1
2
3
...
60
61
62
...
81

– Я всегда хотела быть частью настоящей семьи, – медленно заговорила Саманта. – Чтобы мужчина и женщина любили друг друга страстно, но относились бы друг к другу с уважением и добротой. И вот этого-то у меня и не было. Митч, он… он не был страстным, и теперь мы все знаем, почему именно.

Губы Саманты дрогнули, но она пыталась улыбаться, и это трогательное зрелище заставило Джека страдать.

– Он просто с самого начала был таким, милая. Я имею в виду – голубым. Ты ни в чем не виновата.

Он нежно провел ладонью по ее щеке.

– Я знаю.

– Он притворялся. Может, просто сначала сам не понимал, что ему нужно. И честно говоря, я рад, что он оставил тебя. Чего я не могу понять, так это как мужчина может бросить своих детей. Это подло.

– Знаешь, потом я поняла, что он просто-напросто использовал меня. С того момента как я залетела, и мы решили пожениться, я фактически полностью содержала его. Стеклодувная мастерская так и не начала приносить прибыль. Наши отношения не были равноправными, нас нельзя было назвать партнерами. И он редко бывал добр ко мне… Так что нашему браку не хватало… всего: страсти, взаимного уважения и доброты. Я… я очень хотела бы найти это теперь, когда я с тобой.

– Клянусь, милая, я дам тебе все это.

– Я тоже хочу… я буду для тебя страстной и доброй. И стану уважать тебя.

– Ради тебя, Сэм, я сделаю все, что угодно.

– Тогда люби меня. Просто люби – крепко-крепко. А все остальное сложится само собой.

Джек сел и обнял Саманту. Ночь только начиналась, и они были вместе. К утру Толливер точно знал, что нашел наконец свое место в этом мире. Его место рядом с Сэм, а его предназначение – любить ее тело и душу и сделать ее счастливой.

Глава 13

– Сэмми, с тобой все в порядке? Ты выглядишь осунувшейся. Мне кажется, что ты похудела.

– Я? Хо-хо! Это ты похудела и очень заметно! И вообще, знаешь, Монти, ты стала выглядеть просто потрясающе.

Саманта оторвала взгляд от кучки конвертов, лежавших на столе, и тепло посмотрела на подругу. Кто бы мог подумать, что два месяца в спортзале возымеют такой эффект!

– Да. – Монти провела рукой по заметно постройневшим бокам и бедрам и довольно улыбнулась. – Неплохо получается, правда? В некоторых местах я вроде как похудела, и поэтому кажется, что в других – гораздо более важных местах – у меня даже кое-что прибавилось.

Женщины дружно рассмеялись.

Саманта бросила взгляд в сторону бассейна. Дети купались и, как обычно, переругивались. Сэм прислушалась. Надо же, просто приятно слышать, что Грег за всю долгую и выразительную тираду, обращенную к сестре, ни разу не заикнулся.

Саманта вернулась к просмотру счетов и рекламных буклетов, из которых по большей части и состояла почта. В душе ее царили мир и покой. Действительно, у нее есть все, чего может желать женщина. Замечательные дети. Любимый мужчина. Она перестала бояться этого слова и теперь получала огромное удовольствие от того, что любит. Избирательная кампания Джека продвигается с успехом. Они договорились, что после выборов сообщат заинтересованным лицам, что действительно решили остаться вместе и что благодаря им они теперь счастливая пара. Будущее выглядело безоблачным, и впервые за много лет Сэм без страха думала о том, что будет завтра, в следующем месяце или через год.

Она улыбнулась своим мыслям, взглянула на простой белый конверт, который лежал перед ней на столе, – и ей показалось, что сердце в груди остановилось. Сжав зубы, чтобы прекратить охватившую ее тело дрожь, Саманта два раза прочла адрес, написанный столь хорошо знакомым почерком. Этого не может быть. Она закрыла глаза, пытаясь унять головокружение, но дурнота не отступала.

– О Господи, – прошептала Сэм.

– Что там? – лениво спросила Монти. – Банк уведомляет тебя, что у них не хватает места, чтобы хранить твои деньги? Подвалы под завязку, и ты должна срочно пригнать грузовик за излишками золота? Эй, Сэмми, да на тебе лица нет!

