стола и оделся. Потом повернулся к Саманте и негромко сказал:

– Я вижу, ты сердишься на меня.

– Нет. – Саманте вдруг показалась, что она чертовски устала, словно секс отнял у нее все силы. Кое-как закончив натягивать на себя одежду, она буквально упала на табурет и, опустив голову, уставилась на собственные ботинки. – Я не сержусь… я растерялась. То, что ты только что сказал… и то, что мы сделали. И то, что мы продолжаем делать… друг с другом и с нашими жизнями. Что мы делаем, Джек? Наверное, мы оба сошли с ума. Ты забыл, зачем все это? Зачем ты привез меня в этот дом? Я здесь для того, чтобы помочь тебе стать сенатором, а не для того, чтобы ты потерял голову, влюбился и решил завести детей.

– Ах да! – На губах Джека появилась кривая улыбка. – Точно. То-то мне казалось, что я что-то пропустил.

– От тебя с ума сойти можно, Джек Толливер! – Саманта улыбнулась. – Иногда мне кажется, что тебе просто наплевать, попадешь ты в сенат или нет! – Она подождала ответа, но Джек молчал. Саманта взглянула на него внимательнее. – Эй, Джек? Ну-ка признавайся: ты хочешь стать сенатором или нет?

– Не знаю.

– Что? – Саманта вытаращила глаза и решила, что она не расслышала.

Толливер усмехнулся и громко и четко повторил:

– Не знаю. Я не уверен в том, что хочу стать сенатором.

В студии стало тихо. Толливер подошел к одному из окон и ставился на зимний пейзаж за стеклом. Потом спросил:

– Когда Грег и Лили вернутся из школы?

– Школьный автобус приедет не раньше чем через полчаса, – отозвалась Саманта. – У нас еще есть время. Расскажи не, что происходит, Джек. Почему ты прикладываешь столько усилий и тратишь миллионы долларов ради достижения цели, которая тебя вовсе не привлекает? Как же так: столько трудов, а ты даже не уверен, что тебе это нужно?

– Не бойся, я буду хорошим сенатором. Я профессиональный политик и умею делать свою работу хорошо.

– Нет, это нечестно. Если ты не хочешь быть сенатором, ты не должен участвовать в выборах.

53
{"b":"221","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Карпатская тайна
Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
С чистого листа
Маяк Чудес
День полнолуния (сборник)
Слова, из которых мы сотканы
Невеста
Убийство Спящей Красавицы