Саманта смотрела на Монти, но встревоженное лицо подруги предательски расплывалось перед глазами.

– Я получила письмо от Митчела„– прошептала она.

– Чего? – Монти с тревогой посмотрела на побледневшую подругу.

– Слушай, я… я не могу его открыть. Давай ты. – Сэм толкнула конверт к Монти и откинулась на спинку кресла, обхватив плечи руками.

– Хочешь, чтобы я открыла? А если там споры сибирской язвы?

– Нет там никакой язвы, – пробормотала Саманта. – А вот дерьма может быть очень много.

Монти, хмурясь, разглядывала конверт.

– Слушай, а ведь это адрес в Индианаполисе. То есть твой бывший муженек в городе? И что, он совсем ничего не боится? Надо же… Похоже, мне надо наточить кое-что из своих инструментов и кое-куда прокатиться. Благо обратный адрес здесь имеется, и он вполне разборчив.

– Прочти письмо вслух. Пожалуйста.

Монти вскрыла конверт и достала сложенные листки бумаги.

– Так, что тут у нас?.. Не испачкаться бы…

Она взглянула в сторону бассейна, убедилась, что дети заняты игрой и не проявляют интереса к беседе взрослых, и принялась читать:

«Дорогая Сэм. Я понимаю, что ты испытаешь шок, когда получишь это письмо. Поверь, я сам себе не верю и очень переживаю даже сейчас, когда пишу его. Во-первых, я хотел извиниться за то, что оставил тебя так внезапно и не выполнял свои родительские обязанности. Знаешь, в последнее время я много думал, и мои душевные метания и искания не прошли даром. Я осознал, что был не прав, и не прошу, чтобы ты меня простила, так как понимаю, что это было бы слишком самонадеянно с моей стороны.»

– Ну хоть это понимает, – мрачно заметила Монти.

– Читай дальше.

«В моей жизни было много трудностей и слишком мало счастья, но теперь этот период заканчивается. В прошлом я наделал глупостей и навлек на себя большие неприятности, как личные, так и финансового плана. Однако сейчас все потихоньку налаживается.

Я прилагаю к письму копию чека, который должен поступить в банк не позже четверга. Я уплатил долг по алиментам и впредь надеюсь четко и добросовестно выполнять свои родительские обязанности. Все, что тебе нужно сделать, – это отправиться за чеком в офис прокурора или распорядиться, чтобы они перевели деньги на счет. Через пару месяцев мне предстоит предстать перед судом, где меня, возможно, ждет наказание за пренебрежение своим отцовским долгом и неуплату алиментов. Но я готов ответить за совершенные мной ошибки.»

Монти несколько секунд молча таращилась на подругу круглыми глазами. Потом убедилась, что в конверте действительно имеется копия чека на пятьдесят семь тысяч долларов, и показала его Сэм.

– Знаешь, как говорят: деньги к деньгам, – не скрывая растерянности, сказала она.

– Там больше ничего нет? Ты дочитала до конца? – спросила Сэм, которой все еще было трудно дышать.

Монти откашлялась и принялась читать дальше.

«У меня к тебе только одна просьба: давай встретимся, чтобы я мог лично извиниться перед тобой за все свои проступки; а кроме того, мне хотелось бы обсудить, каким именно образом я буду общаться со своими детьми.»

Монти сложила письмо и убрала его обратно в конверт. Конверт она бросила на стол перед Самантой. Сэм схватила его и, оглянувшись на детей в бассейне, спрятала в карман джинсов.

– Я не могу в это поверить. Это неправда, неправда! – Саманта закрыла лицо руками. Ей казалось, что на груди ее лежит большой камень, который мешает дышать, и тяжесть эта болью отзывается в сердце.

Потом она отняла руки от лица и тревожно уставилась на Монти. Подруга смотрела на нее с не меньшим беспокойством.

– Я и представить себе не могла, что когда-нибудь он умудрится выплатить долг, явится в город и захочет видеть детей. Как я им скажу, что Митч вернулся? Это их убьет! А Дакота? Что я скажу Дакоте? Он его знать не знает! Ни разу в жизни не видел!

61
{"b":"221","o":1}